IPB

Здравствуйте, Гость ( Авторизация | Регистрация )

20 страниц  1 2 3 > »  
Тема закрытаСоздать новую темуСоздать новое голосование

Схематически · [ Стандартно ] · Линейно

> Император Август-2, Продолжение обсуждения

AlexeyP
post Aug 16 2004, 11:05
Создана #1


Цензор
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15638
Зарегистрирован: 10-April 04
Из: New Jersey
Пользователь №: 43



Мирча Элиаде "ИСТОРИЯ ВЕРЫ И РЕЛИГИОЗНЫХ ИДЕЙ":
QUOTE
«Во время всех исторических кризисов римский народ был одержим двумя сумеречными мифами: 1) жизни Города пришел конец, продлится она ограниченное число лет («мистическое» число, открывшееся Ромулу в образе видения о двенадцати орлах); и 2) "Великий Год" положит предел всей истории, в том числе и римской, когда наступит вселенский ekpyrosis. Сама история Рима взяла на себя труд рассеять эти опасения — так как через 120 лет после основания Рима стало ясно, что двенадцать орлов, увиденных Ромулом, не означали 120 исторических лет в жизни Города, чего страшились многие. А через 365 лет стало ясно, что "Великий Год" вовсе не означает, что каждый год вечного Города равнозначен одному дню, и возникло предположение, что судьба дарует Риму иной "Великий Год", состоящий из двенадцати месяцев по сто лет каждый»

В период гражданских воин имело хождение значительное количество апокалипсисов восточного происхождения: те из них, что дошли до нас под названием «Сивиллиных книг», предсказывали падение римского владычества. Более того: старая навязчивая идея конца Рима1 на сей раз как будто бы подтвердилась кровавыми событиями современной истории. Гораций не скрывал своих опасений по поводу будущей судьбы Города («Эподы», XVI).
Как только Цезарь перешел Рубикон, неопифагореец Нигидий Фигул возвестил о начале вселенской и исторической драмы, должной положить конец Риму и самому роду человеческому (Lucain. Pharsale, 639, 642-645). Но в царствование Августа, пришедшее на смену затяжным и опустошительным войнам, казалось, установился pax aeterna. Опасения, навеянные двумя мифами — о «Веке Рима» и о «Великом Годе», — оказались напрасными. С одной стороны, Август воссоздал Рим заново, следовательно, за его прочность опасаться не приходилось, с другой стороны, переход от железного к золотому веку произошел без катастрофы космического масштаба. Действительно, у Вергилия последний saeculum, век Солнца, чреватый вселенской смутой, заменен веком Аполлона; и таким образом ekpyrosis был обойден, а гражданские войны сочтены знаком самого перехода от Железного века к Золотому. Позже, когда в царствование Августа, похоже, реально установился золотой век, Вергилий («Энеида» I, 255 и сл.) говорил римлянам о незыблемости Города. Юпитер, обращаясь к Венере, уверяет ее в том, что не создаст для римлян никаких ограничений во времени или в пространстве: «Бесконечное царство я им дал» (imperium sine fine dedi).

После публикации «Энеиды» Рим был назван urbs aeterna, a Август провозглашен вторым основателем вечного Города. Дата его рождения, 23 сентября, стала считаться «исходной точкой Мироздания, которое Август спас и преобразил»2. Так рождается надежда на периодическое возрождение Рима — ad infinitum. Избавившись от мифов о двенадцати орлах и ekpyrosis, Рим мог распространиться, как об этом возвещает Вергилий («Энеида», VI, 798) до пределов, которые лежат «вне года-солнца дорог» {extra anni solisque vías).

В IV «Эклоге» Вергилий возвещает о том, что Золотой век снова начнется при консульстве Азиния Поллиона (прибл. 40 г., т.е. перед окончательной победой Октавиана). «Сызнова нынче времен зачинается строй величавый (magnus ab integro saeclorum nascitur ordo). Дева грядет к нам опять (Jam redit et Virgo), грядет Сатурново царство»*84. «Золотая раса» расселится повсюду в мире, и сам Аполлон — ее Верховный Владыка (5-10). Вергилий связывает все эти особые знаки возвращения Золотого Века с рождением младенца, личность которого не установлена, но многие ученые предполагают, что речь идет о сыне Поллиона. Смысл этой вдохновенной и загадочной поэмы обсуждался и обсуждается до сих пор. Для наших целей достаточно подчеркнуть визионерскую мощь Вергилия: как подлинный vātēs [пророк], он уловил разом космический и религиозный контекст окончания гражданских войн и распознал эсхатологическую роль мира, который установился в результате победы Октавиана Августа.


Элиаде интересен, и вроде бы считается серьёзным ученым. Но иногда некоторые вещи у него кажутся мне сомнительными. Как Вы полагаете, могло бы у воцарения Августа быть ТАКОЕ идеологическое обеспечение?
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
S.P.Q.R.
post Aug 16 2004, 20:49
Создана #2


Претор
********

Группа: Banned
Сообщений: 1624
Зарегистрирован: 29-May 04
Из: Советский Союз
Пользователь №: 74



Похожая мысль:

QUOTE
Для выяснения возможного влияния этрусских представлений на формирование идеи о «золотом веке» и явлении пророка под видом младенца может быть привлечена IV эклога Вергилия. В символическо-мифологической форме поэт приветствует возвращение в недалеком будущем царства Сатурна. Обновление природы, наступление счастливого века связано с появлением чудесного младенца, «отпрыска богов». По мере его мужания будут отступать войны и пороки, природа сама будет благоухать, и наступит время полного благоденствия. В консульство Поллиона исчезнут все преступления, и воцарится мир. Поэт мечтает дожить до того блаженного времени, чтобы полнее прославить деяния питомца Юпитера.

Принимая младенца за действительное лицо, толкователи Вергилия уже в древности ставили вопрос: кто он? Сохранившиеся списки имен мальчиков, родившихся в 40-е гг., к которым могла бы

—18—
относиться эклога, свидетельствуют о страстной попытке древних найти подлинное лицо, воспетое Вергилием, версии, отстаивающие реальное существование ребенка, отпадали одна за другой. Спор, начатый еще римскими грамматиками, затянулся и до сих пор9. Была высказана мысль, что у Вергилия в аллегорической форме изображено определенное событие, скорее всего, Брундизийский мир, прекративший спор между Антонием и Октавианом. Сформулированный когда-то тезис, что puer naecor — живой образ «золотого века» в ряде веков и что Вергилий отождествлял чудесное дитя с наступающим столетием, поддерживается активно и сейчас10. Нам кажется оправданным предположение, что мечты, тревожившие умы того времени о воцарении счастливой эпохи, приняли у Вергилия определенную форму, облеклись в живой образ рождающегося младенца. В воображении поэта этот век рождается и постепенно мужает. Мессианизм эклоги связан с циклической концепцией времени. Ведь «золотой век» возвращается, его установлению предшествует повторение исторических событий, его возрождение будет подобно дням царствования Сатурна. Пророческое содержание IV эклоги послужило поводом для признания за Вергилием славы христианского писателя, извещающего в стихотворной форме о рождении Христа11.


http://ama.sgu.ru/ama05/ama0502.html


--------------------
You may see the meaning of within...
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Aelia
post Aug 16 2004, 21:03
Создана #3


Virgo Maxima
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 29600
Зарегистрирован: 18-March 04
Из: Подмосковье
Пользователь №: 4



QUOTE
Как Вы полагаете, могло бы у воцарения Августа быть ТАКОЕ идеологическое обеспечение?

У него было очень хорошее идеологическое обеспечение.

Светоний, "Божественный Август"

94. Заговорив об этом, не лишним будет сообщить и о событиях, случившихся до его рождения, в самый день рождения и впоследствии, по которым можно было ожидать его будущего величия и догадываться о его неизменном счастье.

(2) В Велитрах некогда молния ударила в городскую стену, и было предсказано, что гражданин этого города когда-нибудь станет властителем мира. В надежде на это жители Велитр и тогда и потом не раз воевали с римским народом, едва не погубив самих себя; но последующие события показали, что это знамение предвещало могущество Августа. (3) Юлий Марат сообщает, что за несколько месяцев до его рождения в Риме на глазах у всех совершилось чудо, возвестившее, что природа рождает римскому народу царя. Устрашенный сенат запретил выкармливать детей, которые родятся в этом году; но те, у кого жены были беременны, позаботились, чтобы постановление сената не попало в казначейство223: каждый надеялся, что знамение относится к нему. (4) У Асклепиада Мендетского в "Рассуждениях о богах" я прочитал, что Атия однажды в полночь пришла для торжественного богослужения в храм Аполлона и осталась там спать в своих носилках, между тем как остальные матроны разошлись по домам224; и тут к ней внезапно скользнул змей, побыл с нею и скоро уполз, а она, проснувшись, совершила очищение, как после соития с мужем. С этих пор на теле у нее появилось пятно в виде змеи, от которого она никак не могла избавиться, и поэтому больше никогда не ходила в общие бани; а девять месяцев спустя родился Август и был по этой причине признан сыном Аполлона. Эта же Атия незадолго до его рождения видела сон, будто ее внутренности возносятся ввысь, застилая и землю и небо; а ее мужу Октавию приснилось, будто из чрева Атии исходит сияние солнца.

(5) В день его рождения, когда в сенате шли речи о заговоре Катилины, Октавий из-за родов жены явился с опозданием; и тогда, как всем известно и ведомо, Публий Нигидий, узнав о причине задержки и спросив о часе рождения, объявил, что родился повелитель всего земного круга. А потом Октавий, проводя свое войско по дебрям Фракии, совершил в священной роще Вакха варварские гадания о судьбе своего сына, и жрецы ему дали такой же ответ: (6) в самом деле, когда он плеснул на алтарь вином, пламя так полыхнуло, что взметнулось выше кровли, до самого неба – а такое знаменье у этого алтаря было дано одному лишь Александру Великому, когда он приносил здесь жертвы. И в ту же ночь во сне Октавий увидел сына в сверхчеловеческом величии, с молнией, скипетром и в одеянии Юпитера Благого и Величайшего, в сверкающем венце, на увенчанной лаврами колеснице, влекомой двенадцатью конями сияющей белизны.

Еще во младенчестве, как о том повествует Гай Друз, однажды вечером нянька оставила его в колыбели на полу, а на утро его там не было. Только после долгих поисков его, наконец, нашли: он лежал в самой высокой башне дома, с лицом, обращенным к солнцу. (7) Только что научившись говорить, он однажды в дедовской усадьбе приказал замолчать надоедливым лягушкам и, говорят, с этих пор лягушки там больше не квакают. А когда он завтракал в роще на четвертой миле по кампанской дороге, орел неожиданно выхватил у него из рук хлеб, взлетел в вышину и вдруг, плавно снизившись, снова отдал ему хлеб225. (8) Квинт Катул, освятив Капитолий, две ночи подряд видел сон: в первую ночь – будто Юпитер Благой и Величайший выбрал одного из подростков, резвившихся вокруг его алтаря, и положил ему на грудь изображенье богини Ромы226, которое держал в руке; во вторую ночь – будто он увидел того же мальчика на коленях у Юпитера и приказал его оттащить, но бог удержал его, провещав, что в этом мальчике возрастает хранитель римского государства. А на следующий день Катул встретил Августа, которого никогда не видел, и всмотревшись в него, с восторгом сказал, как похож он на мальчика, который ему снился. Впрочем, некоторые рассказывают первый сон Катула иначе: будто Юпитер в ответ на крики мальчиков, требовавших себе заступника, указал им на одного из них, в котором сбудутся все их желания, и коснувшись перстами его губ, поцеловал персты. (9) А Марк Цицерон, сопровождая Гая Цезаря на Капитолий, также рассказывал друзьям свой сон минувшей ночи: будто отрок с благородным лицом спустился с неба на золотой цепи, встал на пороге Капитолийского храма и из рук Юпитера принял бич; когда же он вдруг увидел Августа, никому еще не знакомого, который сопровождал своего дядю Цезаря к жертвоприношению, он воскликнул, что это тот самый, чей образ являлся ему во сне.

(10) Когда он впервые надевал тогу совершеннолетнего, его сенаторская туника разорвалась на обоих плечах и упала к его ногам; некоторые увидели в этом знак, что все сословие, носящее эту одежду, когда-нибудь подчинится ему. (11) При Мунде, когда божественный Юлий вырубал лес на месте будущего лагеря, он увидел среди деревьев пальму и велел сохранить ее как предвестье победы; а пальма внезапно пустила побег, который за несколько дней так разросся, что не только сравнялся с материнским стволом, но и покрыл его своей тенью; и в ветвях у него появились голубиные гнезда227, хотя эти птицы больше всего не любят жесткой и грубой листвы. Именно это знаменье, говорят, и побудило Цезаря назначить своим преемником внука своей сестры вперед всех остальных. (12) В бытность свою в Аполлонии он поднялся с Агриппой на башню к астрологу Феогену. Агриппа обратился к нему первый и получил предсказание будущего великого и почти невероятного; тогда Август из стыда и боязни, что его доля окажется ниже, решил скрыть свой час рождения и упорно не хотел его называть. Когда же после долгих упрашиваний он нехотя и нерешительно назвал его, Феоген вскочил и благоговейно бросился к его ногам. С тех пор Август был настолько уверен в своей судьбе, что даже обнародовал свой гороскоп и отчеканил серебряную монету со знаком созвездия Козерога228, под которым он был рожден.


О культурной политике Августа можно вот здесь почитать:
http://www.sno.7hits.net/lib/shif/5.htm


--------------------
Nihil enim malo quam et me mei similem esse et illos sui.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Aelia
post Aug 16 2004, 22:00
Создана #4


Virgo Maxima
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 29600
Зарегистрирован: 18-March 04
Из: Подмосковье
Пользователь №: 4



QUOTE
Да уж, смотря что считать режимом и что считать политическим лицемерием. Я думаю, что приведенная Элией фраза из Утченко - пример современного взгляда на события многовековой давности. Думаю, что большинству современников Августа такие мысли в голову не приходили.

Вы полагаете?

Светоний, Божественный Август, 35
Он вернул сенат к прежней численности и к прежнему блеску, дважды произведя пересмотр списков95: в первый раз выбор делали сами сенаторы, называя друг друга, во второй раз это делал он сам вместе с Агриппой. Говорят, что при этом он сидел на председательском кресле в панцире под одеждой и при оружии, а вокруг стояли десять самых сильных его друзей из сената; (2) Кремуций Корд пишет, что и сенаторов к нему подпускали лишь поодиночке и обыскав.

Вы думаете, этим сенаторам не приходило в голову, что окружающая действительность как-то мало похожа на "восстановленную республику"?

Вспомните реакцию сенаторов, когда Цезарь отказался подняться им навстречу. Попробовал бы он их обыскивать.


--------------------
Nihil enim malo quam et me mei similem esse et illos sui.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Lanselot
post Aug 17 2004, 06:20
Создана #5


Гетьман
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 23531
Зарегистрирован: 17-March 04
Из: Kyiv
Пользователь №: 2



QUOTE
Вспомните реакцию сенаторов, когда Цезарь отказался подняться им навстречу. Попробовал бы он их обыскивать.

:lol: Так проскрипции, проскрипции... Цезарь был слишком нежен... :wacko:
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
S.P.Q.R.
post Aug 17 2004, 09:10
Создана #6


Претор
********

Группа: Banned
Сообщений: 1624
Зарегистрирован: 29-May 04
Из: Советский Союз
Пользователь №: 74



Не, слишком хорошо думал о людях.


--------------------
You may see the meaning of within...
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Aelia
post Aug 18 2004, 18:05
Создана #7


Virgo Maxima
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 29600
Зарегистрирован: 18-March 04
Из: Подмосковье
Пользователь №: 4



Но, кстати, если говорить конкретно о IV эклоге Вергилия, то вряд ли она может рассматриваться как часть идеологического обеспечения режима Августа, ибо написана в 40 г.
Насколько я понимаю, написана она все-таки в связи с договором, заключенным между Антонием и Октавианом в Брундизии. И ее содержание говорит о том, что жители Италии были до такой степени измучены войной и прочими несчастьями, что любую мирную передышку рассматривали чуть ли не как наступление золотого века.
А уж после того, как они еще 10 лет повоевали, и Август наконец-то установил относительный мир и порядок... Возможно, это и правда воспринималось как золотой век...


--------------------
Nihil enim malo quam et me mei similem esse et illos sui.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Lanselot
post Aug 18 2004, 18:11
Создана #8


Гетьман
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 23531
Зарегистрирован: 17-March 04
Из: Kyiv
Пользователь №: 2



QUOTE
Не, слишком хорошо думал о людях.

И был фаталистом.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
AlexeyP
post Aug 20 2004, 10:18
Создана #9


Цензор
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15638
Зарегистрирован: 10-April 04
Из: New Jersey
Пользователь №: 43



Элиаде утверждает, что римлянам, как индоевропейцам, была присуща концепция циклического времени. Они ожидали, что их, железный век, закончтися катастрофой и падением Рима, после чего начнётся новый вселенский цикл, золотой век. И что идеологическое новшество состояло в преодолении этого цикла: Рим Августа вновь вошел в золотой век, в новый цикл, не погибнув, таким образом Рим - вечный город.

Почему я и сомневаюсь: неужели римлянам в конце республиканского периода могли быть присущи такие уж эсхатологические настроения?
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Aelia
post Aug 20 2004, 15:37
Создана #10


Virgo Maxima
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 29600
Зарегистрирован: 18-March 04
Из: Подмосковье
Пользователь №: 4



Цицерон:
"Что же касается меня, то мне горько, что на дорогу жизни вышел я слишком поздно и что ночь республики наступила прежде, чем успел я завершить свой путь"
(Брут, 330)

Я не думаю, что римляне ожидали конца света в прямом смысле, как каких-то катаклизмов. Вряд ли кто-то опасался, что небо упадет на землю, или море разольется или будет истреблен весь род людской… Но, наверное, они чувствовали распад привычной им структуры окружающего мира и ожидали, что дальше будет только хуже: массовые беспорядки, гражданские войны, голод, распад государства… Надо сказать, что подобные ожидания были не лишены оснований...


--------------------
Nihil enim malo quam et me mei similem esse et illos sui.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Sextus Pompey
post Aug 22 2004, 08:26
Создана #11


Цензор
*************

Группа: Совет
Сообщений: 14826
Зарегистрирован: 18-March 04
Из: Воронеж
Пользователь №: 11



Мне очень нравится описание этого места из Цицерона Тютчевым:

Оратор римский говорил
Средь бурь гражданских и тревоги:
«Я поздно встал — и на дороге
Застигнут ночью Рима был!»
Так!.. но, прощаясь с римской славой,
С Капитолийской высоты
Во всем величье видел ты
Закат звезды ее кровавой!..

Счастлив, кто посетил сей мир
В его минуты роковые —
Его призвали всеблагие
Как собеседника на пир.
Он их высоких зрелищ зритель,
Он в их совет допущен был —
И заживо, как небожитель,
Из чаши их бессмертье пил!


--------------------
"История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было".
© Жермена де Сталь

"Главное здесь - это культ знаний, а не культ самого себя, любимого. Ради культа знаний культ самого себя может и потерпеть, даже если он и вообще не будет справляться".
© Г.Чрелашвили

http://www.ancientrome.mybb.ru
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Aelia
post Aug 22 2004, 09:37
Создана #12


Virgo Maxima
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 29600
Зарегистрирован: 18-March 04
Из: Подмосковье
Пользователь №: 4



А мне больше нравятся именно оригинальные слова Цицерона. Вернее, "нравятся" - здесь не подходящее слово.
Они какие-то очень искренние и, хотя я не разделяю огорчение Цицерона в связи с гибелью Республики, но, прочитав этот фрагмент, я несколько иначе посмотрела на этого человека.


--------------------
Nihil enim malo quam et me mei similem esse et illos sui.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Aelia
post Aug 22 2004, 13:09
Создана #13


Virgo Maxima
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 29600
Зарегистрирован: 18-March 04
Из: Подмосковье
Пользователь №: 4



Кстати, есть, оказывается, такая статья:
Н.А. Машкин, Эсхатология и мессианизм в последний период Римской республики, "Известия АН СССР Серия истории и философии", т. 3, 1946, №5

Может, как-нибудь доберусь...


--------------------
Nihil enim malo quam et me mei similem esse et illos sui.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Sextus Pompey
post Aug 22 2004, 14:51
Создана #14


Цензор
*************

Группа: Совет
Сообщений: 14826
Зарегистрирован: 18-March 04
Из: Воронеж
Пользователь №: 11



Машкин писал об этом и в "Принципате Августа". Посмотрите там, у Вас вроде бы он есть...


--------------------
"История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было".
© Жермена де Сталь

"Главное здесь - это культ знаний, а не культ самого себя, любимого. Ради культа знаний культ самого себя может и потерпеть, даже если он и вообще не будет справляться".
© Г.Чрелашвили

http://www.ancientrome.mybb.ru
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Aelia
post Aug 22 2004, 16:02
Создана #15


Virgo Maxima
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 29600
Зарегистрирован: 18-March 04
Из: Подмосковье
Пользователь №: 4



Там мало...

"Роль религиозного обоснования власти для жителей восточных провинций несомненна, но какое она имела значение в Риме - вопрос этот представляется довольно сложным. с одной стороны, наблюдается упадок государственной религии, распространяется рационализм среди высших слоев римского населения, но с другой - наблюдается повышенный интерес к сверхъестественному, особенно среди средних и низших слоев населения. Учения о конце мира и о пришествии избавителя, проникавшие в Рим вместе с мистическими культами еще с начала 2 века, находили немало приверженцев. Мессианистические представления, принесенные в Рим с Востока, получают особенно широкое распространение со времен Суллы. Этому содействовали социальные условия. Римский плебс представлял собой в этническом отношении далеко не однородную массу. Среди плебеев было немало уроженцев Востока, которые сами или отцы их прибыли в Рим, а затем получили свободу и добились римского гражданства. Восточные представления о конце мира и пришествии избавителя сочетались со старыми этрусскими представлениями о конце века. В годы потрясений мысли о гибели Рима, о наступлении нового века приобретали особенную силу. Гибели Рима ожидали в 83 г. Ожидание это было основано на толковании Сивиллиных книг, и предсказания гаруспиков базировались на этрусском учении о веке, которое предсказывало, что в 83 г., когда исполнится 10 веков со дня гибели Трои, должна погибнуть и вторая Троя - Рим, основанный потомками Энея. Борьба между Суллой и марианцами, начавшаяся в 83 г., способствовала пропаганде этого предсказания, а пожар Капитолия как будто свидетельствовал о его исполнении. Но так как Рим продолжал существовать, то к 10 векам прибавили три десятилетия, каждое из которых ознаменовалось вещими событиями (в 83 г. – пожар Капитолия, через 10 лет, в 73 г. – грех весталок, сопровождавшийся их оправданием). Гибели Рима ожидали в 63 г. Эти поправки в более раннему пророчеству создались, несомненно, в промежуток между 73 и 63 г., в период между восстанием Спартака и заговором Катилины.
напряженная политическая борьба приводила к ожиданиям чего-то необычного, вспоминали старые приметы и искали помощи у предсказателей. В 65 г., рассказывает Цицерон, на Капитолии молнией повреждены были памятники. Собрали гаруспиков со всей Этрурии, которые предсказали избиение граждан, пожар, гражданскую войну и гибель Рима, если не будут умилостивлены боги.
в 56 г., около того времени, когда происходило свидание в луке, сенат обратился к гаруспикам по поводу землетрясения, ударов молний и других явлений, которые признаны были чудесными. Ответ гаруспиков чрезвычайно любопытен. В нем говорилось, что все эти явления указывают на забвение многих религиозных обычаев. Кроме того, в ответе гаруспиков было предупреждение, что вражда между оптиматами должна прекратиться, иначе провинции перейдут под власть одного, войско будет разбито и власть римлян ослабнет. Несомненно, что ответ этот был составлен под влияние сенаторских групп, враждебных Помпею, и содержал намеки на положение его после предоставления ему imperium maius в связи с cura annonae. Клодий использовал ответ гаруспиков в своих целях, доказывая, что он имеет в виду Цицерона и гнев богов вызван осквернением места, посвященного богине Свободы, но возвращенного Цицерону.
Дошедшая до нас речь Цицерона посвящена опровержению доводов Клодия и доказательству того, что именно сам он, Клодий, имеется в виду в предсказании гаруспиков. Весь этот эпизод показывает, что религия использовалась как орудие политической борьбы и по мере обострения последней все чаще прибегали к таким средствам, которые могли поразить противника своей неожиданностью.


--------------------
Nihil enim malo quam et me mei similem esse et illos sui.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение

20 страниц  1 2 3 > » 
Тема закрытаОпции темыСоздать новую тему
1 человек читают эту тему (1 гостей и 0 скрытых пользователей)
0 пользователей:
 

Упрощенная Версия Сейчас: 20th September 2018 - 23:39

Ссылки: