IPB

Здравствуйте, Гость ( Авторизация | Регистрация )

3 страниц  1 2 3 > 
Тема закрытаСоздать новую темуСоздать новое голосование

Схематически · [ Стандартно ] · Линейно

> Монголы и Русь, 1237-1507

amir
post Oct 10 2004, 15:58
Создана #1


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15168
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой


РУСЬ И ОРДА: КАК ЭТО БЫЛО?
265 лет вместе (1237-1502)

Оглавление

Накануне: фон и действующие лица.
0. Первый контакт. Калка. 1223
1. К "Последнему" морю 1237-1243

а) Восток.
б) Запад.
2. Запад против Востока. Галицкая Русь и Залесская украйна. 1243-1257
3. Данила Галицкий и Александр Невский 1254-1263
4. В "союзе" с Ордой 1263-1280 24
5. Брат на брата & Две Орды 1280-1299
6. Объединение Орды 1299-1312
7. Зенит. Исламская революция и смена доминанты 1313-1359

а) 1313-1319 Москва против Твери
б) 1319-1328 Появление Литовской Руси
в) 1328-1331 Выбор митрополита
г) 1331-1341 Гений Москвы
д) 1341-1353 Симеон Гордый
е) 1353-1359 Иван Красный
8. Великая замятня. 1360-1381
а) 1360-1366 Против Суздаля.
б) 1366-1375 Против Твери.
в) 1375-1379 Митрополичий престол.
г) 1379 -1381 Против Орды.
9. Поединок гигантов. Тохтамыш & Тимур-Ленг 1381-1396
а) 1381 – 1383 О вреде пьянства.
б) 1383 – 1386 Нестроения
в) 1383 – 1387 Кревская уния.
г) 1387 – 1392 Спор за Московский престол. Объединение митрополии. Кондурча
д) 1393 – 1396 Терек
10. Идигу & Витовт 1396-1420
а) 1396-1402 Ворксла
б) 1403-1409 Москва
в) 1409-1420 Грюнвальд
11. Развал Орды 1420-1444
а) 1420-1425 Накануне феодальной войны
б) 1425-1434 Юрий
в) 1434-1444 Флорентийская уния. Основание Казанского ханства
12. Тёмный князь & На пути к самодержавию 1444-1462
13. Так создавалась империя…

а) История о великом князе Московском 1462-1481
б) Государь всея Руси 1481-1507
14. PS Встречь солнца…
Литература


Сообщение отредактировано amir: Apr 23 2011, 22:13
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Oct 10 2004, 15:59
Создана #2


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15168
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



Накануне: фон и действующие лица.

Монгольская империя. Самая крупная континентальная империя в истории человечества была основана в 1206 г. В этом году состоялся курултай, который провозгласил хана Тэмуджина (объединившем собственно монгольские племена, покорившего племена татар, найманов и кэрэитов, разбившего меркитов) великим ханом всей монгольской степи – Чингисханом.

Молодая империя, рождённая в пылу сражений, создала самую передовую военную организацию своего времени и вела практически беспрерывные войны. Чингисхан и его полководцы (Субэдэй, Джебе, Хубилай, Мухали, Боорчу, Хорчи, Чжурчедай и др.) не знали поражений. В 1207 г старший сын Чингисхана, Джучи, приводит к покорности «лесные народы». В 1209 г власть монголов добровольно признаёт Уйгурия. В результате военной кампании 1207-1209 г верховную власть Чингисхана признаёт тангутское государство Си Ся. В 1211-1216 г идёт грандиозная военная кампания против северного Китая – чжурчженьской империи Цзинь. В 1216 г монголы захватывают державу кара-киданей и вступают в длительную войну с половцами.

В 1219-1224 г монголы громят империю Хорезмшахов. В ходе этой войны полководцы Джэбэ и Субэдэй совершают обходной рейд на север – в обход Каспийского моря, во время этого похода и происходит первая встреча русских с монголами. По окончании кампании, Чингисхан проводит раздел империи между своими сыновьями. Его старший сын, Джучи, получает во владение западную окраину империи. Также Чингисхан заранее передаёт ему все будущие завоевания на западе. Так создаётся улус Джучи.

После возвращения из среднеазиатского похода Чингисхан начинает свою последнюю войну – снова против тангутов, вышедших из повиновения и заключивших союз с империей Цзинь. Государство Си Ся аннексируется. Во время этого похода Чингисхан умирает (1227). Джучи умер на пол года раньше отца, и главой его улуса был объявлен его второй сын Бату. А новым великим ханом Монгольской империи на курултае 1229 г избирается третий сын Чингисхана – Угэдэй. На курултае 1235 определяются приоритеты внешней политики. Это захват китайской империи Сун на юге и организация похода на запад – для продолжения войны с половцами и присоединения западных степей к улусу Джучи.

Общий ход монгольских завоеваний в XIII в можно посмотреть на Карте №1.

Европа. XIII век – расцвет феодальной Европы. Европа бурлит. Её огромная мощь, которая в будущем сделает Европу центром мира, уже не удерживается внутри, уже начинает выплёскиваться на всех соседей. Идут Крестовые походы в Святую землю, Египет и Тунис. Идёт Реконкиста. В результате IV Крестового похода крестоносцы захватывают Византийскую империю (1204). Военно-монашеские ордена начинают завоевание Прибалтики, и вскоре вступают в конфликт с русскими вечевыми республиками – Новгородом и Псковом.

Но и внутри Европы идёт кипение страстей. Европа разделена на два блока – гвельфов и гибеллинов. Папа и император сражаются друг с другом за главенство над «христианским миром». Вокруг этой борьбы строится политика европейских королевств.

Расцветает коммерция. На юге международную торговлю держат итальянские республики – Генуя и Венеция. На севере – союз торговых городов – Ганза. В результате контакта с Востоком, налаженного во время Крестовых походов, в Европу начинают проникать новые идеи. Европейцы снова открывают для себя античную философию. Основываются университеты, где идёт обучение богословию, юриспруденции, медицине. В Европе кипит жизнь…

Литва. Государственность в Литве начинает складываться во время деятельности князя Миндовга – как раз в 30-е годы XIII в. Это последнее языческое государство Европы. Молодому государству удаётся многое. Литовцы единственные из прибалтийских народов сдерживают крестоносный натиск на своих границах. Ещё не так давно литовские племена, не имевшие даже собственной государственности, жили в страхе перед великими князьями Киевскими. Теперь Литва начинает проникновение на земли Руси, подчиняя себе Полоцкое княжество. В недалёком будущем она поглотит более половины Древней Руси и даст начало двум народам – белорусам и украинцам. Великое княжество Литовское Гедимина и великое княжество Московское Ивана Калиты почти одновременно начнут собирание Руси. И в течение длительного времени лидировать в этом процессе будет всё же Вильно, а не Москва.

Русь. Древняя Русь переживала свой закат. Собственно, единой Руси уже не было.

Полоцкое княжество. Почти век земли Руси не знали иноземных вторжений. Но в 1202 г, следуя призыву Папы, немецкие корабли приплывают в устье Двины. Немцы закладывают там город Ригу, основывают Орден Меченосцев и начинают завоевание Прибалтики – эстов, ливов, пруссов. Орден захватывает владения Полоцкого княжества – Кукейнос и Ерсике. Никто этому даже не попытался помешать – проблемы Полоцкого княжества других князей не касались. Не возможно даже вообразить, чтобы иноземное вторжение осталось попросту незамеченным во времена Владимира Мономаха. Но обособившиеся княжества, ещё связанные единством культуры и общей православной церковью, этнического и политического единства уже не ощущают. В 1230-х годах полоцкие земли начинают входить в сферу интересов Литвы. Местная княжеская династия исчезает из истории. В городах Полоцкой земли появляются князья с литовскими именами.

Киев. Древняя столица не имеет собственной династии. И крупнейший город Руси со временем становится призом в княжеских усобицах. Со временем эти усобицы начинают всё больше походить на настоящие войны. В 1169 г Андрей Боголюбский, взяв Киев, отдаёт «мать городов русских» на трёхдневное разграбление своим войскам. Ранее такого не наблюдалось – грябили только двор проигравшего князя да наиболее строптивых бояр. Захватив город, Андрей впервые не остался княжить там сам – поставил наместника. С этого времени Киев начинает терять своё значение. Впрочем, перестав быть столицей политической, он остаётся столицей религиозной. Митрополит всея Руси, назначаемый Константинопольским патриархом, держит свою кафедру в Киеве. Но в 1204 г крестоносцы захватывают Константинополь и ликвидируют Византийскую империю. Русь лишается своего единственного естественного союзника. В 1203 г Смоленский князь Рюрик Ростиславич при поддержке Северских Игоревичей захватывает Киев и подвергает его разгрому «какого не было от основания города». После этого Киев уже не оправился. Но и это был не последний погром, учинённый русскими людьми над древней русской столицей. В 1235 г северско-половецкие войска князя Изяслава Владимировича взяли и ещё раз разорили Киев. После чего в городе продолжает идти чехарда. В 1236-1240 г его поочередно отбивают друг у друга князья Ярослав Всеволодович Переяславский, Михаил Всеволодович Черниговский, Ростислав Мстиславич Смоленский и Данила Романович Галицкий. А после этого к городу подошли монголы.

Галицко-Волынское княжество. В 1205 г Роман Мстиславич Галиче-Волынский, изгнанный недавно из Киева, влезает в европейские дела. Он ввязывается в борьбу между Папой и императором на стороне последнего и вскоре погибает. Его наследнику, Даниле, всего четыре года. Пользуясь этим, Польша и Венгрия, союзницы Папы, начинают прибирать к своим рукам Галицию и Волынь. К 1211 году, пока поляки пытались захватить Волынь, Венгерский король Андрей II занял Галич. Его наместник своими бесчинствами вызвал возмущение горожан и те обратились за военной помощью к Северским князьям, ближайшим родственникам прежних Галицких князей. Роман, Святослав и Владимир Игоревичи освободили город. После чего установили там террор похуже венгров. Одних только великих бояр было истреблено более пятисот, имущество грабилось, город был разгромлен. Когда венгерская армия снова заняла Галич, Игоревичи были взяты в плен. Городское население провело набор средств на выкуп их из венгерского плена, после чего галичане их повесили при большом стечении народа. Галич возглавил венгерский королевич Коломан (1214), который начал гонения на православную церковь. Галицию спас Торопецкий князь Мстислав Удалой, который попросил своих союзников – половцев – помочь ему захватить Галич. Теперь горожане перебили уже оставшихся после штурма венгров (1219). Мстислав провозглашает себя Галицким князем и ввязывается в длительный конфликт с Черниговскими князьями за контроль над Киевом.
Мстислав пробыл Галицким князем четыре года, когда к нему прибыли послы от его половецких союзников. И попросили чтобы теперь он помог им – против пришельцев из далёких монгольских степей…

Владимирское и Рязанское княжества. Владимирский великий князь Всеволод Большое Гнездо ведёт с Черниговскими Ольговичами войну за контроль над Рязанью. Владимирцы вторгаются в пределы Рязанского княжества и «землю их пусту створиша и пожгоша всю». В 1208 г Всеволод подошёл со своими войсками к Рязани, жителей вывел за стены, а город сжёг. Чтобы сжечь казалось свой же, русский город – такого на Руси ранее не практиковалось. Всеволод в этой войне победил, но через 29 лет Рязань была первым русским городом, к которому подошли монголы. Наследником Всеволода Большое Гнездо стал его второй сын Юрий (1212). Но его старший брат Константин решил драться за власть и получил в этом поддержку Новгорода. Новгородское боярство приглашает возглавить свою армию всё того же Мстислава Удалого. В 1216 состоялось крупнейшее сражение феодальной Руси – битва на Липице, где Мстислав Удалой разгромил отборные отряды владимирских витязей и подорвал мощь Владимирского княжества, ранее бывшего сильнейшим на Руси. Через три года Константин умер и Юрий вернул себе власть. Но вернуть былую силу своему княжеству он уже не сумел.

Новгородская республика. Господин Великий Новгород является вечевой республикой – город «волен во князьях» и cвоей династии здесь нет. Но… В 1135 г новгородцы терпят сокрушительное поражение от суздальцев у Ждановой горы. А в 1136 г клан Ольговичей берёт верх в усобицах в Южной Руси над старшими Мономашичами. С этого времени Новгород больше не является активным игроком в общерусской политике. Он вынужден балансировать в междукняжеской борьбе – своего представителя туда направляет лидирующая на данный момент княжеская «партия». Князья от «партий» меняются часто. Это означает, что у них нет заинтересованности в процветании города – свою власть они используют только для наращивания собственного политического капитала. Поэтому власть князей Новгород старается ограничивать – использовать их только как военных специалистов, для руководства войсками.

В Новгороде самое могущественное на Руси боярство, владеющее огромными вотчинами. Там налажена эксплуатация природных ресурсов севера – добыча мехов. Новгород является торговым партнёром Ганзы. Но это неравноправный партнёр, так как ни своих портов, ни своего флота у Новгорода нет. Строить приморский город новгородцы не хотят. Во-первых, где есть город – там появляется князь и предъявляет претензии на власть. Во-вторых, новый приморский город с портом мог очень быстро финансово «обойти» Новгород, и отодвинуть его на второй план. И новгородское боярство категорически против такой перспективы. Ибо у них на глазах есть наглядный пример у соседей – где старое ростовское боярство было оттеснено от власти сначала суздальцами, а потом и владимирцами. В неприятии такой перспективы новгородские бояре едины. Но во всех остальных отношениях их интересы максимально противоположны. Новгород разделён на «концы» - он изначально заселялся выходцами из разных земель, имеющих разные интересы. Многие бояре приходили со своими князьями из всех главных центров Южной Руси – да так и оставались в городе, что единства боярской среде тоже не прибавляло.

Ганзейские купцы покупают новгородские товары только крупным оптом и в максимально «сыром» виде. За счёт этой торговли Новгород является богатейшим городом Руси. Но вести эту ганзейскую торговлю способны не многие (нужен крупный опт) и ремесленное производство в городе ориентировано только на внутренний спрос (продаётся исключительно сырьё). Есть у города и другая проблема. Новгород – северный город. Сельское хозяйство не может прокормить население – и Новгород вынужден импортировать зерно из «низовских» земель. И вот, на рубеже веков великий князь Всеволод Большое Гнездо основывает Тверь на хлебном торговом пути, а также Великий Устюг, перекрывающий новгородцам путь на Северную Двину с её меховым изобилием. В результате Новгород попадает в зависимость от Владимирских князей и после 1230 г принимает князьями только представителей этой династии.

Высшая власть в Новгороде – народное вече. Глава исполнительной власти – посадник, избираемый на вече из вятших бояр, ему помогает тысяцкий. Глава Новгородской церкви – архиепископ – избирается жребием. Город разделён на две стороны и пять концов. Каждый конец выбирает кончанского старосту, а каждая улица – уличанского. Каждому концу в Новгороде соответствует пятина в Новгородской республике – их тоже пять. Кроме того, город имеет «пригороды» – Псков, Торжок, Волок, Бежецк, Великие Луки. Кроме основной территории республики Новгород контролирует ряд подчиненных территорий – Двина, Терский берег, Заволочье, Вятка, Югра. Туда, на север, и даже за Урал, ходят боярские дружины чтобы добывать меха, «закамское серебро» и «рыбий зуб».

Но и к Новгороду подступает беда. В 1219 г датчане захватывают север Эстонии и заключают с Орденом союз «против русских и прочих язычников». Из ослабленного после Липицы Владимира, для защиты от немцев, призывают великокняжеского брата Ярослава Всеволодовича с дружиной. Но новгородско-владимирские войска терпят поражение от епископа Адальберта (1223). Немцы захватывают Юрьев (1224), основывают на его месте Дерпт и выходят таким образом к границам коренной Руси. К счастью для Руси, всеевропейский спор гвельфов и гибеллинов разворачивается и в Прибалтике, магистр Ордена фон Винтерштайн, ставленник императора, вступает в конфликт с епископом Адальбертом, ставленником Папы, и временно прекращает наступление на восток. Но в 1237 г Орден Меченосцев объединяется с ещё одним Орденом – Тевтонским, и начинает войну против Новгорода.

* * *

Итак. Отношения между князьями были откровенно враждебные. Русские княжества вели практически непрерывние войны между собой и подорвали свою военную мощь. Разгрому подверглись даже несколько крупнейших городов. А, например, Смоленск – вообще практически полностью вымер от эпидемии. На западе начали активное наступление Венгрия, Швеция, Польша, Литва и объединённые Ордена. Союзников у Руси не было. Таково было общее положение дел, когда осенью 1237 г на реке Воронеж появились монголы.

0. Первый контакт. Калка. 1223

С 1219 г империя Чингисхана находилась в состоянии войны с государством Хорезмшахов. После подавления основных очагов сопротивления на его территории, Чингисхан послал экспедиционный корпус под командованием Джэбэ и Субэдэя дальше на запад. Они имели задание разведать земли находившиеся к западу от Каспия, а также напасть с тыла на половцев, с которыми монголы вели войну уже полтора десятка лет.

В 1222 г монгольский экспедиционный корпус прошёл через Кавказ, разбив по пути войска царя Грузии Георгия Лаша. Миновав Кубань, где они вели боевые действия с аланами, монголы напали на половцев. Один из половецких ханов, Котян, позвал на помощь своего родственника – Мстислава Удалого, князя Галицкого. Тот уговорил присоединиться ещё нескольких князей, наиболее влиятельными из которых были Мстислав Киевский и Мстислав Черниговский. К монголам в свою очередь присоединились бродники, славянское население степей, враждебное Галицким и Черниговским князьям, прообраз будущего казачества. Монголы направили русским князьям послов, предлагая им не оказывать помощь половцам, послы были убиты, что означало войну.

Русско-половецкие союзники не смогли договориться об общем командовании и в сражении на Калке (1223 г) три Мстислава были разбиты поодиночке.

После битвы на Калке монголы повернули на восток и на берегах Волги попали в засаду и были разбиты волжскими булгарами. Уцелевшие после этого поражения, пройдя через степи, соединились с основными силами Чингисхана.

Карта №1. Общий ход монгольских завоеваний в XIII в
Рис. 1 Чингисхан. Средневековый китайский рисунок

Сообщение отредактировано amir: Apr 23 2011, 22:16

Вложенные эскизы изображений
Присоединенное изображение Присоединенное изображение
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Oct 10 2004, 16:00
Создана #3


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15168
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



1. К "Последнему" морю 1237-1243

а) Восток.


На курултае 1235 г в Монголии было принято решение о походе на запад. Общая численность посланной на запад армии оценивается в 30-60 тыс. человек (огромные силы для средневековья). Номинальным командущим монголов был Бату, внук Чингисхана, который с 1227 г являлся главой Улуса Джучи, западной окраины Монгольской империи. Фактическим командующим был опытный полководец Субэдэй, сосланный великим ханом Угэдэем и канцлером Елюй Чуцаем на самый отдалённый фронт за нелояльность. К середине 1237 г монголы разгромили Волжскую Булгарию, буртасов и башкир. Большое количество беженцев с этих земель явилось на Русь и была расселена великим князем Юрием Всеволодовичем Владимирским по различным городам. Так что когда осенью 1237 г монголы подошли к границам Руси – это не было для русичей неожиданностью. Монголы четыре месяца простояли на границах. (По некоторым данным, они по своей обычной практике готовили «пятую колонну», в лице князя Ярослава Всеволодовича). К декабрю 1237 г монголы разделили свои войска на две части. Одна из них была направлена на продолжение войны с половцами и во вторжение на Русь не участвовала. Оставшиеся силы пересекли границу Руси.

Первым русским княжеством на пути монголов было Рязанское. Князь Юрий Ингваревич Рязанский посылал послов с просьбой о помощи своим соседям – великому князю Владимирскому Юрию Всеволодовичу и князю Черниговскому Михаилу Всеволодовичу, но получил отказ. Монголами были взяты Пронск, Белгород, Ижеславец. Считается (хотя есть серьёзные сомения), что рязанские князья вывели свои войска в поле и были разбиты. После этого войска Бату явились под Рязань и взяли город штурмом 21 декабря 1237 г. (В монгольский плен попал один из рязанских княжичей – Олег Ингваревич, который прожил у монголов почти 15 лет, после чего они сделали его Рязанским князем.) Далее, двигаясь по Оке, монголы заняли ещё ряд городов – Ожск, Ольгов, Переяславль-Рязанский, Борисов-Глебов.

На границе Рязанского и Владимирского княжеств, близ Коломны, были разбиты сборные русские силы, составленные из рязанцев, москвичей и присланных в.к. Юрием владимирцев. В ходе сражения этим профессиональным дружинникам видимо удалось временно прорвать монгольский строй и даже убить находящегося в тылу монгольской армии Кюлькана, младшего сына Чингисхана. После этого сражения монголы взяли Москву и направились к столице княжества – Владимиру. В. к. Юрий Всеволодович оставил свою столицу и ушёл на север в надежде собрать войска. Город, оставленный практически без гарнизона, был взят штурмом 8 февраля 1238 г. В.к. Юрий не сумел собрать сколько-нибудь значительного военного контингента. Его брат, князь Ярослав Всеволодович, не предоставил ему никакой помощи. В результате 4 марта 1238 г могольский отряд под командованием тысячника Бурундая разбил войска в.к. Юрия в сражении на р. Сить. Сам в.к. Юрий был убит.

Не представляется возможным точно установить точный перечень взятых штурмом городов великого княжества Влидимирского. Кроме перечисленных, с разной степенью вероятности можно упомянуть ещё следующие города: Суздаль, Ярославль, Галич, Переяславль, Городец, Дмитров, Тверь, Волок Ламский, Кострома. Несколько городов, видимо, предоставили войскам Бату-хана фураж и продовольствие (в которых монголы отчаянно нуждались) и не пострадали (Ростов, Углич).

Пройдя через владимирские земли, монголы вступили на территорию Новгородской республики и после долгого сопртивления взяли г. Торжок (5 марта 1238 г). Остаётся не известным, почему монголы не пошли на богатейший город Руси – Новгород. От Торжка они повернули назад, следуя по пограничью Смоленского и Черниговского княжеств. По пути после длительной осады был взят небольшой городок Козельск. Весной 1238 г монголы покинули пределы Руси. Оккупационных войск нигде не оставлялось, дань не налагалась, каких-либо форм зависимости не устанавливлось.

После ухода монголов брат погибшего Юрия Всеволодовича, Ярослав, принимает титул великого князя Владимирского и перераспределяет уделы Владимирской Руси. Его брат Святослав, княживший ранее в Переяславле Южном, получает Суздаль. Другой его брат – Иван – получает Стародубское княжество. (Ярослав был с 1236 г Киевским князем, и как он попал во Владимир не совсем ясно.) Характерно, что воинский потенциал Владимирского княжества полностью сохранился, что видно из его достаточно активной внешней политики в ближайшие годы. Уже в 1239 г в.к. Ярослав с успехом ходил войной на Литву, сделал своего ставленника Всеволода Мстиславича Смоленским князем, совершил поход в южную Русь на Каменец, где захватил в плен семью своего врага Михаила Черниговского. Тогда же Киевским князем вместо Михаила Черниговского он сделал Ростислава Мстиславича – брата нового Смоленского князя. Сын Ярослава, Александр, воевал с немцами и шведами, используя поддержку владимирских полков.

Одновременно с ударом с востока, Русь испытала и удар с запада. Летом 1240 г в районе р. Невы высаживается шведский десант во главе с ярлом Биргером Фольконунгом, лидером наиболее влиятельного шведского аристократического рода (с 1250 – королевского), с целью войны с Новгородом и Псковом согласно папским призывам. Его отряд ожидал подкрепления от Ливонских рыцарей, когда 15 июля 1240 г Александр Ярославич, князь Новгородский, не собирая войска по Новгородской волости и не дожидаясь помощи от отца, в.к. Ярослава, неожиданным нападением разбил этот отряд, за что и получил прозвище Невский. Однако вскоре новгородцы, недовольные самоуправством этого князя, указали ему путь чист. В 1240 г войну со Псковом начал Ливонский Орден. Рыцари взяли Изборск, Псков и построили крепость Копорье. Новгород, хоть он и не был затронут монголами, вновь послал посольство во Владимирскую Русь, к Ярославу, с просьбой о помощи и о князе. Ярослав сначала предложил им своего сына Андрея, но новгородцы выпросили Александра, видимо, согласившись на усиление княжеской власти. В 1241 г Александр прибывает в Новгород и начинает войну с Ливонским Орденом.

QUOTE
«Александр вернулся в Новгород с "низовой" ратью и показал себя мастером маневренной войны. Немедленно он взял Копорье, где перевешал изменников из води и чуди. В начале 1242 г. он освободил Псков, а 5 апреля одержал знаменитую победу на Чудском озере. Затем в результате ряда удачных операций в 1245 г. Александр Невский победил литовцев и выгнал их отряды с Руси. Тогда же бежал из Финляндии епископ Томас (англичанин) от восставшей еми, поддержанной русскими. Крестовый поход на Балтике захлебнулся.»


Влияние похода Бату на события на Северо-Западной Руси до сих пор вызывает споры. Но уже очевидно, что приписываемое ему полное разорение Руси несколько преувеличено.

QUOTE
«По своим последствиям западный поход также был типичным набегом кочевников, хотя и грандиозного масштаба. Надо полагать, современники великолепно понимали характер и цели похода. И с этой точки зрения, не стоит осуждать русских людей XIII в. за столь слабое сопротивление монголам. Никакого смысла не имело вести лишние военные действия, когда без них можно было обойтись. Ведь в течение 20 лет после Батыя с северных русских княжеств никакой дани, податей, налогов монголы вообще не взимали. Правда, с южных княжеств (Чернигова, Киева) налоги брали, но население нашло выход. Русские стали активно переезжать на север: в Тверь, Коломну, Москву, Серпухов, Муром и другие города Залесской Руси. Так все русские традиции вместе с людьми переместились с окраин лесостепи и степи в лесную полосу.»



Сообщение отредактировано amir: Apr 23 2011, 22:19
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Oct 10 2004, 16:01
Создана #4


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15168
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



б) Запад.

В западном походе участвовало с дюжину представителей высшей монгольской аристократии – внуки Чингисхана. По окончании данного этапа похода вышел наружу давно тлевший среди них конфликт – Гуюк и Бури открыто не подчинялись и оскорбляли главу похода – Бату. В результате они были отправлены в Монголию, где великий хан Угэдэй наложил на них дисциплинарные взыскания за нарушение субординации.

После этого войска Бату продолжили степную войну. В 1238 – 1240 г различные монгольские отряды совершали походы против черкесов (Мункэ и Кадан), в Крым (Шибан, Бучек, Бури), на Дербента (Букдай), Муром, велась степная война с половцами (Берке). В результате, половецкая орда хана Котяна бежала в Венгрию, где тот поступил на службу королю Беле IV.

Также проводтся серия нападений на города Юго-Запалной Руси. Весной 1239 г практически без сопротивления был взят Переяславль Южный. В октябре того же года отряд под предводительством Мункэ, будущего великого хана, подошёл к Чернигову. Этот город оказал гораздо более сильное сопротивление. Князь Мстислав Глебович дал полевое сражение и был разбит, после чего Чернигов был взят штурмом. Двинувшись далее по Десне и Сейму, Мункэ взял ещё ряд городов – Путивль, Глухов, Вырь, Рыльск. Зимой он подошёл к Киеву и направил князю Михаилу Всеволодовичу Черниговскому, владевшему тогда городом, послов с требованием сдачи. Послы были убиты, но Мункэ не решился на штурм Киева только своими силами и отошёл в степи.

Но вскоре Михаил был вынужден бежать из Киева в Венгрию, так как город был захвачен князем Ростиславом Мстиславичем, братом Смоленского князя и союзником в.к. Владимирского Ярослава Всеволодовича. Тот, в свою очередь, через несколько месяцев был изгнан Данилой Романовичем Галицким (1240), оставившим там своего воеводу Дмитра.

Осенью 1240 г основные силы монголов (Бату с братьями, Кадан, Бури, Бучек, Бурундай) вошли на территорию Киевского княжества. Союзные киевлянам кочевники – чёрные клобуки, а также несколько крепостей Поросья сделали попытку оказать им сопротивление, но успеха не имели. Монголы подошли к Киеву и 6 декабря 1240 г город был взят штурмом. За проявленный героизм Бату приказал сохранить жизнь главе городской обороны – воеводе Дмитру. Далее путь Бату лежал через Вышгород, Белгород, Каменец, Изяславль, после чего монголы вышли на территорию Галицко-Волынского княжества. Князь Данил Галицкий бежал в Венгрию. Обе столицы – Галич и Владимир-Волынский – были взяты штурмом. Но города Данилов и Кременец сумели отбиться. А с князьями Болховской земли монголы смогли договориться мирно и не стали на них нападать.

На Карте №2 представлена схема движения войск Бату-хана по русским княжествам.

Весной 1241 г, после четырёхмесячного рейда по Юго-Западной Руси, монголы вошли в Западную Европу. Там уже скрывались два сильнейших князя южной Руси – Данил Гилицкий (в Венгрии) и Михаил Черниговский (в Польше). Но обе эти страны теперь сами столкнулись с монголами. Михаил бежал в Силезию, где был ограблен местным герцогом, а потом в Лион (на церковный собор), где просил помощи у Папы Римского.

В Европе войска Бату подвергли разгрому Польшу и Венгрию. Обе эти страны входили в папский, гвельфский блок. Сохранилась переписка Бату с лидером гибеллинов императором Фридрихом II. На Первом Лионском Соборе 1243 г Папа Римский Иннокентий IV предал анафеме и того, и другого.

QUOTE
«Ураган, поднявший с востока "девятый вал", докатился до Адриатики. По пути он смел Польшу и Венгрию – лены Германской империи. Эти европейские страны потерпели куда более сокрушительное поражение, нежели русские князья. Те, обладая солидными военными силами, умело уклонились от решительных боев с монголами, очевидно соображая, что чем меньше сражений, тем меньше опустошений, а монголы все равно уйдут и все будет идти по-прежнему. Они были благоразумны и правы.

Те же князья, которые хотели воевать с монголами, еще более благоразумно убежали на запад...

Возникает вопрос: зачем было Батыю вторгаться в Венгрию? Этот поход был совершен по монгольскому принципу: "Друзья наших врагов – наши враги"…
Бела IV принял к себе половецкую орду хана Котяна. Половцы, согласно договору, крестились в католичество и составили крепкую силу, подчиненную королю. Но венгерские магнаты, обеспокоенные усилением короны, предательски убили в Пеште Котяна и других неофитов. Узнав об этом, половцы восстали и ушли на Балканы. Позднее уцелевшие половцы поступили на службу к императору Никеи Иоанну III Ватацу.

Так же негостеприимно были встречены русские князья, просившие Белу IV о помощи и брачном союзе, – Михаил Всеволодович Черниговский и Даниил Романович Галицкий. "Не бы бе любови межа има".

Бела IV избавился от многих союзников, которые были ему и его магнатам несимпатичны. За это расплатился венгерский народ, покинутый королем на расправу монгольским воинам…»


Монголы направили своих послов в Венгрию и Польшу, но те были убиты. Наученные горьким опытом, в Чехию послов они уже отправлять не стали. В отличие от Руси, в Западной Европе произошли крупные военные столкновения. При Лигнице 9 апреля 1241 г монгольский корпус разбил немецко-польскую армию под командованием герцога Силезского Генриха II. Сам Генрих Силезский был убит. Монголы захватывают большую часть Польши, включая и столицу – Краков.

11 апреля 1242 г другой корпус монголов разбил венгерско-хорватскую армию короля Белы IV при Шайо. Король Бела вынужден спасаться на островах Адриатического моря. А монголы захватывают все крупные венгерские города и в течение года фактически оккупируют всю страну. (Венгерская Пушта – крайний западный участок Великой Степи. Видимо, Бату собирался именно там организовать свою ставку.) Также война прошлась по Словакии, Хорватии и Восточной Чехии. (Там, в сражении при Оломоуце, возможно был разбит один небольшой монгольский отряд). Вторжение неведомого народа, их стремительное продвижение и постоянные победы вызывает в Европе огромную панику. Монгольские войска уже достигли Адриатического моря и подошли к Триесту – воротам в Италию, когда из Каракорума были получены известия о смерти великого хана Угэдэя.

Бату, ожидая всевозможных неприятностей от начавшегося междуцарствия, и сочтя свою задачу полностью выполненной, развернул войска обратно на восток и через Боснию, Сербию и Молдавию отвёл их на Волгу (1243 г). Великий западный поход был окончен.

Временно подчинённые Бату царевичи-чингисиды, каждый со своими войсками, вернулись в свои улусы. А сам Бату остался на Волге. С 1243 г принято считать основание Золотой Орды. Русские земли не вошли непосредственно в состав монгольского государства. Но вскоре княжества одно за другим стали признавать свой вассальную зависимость от Орды.

Традиционно монголы проводили деление государства на Западное и Восточное крыло. По этому принципу был поделён и улус Джучи. Верховная власть в улусе Джучи с 1227 г принадлежала Бату. Но на деле он был непосредственным руководителем только его Западного крыла. По монгольской классификации оно называлось Белая Орда, по классификации восточных народов (прежде всего персов) – Синяя Орда. Восточное крыло улуса Джучи возглавлял Орду-Ичен, старший брат Бату. По монгольски оно называлось Синей Ордой, по персидски – Белой.

Оба эти крыла были также поделены на две части по тому же принципу. Государство Бату, которое здесь будет называться Золотой Ордой, состояло из двух частей. К востоку от Волги простиралась терриотрия непосредственного ханского управления. Столицей был специально основанный город Сарай-Бату. К западу от Волги располагались улусы других монгольских царвичей и улус беглербега – главнокомандующего. Государсвто Орду-Ичена, которое здесь будет называться Белой Ордой, также состояло из двух частей. Южная часть была подчинена непосредственно Орду-Ичену. Его ставка находилось недалеко от Балхаша, в Семиречье, а позднее была перенесена в Сыгнак. Северная часть принадлежала Шибану. Улус Шибана будем называть Синей Ордой. У Шибанидов не было постоянной столицы. Летом они держали ставку на Иргизе, а зимой на Сырдарье.

В ходе западного похода Бату насмерть рассорился с сыном Угэдэя – Гуюком, который после смерти своего отца стал главным претендентом на титул великого хана. Что грозило молодому великому завоевателю многими неприятностями.

* * *

После ухода монголов на Русь возвращаются беглые князья – Данила Галицкий и Михаил Черниговский. Они традиционно враждуют между собой и тут же начинают очередную свару. Михаил пытается вновь взять под контроль Киев, а его сын Ростислав в союзе с Болховскими князьями воюет против Данилы Галицкого и ему даже удаётся временно занять Галич. А Данила тем временем воюет ещё и против собственных бояр.

QUOTE
«Галицкие бояре были наиболее реакционной силой на Руси. Они несли самую древнюю традицию – старинную славянскую племенную раздробленность. Для бояр Рюриковичи были узурпаторами, тогда как для горожан – естественными защитниками от боярского произвола. Политическим идеалом галицкого боярства … была слабая власть, пусть даже иноземная; для горожан, наоборот, сильная власть, почему они поддерживали волынских Мономашичей. Но те, на свою беду, оказались естественными противниками князей владимирских и черниговских, а потому и галицкие бояре, и волынские князья искали союзников среди соседей.»



Карта №2 http://www.ostu.ru/personal/nikolaev/east_eur1250.gif



Рис. 2. Бату-хан. Средневековый китайский рисунок


Сообщение отредактировано amir: Apr 23 2011, 22:21

Вложенные эскизы изображений
Присоединенное изображение
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Oct 10 2004, 16:04
Создана #5


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15168
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



2. Запад против Востока. Галицкая Русь и Залесская украйна. 1243-1257

Итак, в 1243 г монголы обосновались в степях Дешт-и-Кипчака. Бату переходит от завоеваний к политической деятельности. Он направляет свои дипломатические усилия на ближний восток, пытаясь утвердить своих ставленников в Сельджукском султанате, Хорасане и Грузии. Вскоре у него появляется повод обратить своё внимание и на Русь.

В 1243 г в.к. Ярослав первым из русских князей едет в ставку Бату. Тот признаёт Ярослава старшим между всеми русскими князьями, делая его ещё и великим князем Киевским. (Но если во Владимирском Залесье Ярослав остаётся полноправным главой, то в подаренном Киеве монголы уже в 1245 г проводят перепись населения и налагают на него дань). Таким образом Залесская Русь, в лице своего главы, великого князя Ярослава, признаёт подчинение монголам. Впрочем, на ближайшие 18 лет это подчинение пока ещё достаточно формальное.

QUOTE
«В Великороссии согласились с тем, что Русская земля стала земля "Канови и Батыева", т.е. признали сюзеренитет монгольского хана (хотя престол в это время был вакантным) и Батыя как старшего в роде Борджигинов, и что "не подобает на ней жити не поклонившися им".

Такое решение было оправдано внешнеполитической обстановкой. На западной границе шла жестокая война, и ливонцы вешали русских пленников. Сила была на стороне крестоносцев, имевших неограниченные ресурсы в европейском рыцарстве, снабжаемом купеческой Ганзой и руководимом опытными политиками – прелатами католической церкви. Подчинение папскому престолу было обязательным условием мира. Для Владимирского княжества второй фронт в этих обстоятельствах был бы этническим самоубийством.»


Сын Ярослава – Константин – отправляется дальше, в Монголию. Возвращается он в 1245 г с приказом Ярославу ехать туда же. Как глава подчинённого монголам государства он должен присутствовать на выборах нового великого хана и воздать ему почести. В том же году Александр Невский разбивает литовцев в серии приграничных сражений, заканчивая таким образом свою западную кампанию против шведов (1240), немцов (1240-1242) и литовцев (1245).

А на западе, в Галицкой Руси, монголов пока что не замечают, там идёт напряжённая война. В 1245 г Ростислав Черниговский, женившись на дочери Венгерского короля Белы IV, приходит с его войсками под Галич, но их отгоняют. После этого он опять возвращается, уже не только с венгерской подмогой, но и с польской, и осаждает город Ярослав. Близ этого города, на реке Сане, произошло последнее крупное сражение между Мономашичами и Ольговичами, в котором Даниил и Василько Романовичи одержали решающую победу. Только после этой победы Даниил и Василько окончательно утвердились в своих княжествах после сорока лет почти беспрерывной войны.

QUOTE
«Напряженная и весьма жестокая война, окончившаяся победой Даниила над польско-русско-венгерской армией под стенами города Ярослава 17 августа 1245 г., описана достаточно обстоятельно, но место ее в истории требует дополнительного анализа. Война на Карпатах принципиально отличалась от войны в Прибалтике. Александр Невский защищал свой суперэтнос и его культуру от железного натиска католической Европы, или, что то же, от колониального порабощения. Поэтому он отказывался от любого культурного обмена с Западом, даже от дозволения религиозных диспутов.

На юге-западе война носила другой характер. Бела IV Венгерский, Болеслав Стыдливый Малопольский и примкнувший к ним Ростислав Черниговский состояли в гвельфском блоке. Конрад Мазовецкий призвал на свою землю Тевтонский орден, стоявший на стороне Гогенштауфенов; Даниил Романович продолжил традицию своего отца, ставшего союзником гибеллинов, а Миндовг, язычник, готов был бить католиков где только возможно.

Таким образом, очевидно, что в Карпатах решался вопрос не о защите православия от католичества, разумеется не в религиозном, а в этническом плане, а об участии Южной Руси в западноевропейской политике, осью которой была борьба императоров против пап. Черниговские князья примкнули к папистам и приняли участие в Лионском соборе 1245 г., а Даниил Галицкий оказался союзником Фридриха II, отлученного бежавшим папой Иннокентием IV. А Русь? Она в этой войне была ни при чем.»


В 1245 г Бату всё же напомнил Даниле о своём существовании. После победы под Ярославом к Даниле пришёл приказ: "Дай Галич!". Данил отправляется в Сарай и заключает мир с Бату, признавая его сюзеренитет. Автоматически он тем самым прзнаёт и то, что является вассалом великого князя Ярослава Всеволодовича, которого Бату признал старшим среди русских князей. Вследствие этого, Венгерский король предлагает Данилу мир и династический союз: Лев Данилович женился на дочери короля. Находя, однако, покровительство Бату для себя позорным, Даниил завязывает отношения с папой Иннокентием IV, предлагая в обмен на военную помощь против монголов воссоединение церквей.

В 1245-1246 г папский легат, кардинал Иоанн де Плано Карпини совершает путешествие по Руси, Золотой Орде и Монголии. В Киеве он встречается с городскими властями и главами итальянских торговых факторий. Он упоминает, что не успел встретиться со всеми, то есть город в это время представлял нечто большее, чем «200 домов», как он пытается это представить.

В 1246 г году в.к. Ярослав направляется в Монголию, где в это время готовится курултай для избрания нового великого хана. Там он и умирает в ставке Гуюка, предположительно отравленный его матерью – регентшей Туракиной (1242-1246). Эту версию пропагандирует находившийся в то время в ставке Гуюка папский посол кардинал Плано Карпини, фактически являвшийся наиболее заинтересованным в этой смерти лицом. (И, пожалуй, также являвшийся и самым ловким интриганом из тех, что присутствовали тогда при дворе Гуюка. Достаточно ловким, чтобы самому организовать это убийство, устраняя основного потенциального союзника Гуюка для похода на Запад. В.к. Ярослав, как известно, был лидером антизападной партии на Руси. С лидером второй партии, антивосточной, Данилой Галицким, Плано Карпини имел специальную встречу в Галиче. И в своём отчёте по возвращении охарактеризовал его как человека, весьма сочувствующего католической церкви.) Так или иначе, сыновья Ярослава в выборе сюзерена предпочитают Бату, а не Гуюка. И Бату в том же году в Орде казнит старого врага их отца – Михаила Черниговского, который так и не смог добиться помощи с Запада и попробовал помириться с монголами. В качестве Черниговского князя ему наследует его брат Андрей. Михаил был впоследствии канонизирован РПЦ.

Во Владимирском княжестве после смерти Ярослава идёт чехарда усобиц за титул великого князя. В 1246 г великим князем становится Святослав Всеволодович и перераспределяет уделы. Два года спустя его изгоняет князь Михаил Ярославич Хоробрит, вскоре погибший в стычке с литовцами.

После прибытия в ставку Бату сильнейших русских князей – Ярослава Владимирского (1243), Даниила Галицкого (1245) и Михаила Черниговского (1246) Русь попадает под влияние монголов. Но взаимодействие с Ордой русские князья видят по разному, и по этому принципу их можно условно разделить на две партии. Одни князья относятся к ней как к силе, которую приходится против воли терпеть, и от которой нужно избавиться. А так как своих сил для этого недостаточно, то нужно для этой цели искать союза с Западом. Правда, в качестве младших парнёров. К этой партии, антивосточной, можно отнести Даниила Галицкого, Михаила Черниговского, а позднее и Андрея Ярославича Владимирского. Партия ориентируется на гвельфскую Европу. Михаил участвует в Первом Лионском Соборе (1243-1245). Данила получает корону от Папы Римского (1255), став таким образом его вассалом. Андрей заключают с Данилой династический союз (1250). Данила пробивает своего ставленника – Кирилла на пост митрополита всея Руси. Кирилл, однако, не соглашается с его политикой и уезжает к Александру Невскому, лидеру другой партии. Антивосточная партия в принципе согласна признать главенство Папы в обмен на военную помощь против монголов. Вторая партия, антизападная, возглавляется сначала Ярославом Всеволодовичем, потом Александром Невским. Поддерживается православным духовенством, и прежде всего митрополитом Кириллом. Эта партия предпочитает если и быть младшим партнёром, то у Орды, и даже платить дань. Считает, что на этих условиях Орду можно использовать для усиления своих позиций как против внешних, так и против внутренних противников.

QUOTE
«Итак, древнерусский настрой раскололся, а вместе с ним раздробился и этнос…

…Напрашивается вывод, что Даниил и Александр стоят друг друга. Один обожал немцев, другой – татар. А кто же был за русских?

Были в это время и княжества с древнерусскими традициями – между Днепром и Западным Бугом, между Припятью и Двиной. Эти так называемые Белая и Черная Русь не подчинялись ни немцам, ни татарам. А что они сделали, чем прославили свое имя, как защищали свою свободу от соседей-литовцев? Да никак!»


Можно резонно возразить, что «западник» Данила воевал с этим самым западом даже больше, чем «антизападник» Александр Невский. Но их войны носили совсем разный характер. И сами они воспринимались в Европе очень по разному. Причём Данила Галицкий – был для Европы своим, а Александр – нет, хотя он и обменялся с Папой парой посланий. Это русские люди владения Романовичей по привычке называли Галицким и Волынским княжествами. А для европейцев с 1205 г – это королевство Галиции и Лодомерии, вассальное по отношении к Венгрии государство. И Данил с 1205 г является вассалом венгерских королей, да и живёт по многу при венгерской дворе, пока в Галиче идёт война без перерыва. Его основные интересы лежат на западе. Он породнился с Венгерской, Австрийской и Литовской династиями. Он активно участвует в европейской политике – тогда как Александр Невский просто не даёт этим европейским политикам проникнуть на свои земли. А в 1255 г Данил уже сам получает от Папы корону и титул короля Галиции и Лодомерии и, таким образом, прочно входит в феодальную систему Европы. Данила уже скорее является частью Европы, чем частью Руси. Что и осознаёт новый митрополит всея Руси Кирилл – впервые в истории перебираясь из южной Руси в Залесье, к Александру Невскому.

В Монгольской империи также борятся два лагеря. Первый возглавляется Гуюком, который хочет повторить поход в Западную Европу, так как при этом надо проходить по землям Бату, которого он ненавидит. Его поддерживают потомки Угэдэя и Джагатая, и, видимо, православное духовенство, испытывающее неприязнь к католической Европе. Второй возглавляется Мункэ и Бату. Их поддерживают потомки Джучи и Тулуя. А также потомки покорённых монголами найманов, кэрэитов и каракитаев (т.н. несторианская партия). Их линия внешней политики – война против исламских стран (с суннитским господством) и против Китая. Соответственно, они рассчитывали, и не зря, на поддержку шиитского меньшинства у мусульман и несторианского населения исламских стран. И даже на католиков-крестоносцев. Как показала практика, на последних – зря. В 1246 г великим ханом становится Гуюк. Но Бату не признаёт его власти. К 1248 г великий хан Гуюк опрделил приоритеты в своей политике. Он наметил поход на Багдад силами собственного улуса и поход на Западную Европу силами всей Могольской империи. Но перед этим он решил расквитаться со своим давним врагом – Бату, который так и не признал его власти. Гуюк выступает со своими войсками на улус Джучи. Бату посылает к нему своего брата Шибана для переговоров с глазу на глаз. В результате этих переговоров Шибан был убит, а Гуюк ранен. Не удовлетворившись исходом переговоров, Бату посылает к великому хану своих агентов, и Гуюк в скором времени умирает от отравления. Внутри Монгольской империи начинается новая борьба за власть. Бату, так и не присягнувший Гуюку, является к этому времени самым авторитетным Чингисидом и играет в предвыборной борьбе решающую роль. Но регентом до курултая, на котором предстоит избрать нового великого хана, становися вдова Гуюка Огуль-Гаймиш.

На Карте №3 показаны улусы Монгольской империи и вассальные территории по состоянию на 1248 год.

Старшие сыновья умершего великого князя Ярослава, Александр и Андрей Ярославичи, едут в столицу империи, Каракорум, (при этом в 1247 оба были в ставке Бату) где Огуль-Гаймиш делит Русь по монгольскому принципу на два крыла. Андрей получает фактическую власть и титул в.к. Владимирского, а Александр – формальное старшинство и титул в.к. Киевского. Вернувшись, они захватывают власть. Изгнанный ими Святослав тщетно добивается в Орде восстановления справедливости (по лествичному праву власть должна принадлежать ему). Но на него там никак не реагируют. Делами Руси в Орде занимается старший сын Бату – Сартак. А сам Бату отдаёт всё своё время делам имперской политики, не размениваясь по мелочам.

В 1249 г литовцы воюют со Псковом и одерживают победу при Кудепе. В том же году они терпят поражение у Зубцева. Также в 1249 г в Угличе умирает князь Владимир Константинович, ему наследует сын Андрей.

В том же 1249 г. монгольский военачальник Кайдан (сын Угэдэя) совершил поход на Литву, но был разбит Миндовгом к юго-западу от Минска. В результате ок. 1250 Миндовг сумел посадить своих племянников княжить в Полоцкой земле (Тевтивил в Полоцке, Едивид в Витебске); тем самым былые владения полоцких Всеславичей были окончательно отторгнуты от Руси. Впоследствии они иногда восстанавливали независимость, но практически не подчинялись ни монголам, ни их верховным русским ставленникам, вращаясь почти постоянно в литовской орбите. Эта победа над моголами, одержанная Миндовгом, очень сильно повлияла на князя Данилу Галицкого.

Весной 1250 г Бату удаётся собрать предварительный общемонгольский курултай на подконтрольной ему территории. Используя административный ресурс и силовое давление, а также союз Джучидов с Тулуидами, Бату удаётся добится выгодного для себя постонавления курултая – рекомендовать к избранию великим ханом Мункэ, считая его наиболее выгодным для себя человеком. Но окончательный курултай может состояться только в Монголии. Регентша Огуль-Гаймиш и примкнувшие к ней Угэдэиды и Чагатаиды оттягивают его созыв почти на полтора года. В Монголии курултай собирается летом 1251 года. Бату посылает туда своих братьев Берке и Тук-Тимура со значительным военным экскортом. По решению курултая 1 июля 1251 г Мункэ избирается великим ханом. А сам Бату признаётся главой золотого рода Борджигинов, «ханским отцом» и главой правого (западного) крыла империи. Немедленно после выборов союзники устроили грандиозный политический процесс, в котором Огуль-Гаймиш, Чагатаиды и Угэдэиды обвинялись в заговоре с целью убийства Мункэ. Процесс шёл с 1251 по 1252 г, и его итог был страшен даже по монгольским меркам. Регентша и около 300 высших должностых лиц империи были казнены. Подавляющая часть Чагатаидов – также казнены. Угэдэиды – сосланы. Более того, Мункэ и Бату договорились об упразднении улусов Чагатая и Угэдэя как самостоятельных частей империи. Факитчески, союзники поделили всю империю на двоих, физически уничтожив либо сослав в отдалённые места всех своих конкурентов. 1251-1252 г Мункэ навел на чингисидов такой страх, что его правление проходило в совершенном спокойствии. Единственным человеком, с котороым он должен был считаться, был Бату; однако тот умер три года спустя, оставив Мункэ небывалую власть.

По решению курултаев 1250 и 1251 г, а также курултая 1253 г, была определена монгольская политика. Было решено направить одного из братьев великого хана – Хубилая – на завоевание Китая (Империи Сун). А другого – Хулагу – на завоевание иранских территорий и прилегающих областей вплоть до Средиземного моря. Присоединенные в ходе этого второго похода области должны были поступить под управление Хулагу как наместника великого хана, оставаясь формально в верховной собственности Джучидов. Бату, однако, справедливо полагал, что наместничество младшего брата великого хана будет равносильно полному уходу южных земель под власть великого хана, и твердо решился не пускать Хулагу в Иран, хотя до поры до времени не обнаруживал этого открыто. Характерно, что планы европейской кампании, который одинаково лелеяли Угэдэй и Гуюк, на курултаях даже не рассматривались и, как оказалось, были похоронены навсегда. Причина этому может быть только одна: Бату не хотел, чтобы на прямо контролируемой им территории появлялись имперские войска и вообще какие бы то ни было неджучидские силы, и Мункэ вынужден был считаться с этой позицией.

В 1250 г умер император Фридрих II Гогенштауфен, Священная Римская империя распалась и Римский папа Иннокентий IV смог справедливо считать себя главой христианского мира и начать усиливать позиции католичества в Восточной Европе.

А в этой самой Восточной Европе, она же Западная Русь, продолжаются активные действия Галицкого князя. В 1246 и 1247 г территория Пинского княжества подвергается набегу литовцев. Даниил Галицкий и Василько Волынский вмешиваются в дела этого соседнего княжества и бьют литву. В 1247 г в Польше умирает князь Конрад Мазовецкий. Данила Галицкий вмешивается и в польские дела и добивается, что Мазовию наследует дружественный ему Семовит, младший сын Конрада. В 1248 г Василько Волынский разбивает ятвягов при Дрогичине. А в 1251 г против ятвягов воюет уже вся троица: Данила Галицкий, Василько Волынский и Семовит Мазовецкий, приводя их к покорности. В следующем, 1252 г, князь Миндовг Литовский, отправив князей Выкинта, Товтивила и Едивида воевать в Смоленское княжество, захватывает их земли. Все трое бегут к Даниле Галицкому. Тот немедленно решает вмешаться в литовские дела и вмесьте с братом, Василько Волынским, и литовскими беглецами сколачивает альянс против Миндовга, с участием части жмуди, ятвягов, половцев и Ливонского Ордена, причём Товтивил ради этого принимает католическое крещение. Миндовг также принимает католическое крещение и высылает богатые дары магистру Ордена фон Штукланду, раскалывая таким образом альянс. Миндовг венчается королём Литовским, но, согласно летописи, «крещение его было льстиво», то есть лицемерно. Военные действия начинаются в том же 1252 г, причём в 1253 г Миндовгу удаётся переманить на свою сторону ещё и ятвягов.

Вскоре Данила ввязывается ещё в один конфликт. Его сын Роман женат на дочери Австрийского герцога, Гертруде. В это время в Автрии пресекантся местная династия. И Даниил, заключив союз с Венгрией и князем Болесловом Краковским, выдвигает свои претензии на Австрию. Это означает войну с Чехией – тоже претендующей на Австрию, которую по итогам войны и захватывает Чешский король Оттокар.

В 1255 г при посредничестве Войшелка, сына Миндовга, Данил и Миндовг заключают мир. Шварн Данилович женится на дочери Миндовга и получает таким образом наследственные права на Литву, Роман Данилович вокняжается на захваченных ранее литовцами русских землях, правда на правах вассала Миндовга Литовского. А Даниил с сыном Львом и польским князем Семовитом Мазовецким вновь начинает войну против ятвягов. А Войшелк Миндовгович, лидер православной партии в Литве, по заключении мира удаляется в монастырь.

По окончании войны с Литвой Даниил начинает готовить восстание против Орды, благо Бату находится при смерти. В обмен на обещание помощи с Запада он признаёт себя вассалом Папы и коронуется в Дрогичине как король Малой Руси (1255). Однако, видя невозможность получения военной помощи от католиков, вскоре прерывает все сношения с папством. Данила Глицкий вступает в союз со своим прежним противником Миндовогом, направленный прежде всего против монголов.

В 1252 г происходит первое после окончание Западного похода монгольское вторжение на Русь. Подоплёка его такова. В.к. Андрей вёл враждебную по отношению к Золотой Орде политику, рассчитывая в союзе с Данилой Галицким, западными монархами и помощью Папы Римского сбросить монгольскую власть. Есть предположение, что в этом направлении он действовал с согласия Ширамуна. (Внук Угэдэя. После прихода к власти Мункэ возглавил оппозицию новому великиому хану и в 1252 г организовал против него провалившийся заговор. В обмен на военную диверсию в тылу своего врага – Бату – мог обещать Андрею независимость.) Андрей получил власть от угэдэидов, а после переворота в Каракоруме угэдэидских ставленников смещали по всей империи. На Руси Бату и Сартак решили заменить Андрея на его брата Александра. Договорённость с последним была достигнута в 1251 г, когда Александр Невский приезжал в Орду. Александр не одобрял политику своего брата. Он опасался, что если Андрею совместно с Данилой Галицким и европейскими монархами всё же удастся организовать совместное выступление, то на Русь могут быть направлены имперские войска, как раз собранные для похода на Багдад. В 1252 г Сартак направляет на Русь т.н. Неврюеву рать под руководством царевича Неврюя. Численность войск Неврюя оценивается от 10 до 25тыс. человек. Им противостояли дружины в.к. Андрея и тверского воеводы Жирослава, которого прислал Ярослав Ярославич Тверской. Общее численность – около 2 тыс. Результат был предсказуем: войска Андрея были разбиты, сам он бежал в Швецию. Т.н. Неврюева рать наносит Владимирской Руси ущерб гораздо больший, чем нашествие Бату 14 лет назад. Возвратившись после нашествия на Русь, Александр Ярославич вдобавок к титулам великого князя Киевского, князя Переяславского, князя Новгородского и Псковского принимает и титул великого князя Владимирского и получает наконец реальную власть. Он становится фактическим гегемоном среди всех русских князей и начинает деятельное обустройство земель. Через некоторое время Александр добивается от Сартака прощения для своего брата Андрея. Тот возвращается на Русь и получает в удел Суздальское княжество.

В 1252 г после смерти Ингваря Ингваревича Рязанского Бату делает Рязанским князем Олега Ингваревича, пробывшего в монгольском плену 15 лет. Князь Олег в ответ признаёт Рязань данником монголов.

В 1253 его сын Александра Василий Новгородский разбил литовцев у Торопца. Ливонский Орден воевал в Псковской волости. Новгородцы и псковичи в ответ воевали в Ливонии.

В 1253 г начался иранский поход монголов под командованием Хулагу. Его авангард под командованием Кетбуги в том же году перешел Амударью. Самому Хулагу, однако, Бату запретил переходить через эту реку, откуда начинались его владения (Бату решился, таким образом, саботировать имперский поход, так как опасался, что Хулагу, оказавшись в Иране, отберет его себе, как, кстати, и случилось в итоге). Мункэ не посмел настаивать на своём и смирился с решением Бату, хотя и не позволял Хулагу вернуться.

1255 Новгородцы выгнали Василия Александровича и позвали себе на княжение Ярослава Тверского. Александр привел свои полки, Ярослав и новгородцы уступили. Василий Александрович вновь стал князем Новгородским.

Где-то в это время на дочери Сартака жентится князь Глеб Василькович Белозёрский.

Александр Невский получил власть над Русью на монгольских штыках, и теперь пришло время за это платить. В 1255-57 г присланные центральным монгольским правительством численники проводят первую перепись населения Владимирской Руси в целях установления нормы налогообложения. Перепись сопровождается стихийными разрозненными волнениями местного населения, требующего не давать числа татарам. С этого времени начинается регулярный сбор дани, который осуществляют присланные центральным монгольским правительством баскаки. Впрочем, русская Церковь освобождается монголами от выплаты дани и всех других форм зависимости. За одним исключением – церковнослужители должны молиться о здоровье хана.

В 1255 г умирает Бату. К этому времени уже вышли наружу его противоречия с великиким ханом Мункэ (Бату уже два года не позволял армии Хулагу вести боевые действия в зоне интересов улуса Джучи). Для улаживания этих противоречий Бату незадолго до смерти послал в Каракорум своего старшего сына Сартака. Мункэ, желая избавиться от присутствия нежеланного советчика, нашёл для этого подходящий предлог – объявил Сартака новым главой улуса Джучи, выдал тому соответствующий ярлык и отправил обратно в Сарай. Более того, он даже расширил его владения за счет Азербайджана и Аррана. Впоследствии это были единственные закавказские владения, которые Джучиды требовали оставить за ними, ссылаясь при этом именно на ярлык Мункэ.

Узнав о смерти Бату, армия Хулагу двинулась дальше. Осенью 1255 г. он достиг Самарканда, а в январе 1256 г. вступил в Хорасан. С самого начала Хулагу заявил себя как ярый враг мусульман и покровитель христиан.

Сартак, новый правитель улуса Джучи, вернулся в Сарай в конце 1256 г. Но уже в начале 1257 г он был отравлен своим дядей Берке. (Они не сошлись в вопросах веры. Сартак был христианином, Берке – мусульманином.) Мункэ утвердил новым правителем Улагчи, которого сам Сартак успел усыновить в качестве своего наследника. Регентшей была назначена Боракчин, вдова Бату. Это был последний правитель улуса Джучи, назначенный центральным правительством. В том же 1257 г Берке убивает и Улагчи, и Боракчин, и захватывает таким образом власть. Но не смотря на то, что Берке был ревностным мусульманином, он продолжает принимать учаситие в общемонгольских войнах с исламскими странами (несколько военных подразделений Джучидов воюют под началом Хулагу), хотя и говорит, что в действиях Мункэ «есть что-то гнусное».

Хулагу получил сведения о данном Сартаку ярлыке Мункэ почти одновременно с известием о смерти самого Сартака. Разумеется, он не только не подумал передать Арран и Азербайджан Улагчи но, воспользовавшись его слабостью, в 1257 г еще и удалил джучидскую администрацию из Грузии и стал управлять ей сам (на что как раз имел формальные права; ибо Бату в 1243 распространил свою администрацию на Грузию самовольно). Это удержание Аррана и Азербайджана вызвало впоследствие ожесточенную вражду между улусами Джучи и Хулагу.

В 1256 г шведы и фины воюют с Новгородом.

В 1257 г монголы пытались провести перепись в Новгороде, но эта попытка полностью провалилась. Этому способствовал Новгородский князь Василий Александрович, не согласный со взглядами своего отца. Монголы для проведения переписи направляют в Новгород мурзу Касачика. Александр Невский срочно смещает своего сына с Новгородского княжества, лишает его всех наследственных прав, и заставляет новгородцев соголаситься на дань по-хорошему, пока монголы не прислали войска вместо переписчиков. Новгород уступил и дал обязательство самостоятельно регулярно выплачивать дань, определяя её размер «добровольно» (1259). Таким образом, через 20 лет после нашествия, устанавливается первая монгольская администрация на Руси. За этот период поездки русских князей в Орду совершаются не менее 24 раз, Михаил Черниговский был там убит в 1246 г.


Карта №3 Улусы Монгольской империи и вассальные территории по состоянию на 1248 год

Рис. 3 Королевская корона Данила Романовича Галицкого. Реконструкция.


Сообщение отредактировано amir: Apr 23 2011, 22:25

Вложенные эскизы изображений
Присоединенное изображение Присоединенное изображение
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Oct 10 2004, 16:11
Создана #6


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15168
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



3. Данила Галицкий и Александр Невский 1254-1263

Начиная с 1250 г Данила Галицкий готовил восстание против монголов. Сначала совместно с Андреем Ярославичем Владимирским, а с 1252 г самостоятельно. В 1254 г монгольский военачальник Куремса отторгает от владений Данилы Бакоту в качестве ордынского протектората. В 1255 г Данила коронуется как король Малой Руси и признаёт власть Папы, в надежде получить помощь от европейских монархов. Но помощи он не получает и в конце концов в 1256 г, в связи со сменой власти в Орде, решается действовать в одиночку и идёт на открытый разрыв. Он сам двинулся на Куремсу, и в 1256-57 г занял Болоховские земли, а также часть Подолья и Поросье, которые до того входили в непосредственные владения Джучидов. Куремса не смог собственными силами противостоять Даниле, да к тому же в войну вступил ещё и Миндовг, отторгнув в 1258 г часть территории Смоленского княжества (Войщина). Также литовцы нападают на владения Новгорода и даже на Курляндию. В итоге новый правитель Золотой Орды, Берке, решает вмешаться в сложившуюся ситуацию.

В 1258 г в Рязани умирает князь Олег Ингваревич, ему наследует сын Роман.

В 1259 г в Галицию направляются подкрепления и новый командующий – Бурундай. Одного его появления оказалось достаточно, чтобы Данила и Василько Романовичи прекратили военные действия. Для предотвращения возможности дальнейших выступлений против Орды, Бурундай заставил Романовичей срыть все городские укрепления, оставив их города беззащитными. Больше Галиция и Волынь восстаний уже не поднимали. После этого Данила Галицкий и Василько Волынский вынуждены были участвовать в двух походах Бурундая против Миндовга – своего недавнего союзника. В Литве в ответ на это был схвачен князь Роман Данилович.

Итак, на Руси было два варианта взаимоотношений с Ордой. Александр Невский считал, что лишняя конфронтация с Ордой не нужна и даже опасна. Основную угрозу Руси он видел со стороны запада, со стороны рыцарских орденов, неуклонно проникающих в Прибалтику и вторгающихся на русские земли. Он хотел мира с Ордой, и готов был за это платить. Он согласился на перепись населения и принял монгольских баскаков – это была его плата за власть. И в течении всего своего дальнейшего правления Александру, благодаря налаженным отношениям в Орде, удавалось сохранять свои земли от нашествий, не посылать свои войска воевать за монгольские интересы и постепенно ослаблять данническую зависимость, что выразилось в изгнании баскаков в конце его правления. Он оставил после себя крепкое княжество, а его потомки создали огромную империю. Данила Галицкий выбрал открытую конфронтацию – и проиграл. Галиция и Волынь тоже были обложены данью. Но Галицко-Волынские князья были вынуждены ещё и сами разрушить собственные крепости. Были вынуждены воевать за монгольские интересы против своих вчерашних союзников. А уже два поколения спустя Галицко-Волынская Русь пала без единого выстрела перед натиском Литвы, Венгрии и Польши. Некогда одна из сильнейших и культурнейших частей Руси потеряли государственность, стала европейским захолустьем, окраиной чужих владений.

К этому времени в столице Орды, Сарае, уже живёт достаточно много выходцев с Руси, которые там занимаются ремеслом и торговлей. На Северном Кавказе и Азовском поборежье вообще традиционно жило много славян. Учитывая это, в 1261 г с разрешения Берке на территории Золотой Орды организуется православная епархия с пребыванием епископа в Сарае. Великий князь Александр и особенно митрополит Кирилл, чьими стараниями это и было совершено, преследуют при этом и ещё одну цель – возможность крестить Орду.

В это время на Руси зафиксирована передача княжества по женской линии. В 1261 г умер князь Василий Всеволодович Ярославский. Князь Фёдор Ростиславович Чёрмный получил Ярославское княжество в приданое за Марией Васильевной, своей супругой. В этом же году Никейский император, Михаил Палеолог, возвращает империи Константинополь, захваченный в 1204 г Крестоносцами во время 4-го Крестового похода.

Получив отпор с востока, Данила Галицкий не хочет успокоится. Он снова обращает своё внимание на запад. Он заключает союз с Белой Венгерским и снова нападает на Чехию, но Оттокар Чешский разбивает их войска при р. Мораве. Воспользовавшись этим, в 1262 г на Волынь вторгаются литовские войска, но их отгоняет князь Василько Романович.

В 1262 г Литва заключает мир с русскими землями. При этом осуществляется давнишняя мечта Александра Невского – между русскими и литовскими князьями заключается союз против немцев (Ярослав Тверской, Дмитрий Новгородский, Миндовг Литовский, Тройнат Жмудский, Товтивил Полоцкий). Александр, проведший свою боевую молодость в должности Новгородского князя, видит главную опасность для Руси именно со стороны немцев. Он считает что с немцами нельзя договорится, они не просто покоряют земли в Прибалтике, они уничтожают там всё «инородное», не немецкое. Миндовг отрекается от католичества. Литовцы начинают боевые действия под Венденом, русские под Юрьевым (Дерптом). Но спустя год, всвязи со смертью Александра Невского и Миндовга Литовского, эта война прекращается.

В 1263 г Миндовг Литовский отправляет свои войска воевать с князем Романом Брянским (Роман одерживает победу уже в 1264 г.) Злоупотребив этим, князь Довмонт убивает Миндовга вместе с двумя его сыновьями. В.к. Литовским становится Тройнат, но он быстро рассорился со своим двоюродным братом – Товтивилом Полоцким. Тройнат вскоре был убит (1263). Великим князем при помощи Шварна Даниловича становится Войшелк Миндовгович и признаёт свою зависимость от князя Шварна. Довмонт убегает на Русь и становится Псковским князем в 1265 г

Таким образом, литовские владения попали в сферу косвенного (через государство Даниила Галицкого) влияния монголов. Соответственно, и монгольские нашествия на Литву прекратились почти на 15 лет.

А Хулагу развернул крупномасштабную операцию в Иране. Уже в 1256 он полностью сокрушил главные силы исмаилитов, взял их столицу Аламут, и к началу 1257 покончил с их основными центрами. При этом Хулагу начал вводить собственную администрацию на территории Ирана, де-факто создавая в составе Монгольской империи новый улус. Он был уверен, что его брат Мункэ поддержит эту инициативу. В 1257 г Хулагу потребовал покорности от последнего аббасидского халифа, и, получив отказ, завоевал Багдадский халифат, а халифа казнил (февраль 1258 г.). В ответ Берке, ревностный мусульманин и формальный владыка территорий, где оперировал Хулагу, посадил в Халебе (Алеппо) халифа ал-Хакима. Больших последствий это не имело (Хулагу в любом случае собирался идти в Сирию, в том числе на Халеб), но вконец испортило отношения Берке и Хулагу.

В 1257 году Хубилай закончил военные операции на западе и на юге Китая, в результате чего Империя Сун была окружена, и в 1258 г великий хан Мункэ выступил в поход на Китай сам. Война продвигалась успешно, но в ноябре 1259 г Мункэ умер. Что фактически означало прекращение кампании, как всегда во время междуцарствия. Мункэ был последним великим ханом, строившим и исполнявшим общеимперские планы.

А Хулагу, заняв Багдад, начал компанию по покорению Месопотамии и Сирии, что и совершил к 1259 г. В начале 1260 г были занят Дамаск и Газа, и войска Хулагу оказались на пороге последнего сильного исламского государства – Египта. Но в это время до него дошло известие о смерти брата. Хулагу немедленно прекращает кампанию, оставляет в Сирии только небольшой отряд Китбуги и отбывает на курултай. Однако события развивались быстро, и Хулагу вскоре предпочитает не ехать на курултай (которых мало того, что оказалось два, но и оба они очень быстро закончились), а укрепиться в завоёванных им землях. Ибо уже в 1260 г между двумя претендентами на власть великого хана началась война.

Со смертью Мункэ в Монгольской империя началась великая смута, которой суждено было продлиться почти пол века. Было провозглашено сразу два великих хана – Ариг-Буга (которого Мункэ оставил в столице в качестве своего наместника, и которого поддержали большенство Чингисидов) и Хубилай (который с 1252 г командовал китайской армией – самой крупной и боеспособной в империи).

Оба претендента – Ариг-Буга и Хубилай – нуждаясь в поддержке объявляют о восстановлении Чагатайского улуса, надеясь превлечь к себе Чагатаидов.

В 1261 г, желая превлечь к себе Хулагу, Хубилай высылает ему ярлык об образовании для него нового улуса в составе империи, с присвоением титула ильхана. Тем самым, эти земли выходят даже из под номинального подчинения Берке. После этого Хулагу становится активным сторонником Хубилая и казнит находившихся при нём Джучидов, которые со своими отрядами участвовали в походе на Багдад и Дамаск. Берке, в ответ на это, а также желая заполучить Арран и Азербайджан, объявляет Хулагу войну (1262). Джучидские войска под командованием Ногая, сына казнённого ильханом Хулагу Татара, вторглись в Иран. Война велась вничью, но Хулагу давил на брата требуя помощи. В этих условиях Берке решился на разрыв с центральным правительством.

В 1262 г в Ростове, Владимире, Суздале, Переяславле, Ярославле происходят народные выступления против баскаков (напомню, назначенных центральным монгольским правительством). Эти восстания были организованы Александром Невским. Он не хотел делить свою власть с баскаками. И надеялся, что в сложившейся обстановке Берке не ответит на изгнание каракорумских чиновников и их отрядов ордынским вторжением. Но в любом случае – монголы есть монголы, и антимонгольские бунты могли рассматриваться как опасный прецендент. Десять лет назад Неврюева рать разорила Владимирщину по гораздо меньшему поводу. И Александр сам едет в Орду – договариваться с Берке.

QUOTE
«…на что ушли … годы? На устроение. Он устраивал землю. Для себя. Для своих детей. Вот эту русскую землю топтали татарские кони по его зову. Саблями поганых добывал у родного брата золотой стол владимирский. Добыл. Разоренную, поруганную, в крови и пепле сожженных городов... И устраивал.
   
И принял руку Батыеву, протянутую ему, и сам протянул руку врагу…

Думал ли он, что католики Запада могли оказаться еще пострашней мунгальской орды, что, наложив руку на храмы, веру, знание, обратив просторы русских равнин в захолустье Европы, прикрывшись страной, как щитом, от угрозы степей, они предали бы потом обессиленную, отравленную учением своим Русь и бросили ее на снедь варварам Востока, надменно отворотясь от поверженной в прах страны? Или, не загадывая так далеко, просто не почел рисковать неверным воинским счастьем в споре, исход которого был слишком неясен и, в поражении, грозил обернуться еще горшею бедой? Или – из мести за отца, отравленного в Каракоруме ханшей Туракиной, – решил поддержать он Бату, врага Туракины и Гуюка? Или все это вкупе, быть может, даже и не понятое, а почувствованное сердцем, обратило его к союзу с Ордой?

…Он, возможно, не знал этого и сам, не ведал, что от него … будет расти и шириться великая страна. Он не знал и не ведал грядущего… Но он избрал путь, повенчав Русь со степью узами любви и ненависти, на вечный бой и вечную тоску по просторам степей....

Его (он не знал этого) сделают святым. Святым он не был никогда. Был ли он добр? Едва ли. Умен – да. Дружил и хитрил с татарами, не пораз ездил в Орду, в Сарай, и даже в Каракорум, к самому кагану мунгальскому. Но, выбрав свой путь, шел по нему до конца. Себя заставлял верить, что надо так. Останавливал нетерпеливых, не послушал даже Данилы Галицкого. Усмирял Новгород, не желавший платить дань татарам. Усмирил, родного сына не пожалев. Сам гнулся и других гнул. Твердо помнил, как отец умно и вовремя склонился перед Батыем, не пришел на Сить умирать вместе с Юрием – и получил золотой владимирский стол. Отец был прав. Мало радости да и честь не добра, погинуть стойно Михайле Черниговскому!

Так, тяжелой братнею кровью окупленный, кровью не им, а татарами пролитой, решился вековой спор суздальских Мономашичей с черниговскими Ольговичами, спор Юрия Долгорукого, а потом и Всеволода о золотом столе киевском, спор Ярослава Всеволодича, отца Александрова, с тем же Черниговским Михаилом. И вот теперь не Михайло, святой мученик, а прежде того держатель стола киевского, мнивший объяти всю землю русскую в десницу свою, – не Михаил, а он, Александр Ярославич Невский, стал великим князем киевским и владимирским тож. Но горька … власть, и тяжка плата за власть дань крови и воля татарская.

Земля была устроена… Самое время … добиться, чтоб самому, без бесермен поганых, собирать ордынские выходы! Дань на своей земле князь должен собирать сам! Пото и разрешил он черни резать и гнать бесермен из Ростова, Ярославля, Углича, Владимира и иных градов и весей. Не слепо, как Андрей, не очертя голову! Там, в далекой степи, встала рать. Орда в брани с каганом мунгальским. За каганьих ясащиков могут нынче и не спросить. На резню по городам, почесть, было получено разрешение золотоордынского хана... Было ли?...»


В Орде Александр достигает договорённости с Берке о новом обустройстве «русского улуса». Хан не будет мстить за каракорумских баскаков. Не будет присылать своих и не пустит новых из Каракорума – если вдруг такие прибудут. Взамен Владимирская Русь, в лице своего великого князя, признаёт себя вассалом не монгольского великого хана, а именно правителя улуса Джучи – Берке. И за дань Орде теперь будет отвечать великий князь Владимирский лично.

Берке таким образом получил Владимирский улус в своё подчинение. Причём всякие бунты там прекратились – так как ордынская власть теперь осуществлялась опосредованно, под руководством легитимных русских князей. Баскаки начинают сходить со сцены. В Северо-Восточной Руси о баскаке последний раз упоминается в 1269 г.

Русь не была богата финансами. И право контролировать «выход», в том числе и новгородский, радикально усиливал позиции великого князя. На столько, что теперь князья, желающие получить эту власть, будут драться за неё любыми средствами. Но пока эту власть Александр брал себе. И он знал, что уж из его воли – ни один князь теперь не выйдет… Но на обратном пути из Орды Александр Невский умер. (1263 г. В историографии встречалось мнение, что он был отравлен по приказу Берке – но это на столько не логично, что явно не соответствует действительности. Многомесячные треволнения и жёсткий для русича климат нижнего Поволжья могли подкосить его здоровье. Да и потомки Александра кстати не отличались долголетием – большинство не дожили даже до его 43 лет.) Позднее Александр был канонизирован РПЦ. В тот же год был зарезан его ровесник – литовский князь Миндовг, другой бескомпромиссный враг католиков. Есть подозрения, что эти две смерти опять были организованы латинскими прелатами. На Руси весть о смерти Александра была встречена со скорбью. «Зашло солнце земли русской» – так сказал по этому случаю митрополит Кирилл. Но ордынского погрома, мщения за побитых татар, коего с ужасом ожидала вся Владимирская земля, не было. Мёртвый Александр привёз на Русь мир.

* * *

И всё-таки спросим себя ещё раз: могла ли Русь в союзе с западом в то время сбросить монгольскую власть? Был ли прав Александр Невский, что не пошёл на конфронтацию с Ордой? Что скажет об этом современный историк? (Далее с некотырыми вариациями излагается взгляд Д.В. Чернышевского.)

QUOTE
…Политика есть дело грязное. А в эпоху упадка – особенно.

Великий князь Ярослав Всеволодович – человек скверного характера, неудачник, заговорщик, тиран, авантюрист и прочая, и прочая, и прочая. Яблочко от яблони... – а ведь Александр Ярославич последовательно и жестоко проводил именно политику своего отца. Только что с гораздо большим успехом – ибо талантливее был во всём. Ярослав мучил и казнил новгородцев – так добился лишь, что его постоянно выгоняли взашей из Великого города. А Александр пытал противников хана в Новгороде в 1257 – и что? Только кланяться стали еще усерднее. «Грозный» номер раз... Ярослав предал брата Юрия. Александр с не меньшей элегантностью предал брата Андрея, но заодно и своего отца тоже – проглотив молча его отравление в Каракоруме Туракиной и продолжая кланяться ханам. Но оставим моралите – политика есть дело грязное... Посмотрим на вещи с реальной стороны.

Бату рассорился насмерть с Гуюком, который на пиру, будучи пьяным, бил его поленом и называл бабой. А Гуюк стал великим ханом! Правда не сразу после смерти Угэдея, но что он – главный претендент – было очевидно уже при возвращении Бату на Волгу. На Волгу! А не на курултай в Монголию! Туда, в Сарай, Бату зовёт своих русских улусников – всех. Естественно, оставшись с единственным туменом – и с перспективой столкновения с великим ханом – будешь искать поддержки у местных. Половцев просто инкорпорируют в монгольское государство, а русским князьям предлагают в сущности, формальное признание власти хана плюс выставление вспомогательных отрядов – и всё. Даже дани регулярной Бату не вводит на Руси. Условия эти предлагались всем князьям. Ярослав согласился и стал сильнейшим на Руси.

Ярослав едет в Каракорум, где Туракина – регентша – отравляет его.
За что? А что – это похоже на Ярослава – хранить в Каракоруме верность Бату, оставшемуся на Волге? Практически бессильному, угрожаемому, опальному? И разве есть твердые доказательства, что Ярослава отравила Туракина? Зато есть очевидный факт: после смерти Ярослава Туракина разделяет Русь. Великое княжение Владимирское и власть отдается младшему Андрею (нарушение лествичного права! оскорбление Александру!), а Невский получает пышный титул «Великого князя Киевского» (вызов Даниилу!) И итог этого: Туракина перессорила всех со всеми. Лучше даже Макиавелли бы не придумал... Александр титул принял, но в Киев не поехал, болтался по Руси. Великий князь и старший брат, но без власти... С Даниилом – во вражде, с Андреем – во вражде. И когда породнившиеся Данил и Андрей (Андрей женился на дочере Даниила) подняли мятеж против хана, Александр странным образом оказывается в Орде, откуда по выправленным при его наследниках летописям (а может и при нём?) приезжает уже после Неврюевой рати – великим князем. А может и не после, а может – как его внук Иван Калита – и вместе…

Т.е. налицо обычный, банальный, грязный средневековй конфликт в династии за власть. «И восста брат на брата». Ярослав на Юрия, Александр на Андрея... «А поганые прихождаху с победами на русскую землю». («Слово…» по остроумной версии Гумилёва – вовсе не о походе Игоря Святославича, а именно о XIII веке, о временах монгольских...)

Предположить, что феодальные правители были способны забыть о своей грызне за столы ради объединения сил против монголов могут только искренние патриоты типа автора «Слова о полку...». Как прожжённый циничный политический аналитик я с возмущением отвергаю такую мысль. Нет оснований модернизировать сознание предков и героизировать их деяния. Т.е. в ментальной области у нас – неувязка. Отсутствие предпосылок для союза всех против татар.

В «базисе» – в состоянии Руси – тем более никаких предпосылок для такого действия. XIII век – кризис начавшийся еще до монголов (практически все приписываемые им последствия нашествия в виде прекращения строительства, гибели ремесел и пр. начались еще до них – и «продолжали начинаться» еще долго после нашествия). Обособление регионов вплоть до полной потери связей. (В Новгороде XII века – масса документов о южно-русских делах и пр. В XIII веке ареал топонимов упоминаемых в новгородских берестяных грамотах резко суживается, а в XIV веке ни один топоним упоминаемый в берестянках не выходит за пределы Новгородчины). Вытеснение в грамотах понятий и сведений связанных с денежными расчётами и переход на термины земледельческие и натуральные. Распад и дробление уделов, прогрессирующие до монголов и усугубившиеся после их прихода. В общем «кризис феодальной Руси» – что по Феннелу, что по Марксу. И как на таком базисе противостоять монголам?

Стратегический фактор. XIII век – натиск на Русь как с востока (монгольская гроза), так и с запада (немецкий дранг нах остен, поляки, венгры, шведы, литовцы). Противостоять всем и отбиваться по всем азимутам было при вышеописанном внутреннем ослаблении нереально в принципе. И князья это понимали. Поэтому речь шла о выборе: или с татарами против Запада (Ярослав – Александр) или с Западом против татар (Михаил Черниговский, Даниил, Андрей). Но Запад – это фикция, реально в это время – расколот между гвельфским блоком папистов и гибеллинами Гогенштауфенов. А монголы до начала гражданской войны Хайду против Хубилая – единая империя, тем более грозная, что её победы потрясали воображение. И что мы видим в этом раскладе?

Чернигов воюет с Волынью в южной Руси (еще до монголов, но все это продолжается как ни в чем не бывало и после их вторжения – Даниил, вернувшись, сражается вовсе не с Бату, а с Ростиславом Михайловичем Черниговским). Чернигов опирается на гвельфский блок (Папа, Венгрия, Польша). Михаил Черниговский даже выступает на Лионском соборе 1245 г., где, как известно, было принято решение о борьбе с татарами. Татары в своем Западном походе бьют только по гвельфам (Польша, Венгрия), а с императором Фридрихом Бату переписывается, и император вовсе не спешит защищать Германию от язычников... Михаила в Орде казнят первого. Даниил же, признав власть хана, громит поляков и венгров Ростилава Черниговсого под Ярославом (1245). Когда он поднимет мятеж против хана, он переметнется на сторону папы и даже получит от него корону. Но… ничего кроме короны. Может потому, что переметчиков не больно любят. Может потому, что у папы были более важные дела – борьба с гибеллинами. Но нежелание венгров и поляков помогать Даниилу совершенно понятно – он же их недавний враг и (они не знают этого, но опасаются) – будущий враг. Тевтонский орден – гибеллинский по определению, любимый орден Фридриха. Гибеллинский орден помогать Даниилу и Андрею, переметнувшимся в папский лагерь, тоже не горит желанием. Выходит, что с Запада помочь то и некому. Т.е. идея Даниила и Андрея повисает в воздухе и вырождается в идею «стоять в одного против всей Монголосферы». А Александр – прагматик, он понимает, что судьбы мира решаются в Каракоруме, ездил туда, да и в Сарае частый гость, видит, что Запад разобщен, а монголы – это мировая империя. И как прагматик делает свою ставку – на Восток…

Могла ли Русь в одиночку, без помощи запада, стоять против Орды? Единая Русь как правило побивала разрозненные орды кочевников – печенегов, половцев, татар в XV-XVI веках. Раздробленная Русь против объединённых кочевников Восточной Европы не имела никаких шансов (что и показали рати монголов от Бату и до Куликова поля, да и после него тоже). Единая Русь против единых кочевников Степи? Трудно сказать. Это как турки-османы против Тимура – до разгрома Баязета никто не смог бы предположить, что чагатаи так победят. Но единства то и не было – ни ментального, ни «базисного»! Т.е. данное предположение выглядит утопией в духе «Слова о полку».

А раз так, то в общем аморальный, жестокий и вероломный квислинг Александр Невский сделал правильный выбор! И национальным героем его правильно сделала Россия. Потому что выбор Даниила привел его страну (Галицко-Волынскую Русь) к гибели...

Ну а миф об Александре, созданный им и его наследниками, понятен и полезен – ну представим себе каково было бы моральное состояние римлян, если бы в римской истории про Ромула писали правду – что он подлый братоубийца и вор, глава шайки разбойников на семи холмах – а не героическую сказку? (Это не касаясь вопроса о том, что и Александр, и Ромул, и Чингисхан, и прочие подобные мифологические герои в реальной жизни кроме отрицательных качеств обладали как минимум талантом и способностями, и даже гениальностью лидеров – иначе они так бы и сгинули в своих пороках)…

…Невский – в отличие от Даниила бывавший в Каракоруме – понимал реальность прихода новой орды из Монголии в случае крупного восстания и видел всю колоссальную мощь империи великих ханов. Фикцией эта имперская мощь стала только при Хубилае, когда гражданская война с Ариг-Бугой и Хайду практически оборвала связи Монголии и Китая с Западной Евразией. А при Александре Невском, при Гуюке и Мункэ – это была реальность. Гуюк так просто собирался совершить поход на Рим, и умер уже двигаясь против Бату где-то у Самарканда (после разгрома Бату он намеревался идти добивать Европу, завершать начатое в 1241-42 гг.). Мункэ правда сам пошел на Китай. Но зато он послал на Запад армию Хулагу – да, она пошла на Багдад, а если бы Русь в это время сбросила бы власть Бату? А Мункэ Бату очень любил и уважал? Шёл бы Хулагу на Киев... и конец Руси со всем её не имевшимся в наличии единством…


* * *

В 1263 г Хубилай прислал Хулагу в подкрепление армию. Но в 1264 г Ариг-Буга признал своё поражение и сдался Хубилаю. Война между претендентами на власть великого хана прекратилась. Прекратилась и война между улусам.

В 1264 г, умерли князья Данила Галицкий и Андрей Александрович Суздальский. В 1265 г – ильхан Хулагу. Ему наследовал сын Абага, которому Берке немедленно объявил войну. Но в 1266 г Берке умер сам, и война прекратилась.

Царевич Ногай, командовавший войсками Орды во время войны с ильханом Хулагу, получил от Берке в 1264 г земли по Дунаю в качестве беглербега. После участия в кампании 1265-1266 г против тех же ильханов, Ногай вернулся на Дунай и с тех пор не двигался оттуда, создав там прочную сферу власти в объёме всей западной части Орды. После смерти Берке Ногай приобрел фактическую автономию по отношению к его преемнику Менгу-Тимуру. Коренной же удел Ногая, независимый от должности беглербега, находился на противоположном конце Золотой Орды, в бассейне Нижнего Яика (область приданного роду Ногая племени мангыт, который впоследствии приняли название ногаи). В 1265 отряды Ногая и вассального болгарского царя ходили на Константинополь, только что занятый византийцами, но были отогнаны.

В этот период можно проследить общую тенденцию для Галицко-Волынской Руси: она в своей политике всё более и более ориентируется на Запад, принимая постоянное участие в Западноевропейских конфликтах и всё боле и более отдаляясь от остальной Руси. Приездов князей в Орду за этот период не менее 14. И в этот период была установлена система взаимоотношений Русь-Орда, просуществовавшая два века.

Рис. 4 Александр Невский. Художник П. Корин
Рис. 5 Хубилай


Сообщение отредактировано amir: Apr 23 2011, 22:28

Вложенные эскизы изображений
Присоединенное изображение Присоединенное изображение
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Oct 10 2004, 16:12
Создана #7


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15168
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



4. В "союзе" с Ордой 1263-1280

Этот период характеризуется относительным спокойствием в отношениях Руси и Орды. «Первое поколение» уходит. Для нового поколения Орда уже является чем-то привычным. Ордынские ханы, занятые сварами с Хулагуидами, стараются поддерживать мир и порядок на Руси.

После смерти Александра Невского (1263) у него осталось четыре сына и три брата, которым теперь согласно лествице надлежало получать великокняжескую власть друг за другом по старшинству. Однако старшим из них был Андрей Суздальский, бывший бунтовшик, хоть и получивший прощение от Берке. Князья организовали съезд при участи митрополита и решили, что выдвигать кандидатуру Андрея будет неприлично. Мотивировав это тем, что он уже был великим князем. Съезд предложил Берке назначить великим князем следующего по старшинству – Ярослава Тверского. Впрочем, Берке утвердил Ярослава только после смерти Андрея, последовавшей в 1264 г.

Новый великий князь перераспределяет уделы. Старший сын Александра Невского, Василий, не получил ничего – наследственных прав его лишил сам отец за его деятельность на должности Новгородского князя. Второй его сын, Дмитрий, получил личный удел Александра – Переяславль. Но при этом Ярослав вынудел его уступить себе Новгород. Третий, Андрей Александрович, получил Городец и Нижний Новгород, которые в.к. Ярослав предварительно отобрал у сыновей умершего Андрея Ярославича, оставив им только Суздаль. Младший, Даниил, получил смутные обещания на счёт Москвы, которую в.к. Ярослав пока что оставил себе.

В 1266 г в.к. Ярослав предпринял попытку войны с князем Довмонтом Псковским, но она не состоялась. Довмонт начинает войну со своей родиной – Литвой, коя продолжается и в 1267 г. Также ок. 1266 г Болеслав Краковский вступает в войну со Шварном Даниловичем Галицким (он наследовал своему отцу в 1264) и побеждает его.

В 1266 г умер Берке "и была ослаба Руси от насилья татарского". Новым правителем улуса Джучи стал внук Бату – Менгу-Тимур, который завяз в войне с государством ильханов и был донельзя доволен тишиной на Руси.

В конце 60-х годов Менгу-Тимура официально принимает ханский титул, чего не делали его предшественники. В русских летописях перестали именовать "царём" великого хана и перенесли это наименование на правителей улуса Джучи.

Мир, установленный в Монгольской империи в 1264 г, страдал одним фундаментальным недостатком: в нем не нашлось места для Угэдэидов – четвертого чингисидского рода. А глава рода – Хайду – оказался человеком очень энергичным. Пока был жив Ариг-Буга и сохранял лояльност брату, никто другой не мог решиться в обход него претендовать на верховную власть. Но в 1266 г Ариг-Буга умер. И Хайду больше ничего не удерживало. Он поднял восстание и на рубеже 1266-67 г восстановил улус Угэдэя. В 1267 г с Хубилаем поссорился и глава Чагатаидов Барак, потому что великий хан противу своих обещаний не спешил восстановить улус Чагатая в его прежних границах. В этих обстоятельствах Хайду решился выдвинуть претензии на верховную власть в империи. Снова началась гражданская война, которая осложнялась ещё и тем, что Хубилай был вынужден снова воевать против Китая – империи Сун.

Джучиды и Чагатаиды поддерживали Хайду по вполне очевидным причинам. Хайду, впредь до общемонгольского курултая, мог остаться только законнным претендентом, но не великим ханом, а Хубилай становился самозванцем. Иными словами, впредь до полной победы, в которую кроме Хайду никто не верил, улусы Джучи и Чагатая оставались совершенно независимыми, что их вполне устраивало. Хубилая поддерживал только улус ильханов.

Эта новая смута, начавшаяся в 1266 г, связала руки всем улусам. Теперь они не вели внешних завоеваний, а сражались между собой. На завоевательную политику решился только Хубилай, что и стоило ему 30-ти летней усобицы в империи, подавить которую совместно с завоеванием Китая он оказался не в состоянии.

В этой войне Тулуиды (великий хан Хубилай и ильхан Абага) воевали против трёх других улусов империи. Улус Джучи возглавлял Менгу-Тимур, улус Угэдэя – Хайду, улус Чагатая – Барак. В ходе этой войны, в декабре 1271 г, Хубилай принял для своей династии китайское название Юань.

В 1268 г новгородцы, на которых напал Ливонский Орден, призвали Дмитрия Александровича Переяславльского себе князем. Дмитрий привёл с собой низовские полки и под Раковором нанёс решительное поражение войскам Ордена. Когда Орден собирался перейти в конрнаступление, хан Менгу-Тимур послал Дмитрию на помощь небольшое воинское подразделение, и Ливонский Орден тот час "замиришася по всей воле новгородской, зело бо бояхуся имени татарского". Это была последняя война Ливонского Ордена против Новогорода. В дальнейшем Орден переключился на попытках завоевать более слабый Псков. После окончания войны в.к. Ярослав опять застаяляет Дмитрия уступить ему Новгород.

В 1267 г в Литве князь Воишелк Литовский снова уходит в монастырь, передавая власть над Литвой своему покровителю – князю Шварну Даниловичу Галицкому. Но тот вскоре умирает бездетным (1269), и Войшелк снова становится Литовским князем. Этому воспротивился Лев Данилович, наследовавший своему брату в качестве князя Галицкого. Был организован съезд во Владимире Волынском, где Лев убил Войшелка (1270). Литовцы, однако, отказываются признать Льва Даниловича своим князем, и великим князем Литовским становится Тройден. В том же году литовцы нападают на Псков, однако терпят поражение и заключают мир «на всей воле Новгородской». В 1269 г умер князь Василько Данилович Волынский. Ему наследует его сын Владимир.

В 1270 г в Орде убит по неизвестным причинам князь Роман Олегович Рязанский.

В 1271 Ногай начал кампанию против Византии, как фактически самостоятельный правитель; в 1273 Византия должна была пойти на мир и заключила с Ногаем династический брак: Ногай получил в жены дочь императора Михаила Палеолога.

1270 В.к. Ярослав с сыном Святославом c великим баскаком Владимирским Амраганом начали войну против датчан в Ревеле, в результате которой заключили мир "на всей воле Новгородской". После этого новгородцы по традиции рассорились с князем-победителем. Ярослав даже попросил хана предоставить ему военную помощь против Новгорода. Но его брат Василий Костромской уговорил Менгу-Тимура не посылать войска, для чего специально съездил в Орду. Ярослава с новгородцами помирил митрополит Кирилл. Новгородцы приняли к себе Ярослава князем на всей своей воле, то есть без каких либо прав. Ярослав поехал в Орду. Возвращаясь оттуда, он умер (1272). Фактически вся его деятельность на посту великого кнзя свелась к попыткам подчинения Новгорода. Начиная с его правления великие князья Владмирские живут уже не в столице – Владимире – а в своём личном удельном княжестве.

Великим князем Владимирским становится последний из братьев Александра Невского – Василий Костромской. В.к. Василий и Дмитрий Александрович оба выдвинули свои кандидатуры на должность князя Новгородского. Новгородцы выбрали Дмитрия. Василий, в союзе с князем Святославом Тверским (сын в.к. Ярослава) и со вспомогательным монгольским отрядом начали против них военные действия. В 1273 г Дмитрий был вынужден уступить Новгород в.к. Василию, где тот, под предлогом их неповиновения, укрепил княжескую власть.

В 1272 г проходит вторая (и последняя) монгольская перепись населения на Руси. Она проводится русской администрацией и не вызывает никаких волнений.

1274 Князь Тройден Литовский воюет с Галицким и Волынским княжествами. Лев Галицкий жалуется Менгу-Тимуру и тот высылает свои войска, с требованием, чтобы к нему присоединились все южнорусские князья. Война с Литвой начинается в 1275 г. Посылает своих држинников и Смоленский князь, хотя до этого момента Смоленское княжество накак с Ордой не взаимодействовало вообще. В 1276 г Лев Галицкий и Тройден Литовский заключают мир.

В 1276 г умирает в.к. Василий Ярославич. В том же году великокняжескую власть получает Дмитрий Александрович Переяславский. Но он вынужден уменьшить территорию великого княжества. Одному своему брату – Андрею Городецкому – он даёт на правах держания Костромское княжество. А другому брату – Данилу – выделяет в удел Московское княжество. Так 16-ти летний Даниил Александрович стал основателем Московской династии.

На Карте №4 представлены русские княжества по состоянию на 1276 год.

1277 Умер князь Борис Василькович Ростовский. Ему наследует брат – Глеб Белозёрский. Но и он умирает в 1278 г. В Ростове ему наследует племянник – Дмитрий Борисович, а в Белоозере сын – Михаил Глебович. Дмитрий Борисович насильно захватывет владения своего двоюродного брата. В 1279 г умирает не оставив наследников другой представитель Ростовской династии – Роман Владимирович Углицкий, чуть ли не последний из князей свидетель нашествия Бату. По этому поводу Дмитрий Борисович начинает вражду уже со своим родным братом – Константином (с которым он делил Ростов), по вопросу наследования Углича (1281). Дмитрий изгоняет брата, но их примиряет в.к. Дмитрий.

В гражданской войне, бушевавшей в Монгольской империи, военная удача сначала склоняется на сторону Хайду. Но к 1275 г положение выравнивается, и Хубилай постепенно начинает одолевать.

Хубилай заключил союз с главою персидских монголов, ильханом Абагой. Менгу-Тимур, поддерживая Хайду, готовился выступить против Абаги. (За полтора года до этого Абага обращался на Лионский собор к Папе Римскому, а потом и к королю Франции Филиппу IV с предложением совместного крестового похода. Большая часть армии Абаги была христианами – несторианами). По требованию Менгу-Тимура русские князья предоставили для этой войны свои войска. В 1277 г войска Андрея Городецкого, Глеба Ростовского и Фёдора Ярославского штурмом берут для хана Менгу-Тимура город Дедяков. В следующем, 1278 г, Фёдор Ярославский и Михаил Глебович Белозёрский снова участвуют в войне Золотой Орды против государства ильханов. Кроме этих двух случаев князья Северо-Восточной Руси свои дружины для участия в монгльских походах не посылали.

К 1278 г завоевание Китая практически завершается, что развязывает Хубилаю руки для войны на севере. Уже в 1279 г Хайду терпит сокрушитльное поражение, что заставляет его прекратить восстание почти на десятилетие.

1277 Тёмник Ногай, чей улус был на западной окраине Золотой Орды, воюет с Литвой. По его требованию к нему присоединяются южнорусские князья. После этого Ногай, ведя собственную политику, в 1277 и 1278 г усмирял болгар по просьбе своего тестя Михаила Палеолога. Устрашенные этим, вассалами Ногая стали соседние с Тырновским Болгарским царством два других болгарских княжества – Видинское и Браничевское (1280 г). В 1282 г Ногай подавил волнения в Болгарии (восстание Георгия Тертера, 1280-1282 г) и подтвердил монгольский протекторат над ней.

В конце правления хана Менгу-Тимура намечается ослабление ханской власти. На западе Орды всё большее и большее влияние приобретает тёмник Ногай, ставший практически независимым правителем. Показателем ослабления власти хана служит и тот факт, что его улусники стали совершать мелкие набеги на Русь, чего сам он никогда не делал. Так, в 1277 г Ногай совершает набег на Галицко-Волынское княжество. В 1278 г другой улусник организовывает набег на Рязань в целях грабежа.

1278 Умер Глеб Ростиславич Смоленский, ему наследует брат Михаил, но он вскоре умирает тоже (1279) и ему наследует другой брат – Фёдор Чёрмный, князь Ярославский. Князь Фёдор женат вторым браком на дочери хана Менгу-Тимура. И, как Ярославский князь, он уже является данником Орды. Получив ещё и Смоленск, он признаёт монгольскую власть и над Смоленском.

В 1278 г в.к. Дмитрий совершает поход на корелу, а в следующем, 1279 г, строит на Новгородской земле каменную крепость – Копорье. Это служит причиной очередной его ссоры с новгородцами и в 1280 г он смещает неугодного ему новгородского посадника. Но уже в 1281 Новгород снова ссорится с в.к. Дмитрием по поводу Копорья, которую Дмитрий считал своей, а не Новгородской собственностью (по новгородским законам не новгородец не имел права владеть землёй на новгородской территории).

В 1279 умер Юрий Андреевич Суздальский (сын в.к. Андрея Ярославича), ему наследует брат Михаил. В Польше в том же году умер бездетным князь Болеслав Краковский. В Польше началась смута. В неё вмешивается Лев Данилович Галицкий. Он просит военной помощи у тёмника Нагая и, получив оную, безуспешно пытается взять Краков.

Приездов князей в Орду за этот период не менее 15. Один из них – Роман Рязанский – там убит в 1270 г. Около 1277 г князь Фёдор Чёрмный женится в Орде на дочери хана Менгу-Тимура. Хан Менгу-Тимур, поддерживавший мир на Руси, умер в 1280 г. В том же году сменилась власть и в двух других частях улуса Джучи. В Белой Орде умер сын Орды-Ичена – Кунг-Киран (1253-1280) и ему наследовал его племянник Кучи (1280-1299). А в Синей Орде умер сын Шибана – Бахадур (1248-1280) и ему наследовал Джучи-Буга (1280-1310).

Карта №4 Русские княжества по состоянию на 1276 год
http://www.ostu.ru/personal/nikolaev/rus1300.html


Сообщение отредактировано amir: Apr 23 2011, 22:30
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Oct 10 2004, 16:15
Создана #8


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15168
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



5. Брат на брата & Две Орды 1280-1299

Настроенный достаточно миролюбиво по отношению к Руси хан Менгу-Тимур умер в 1280 г. Ему наследовал его брат – приверженец ислама Тудан-Менгу (1280-1287), настроенный мистически. К 1283 он сделался суфийским дервишем и выпустил власть из рук. Также в 1280 г умер пользовавшийся огромным авторитетом митрополит Кирилл. Следующий митрополит, Максим, держал свою кафедру в Киеве и прибыл во Владимирскую Русь только в 1299 г, так что все события этого этапа проходили без вмешательства главы церкви.

Тёмник Ногай уже открыто не подчинялся Золотоордынским ханам. Более того, он стал навязывать им своё влияние. Именно по его совету молодые ханы Тудан-Менгу и Кучи прекратили участие в монгольской междуусобице и признали Хубилая великим ханом (1280). Что означало для улуса Джучи как минимум «холодную войну» с Хайду. (Тот, впрочем, потерпел крупное поражение от Хубилая в 1279 г и почти на десятилетие прекратил акитвные военные действия). Хайду в 1282 г делает ханом улуса Чагатая своего самого верного союзника – Дуву. А Хубилай в 1285 г присоединяет к своим владениям пятый улус империи – Уйгурию.

С 1280 г в Золотой Орде происходит фактическое раздвоение власти между Тудан-Менгу и Ногаем. С ослаблением власти в Орде беспорядки не замедлили начаться и на Руси. В 1281 князь Андрей Городецкий уезжает в Орду и выпрашивает там у безучастного ко всему мирскому хана Тудан-Менгу ярлык на великое княжение и воинскую помощь против своего брата. С этой армией Андрей изгоняет Дмитрия, который через новгородские и Псковские владения бежит в Швецию. Сопротивления монголам нет никакого – бегут все. (Дмитрий вёл относительно Новгорода довольно жесткую политику, желая усилить там великокняжескую власть. Поэтому теперь новгородцы в отместку срыли его крепость Копорье, которую он построил на новгородской территории.) Монголы в качестве оплаты за помощь Андрею Александровичу опустошают Владимирское, Ростовское, Переяславльское, Тверское, Суздальское и Муромское княжества, задевая и новгородские владения. Андрей занял Владимир и провозгласил себя великим князем, после чего спешно поехал в Новгород. Но монгольская армия уже ушла, Дмитрий ещё не сломлен, и Новгород соглашается принять Андрея князем только на своих условиях – тот подписывает отказ от многих великокняжеских прерогатив, чего новгородцы не могли добиться ни от его отца, ни от его брата.

QUOTE
«Как легко все-таки подписал он эту грамоту, что просили у него от лица всего города новгородские бояре!
    Дмитрий им этой грамоты не давал. Дмитрий хотел быть господином во всей земле. Но будет ли он-то господином, ежели княжья печать на грамотах без печати новгородского посадника не станет ничего значить? Ежели торговый суд учнут править без него, князя, по слову тысяцкого? Ежели ему и его боярам запретят покупать села в Новгородской земле?
    Не разрешить всего этого он не мог. Дмитрий не одолен и уже воротился в Переяславль. И все же сейчас, наедине с собою, он изумился той легкости, с какой пошел на это, на то, чтобы... Да, так и надо сказать: на отказ от власти! Что же ему нужно тогда? Зачем все?!»


После ухода монголов Дмитрий, пользуясь народным гневом, возвращает себе занятый его братом Переяславль. Андрей снова едет в Орду к Тудан-Менгу. В это время Дмитрий, желая восстановить свою власть, требует от Новгорода признания себя Новгородским князем, Новгород отказывается. Дмитрий приказывает перекрыть все торговые пути с Новгородом, желая принудить его к покорности голодом. Этому, однако, препятствуют князья Святослав Тверской и Даниил Московский. Враждебные войска встречаются у Дмитрова, и после непродолжительных переговоров заключают мир.

В 1282 г Ногай и Тудан-Менгу договариваются о совместной войне против Венгрии. Воинский контингент, посланный Тудан-Менгу, возглавляет Телебуга, его племянник и наследник. По требованию Ногая и Телебуги к ним присоединяются и южнорусские князья. Поход состоялся зимой. Ногай успешно опустошил Трансильванию, а Телебуга, двигаясь на Словакию, не смог преодолеть Карпаты и вернулся с крупными потерями. В конце года Ногай и Телебуга вновь соединились в Галиче и совместно с южнорусскими князьями двинулись в Польшу – Ногай на Краков, который и разорил, а Телебуга - на Сандомир, от которого был отбит. Все это привело к резкому обострению отношений Ногая и Телебуги.

В 1282 г Андрей снова возвращается на Русь с монгольской помощью от хана, которую возглавляют Турай-Темир и Али. Войска доходят до Переяславля. Сопротивления опять нет никакого, все либо бегут, либо скрываются в лесах. На этот раз разоряются все княжества Владимирской Руси кроме Тверского – монголы не стали пересекать Волгу. Дмитрий на этот раз бежит к Чёрному морю, в ставку Ногая. Там, сыграв на противоречиях между Ногаем и Тудан-Менгу, он получает армию, приводит её на Русь и «восстанавливает справедливость» – возвращает себе великое княжение, разоряя по пути Муром и Ростов. Ногай в это время силой наращивает свое влияние и в Ю.-З. Руси. Его чиновники получают на откуп сбор дани в Курском, Липецком и Рыльском княжествах.

1283 Дмитрий, захватив с помощью Ногая Владимир, организовывает убийство главного советника своего брата – костромского боярина Семёна Тонильевича, который руководил всеми действиями Андрея. В том же году шведы воюют с Новгородом.

В 1283 г хан Тудан-Менгу самоустраняется от управления своим государством. Фактическим регентом при нём становится Телебуга.

1284 Андрей, обозлённый на брата за убийство своего боярина, в Торжке заключает союз с Новгородом. Однако Дмитрий силой принуждает брата разорвать этот союз и участвовать вместе с ним в войне против Новгорода, который отказывается признать его своим князем.

В 1285 г Андрей вновь добивается помощи у Тудан-Менгу (фактически – у Телебуги), которую возглавляет один из ханских сыновей. Но Дмитрия поддержали Тверь и Москва. Но главное, его теперь поддерживал и Ногай, приславший свою конницу. Ханские войска были отогнаны. В плен попадают виднейшие бояре Андрея. После этой победы Новгород принимает Дмитрия своим князем, он учиняет там расправу. А Владимирская Русь, подобно Орде, теперь зримо делится на два лагеря. Один признаёт власть Ногая (Переяславль, Тверь, Москва), другой – хана (Городец, Ростов, Ярославль, Углич, Белоозеро).

В том же году литовцы нападают на Новгородскую территорию, а в следующем году на земли Тверского княжества. Оба нападения отбиты.

1286 Роман Брянский безуспешно осаждает Смоленск. А в Ростове представители ростовской княжеской династии делили между собой свои княжества – Ростовское и Углицкое – по жребию. Дмитрий Борисович получает Ростов, а Константин Борисович – Углич.

В 1287 г хан Тудан-Менгу «стал безумен» и отрёкся от власти. Ханом стал бывший регент – Телебуга (1287-1290). Кучи, хан Белой Орды, не признал Телебугу и провозгласил себя самостоятельным государем. Андрей и Дмитрий Александровичи заключили на некоторое время мир. Андрей признал Дмитрия великим князем, тот вернул ему ранее захваченных бояр.

В 1287 г деятельностью Курского баскака Ахмата возмущаются князья Олег Рыльский и Воргольский и Святослав Липецкий. Они едут жаловаться Телебуге. Тот решает им помочь. Тогда Ахмат просит помощи у Ногая (его назначил именно Ногай), кою тот успешно и предоставляет. Войска Ногая разоряют Курские земли, отчего князь Олег снова бежит к Телебуге. На следующитй год, князь Святослав, улучшив момент, нападает на людей Ахмата, на предложение Ахмата о перемирии он убивает посла. Из-за этого он ссорится с Олегом, и тот приводит на него от Телебуги войска и убивает Святослава. Брат последнего, Александр, бежит к Ногаю, выпрашивает у него войска и убивает Олега вместе с двумя его сыновьями.

В 1286 г Хубилай провёл реформу управления своей империи, чем задел кровные интересы князей-есугеидов (потомков братьев Чингисхана). Те вошли в союз с Хайду и в 1287 г вновь начали войну.

Также в 1287 г начала очередную войну против улуса Хулагу и Золотая Орда. Войну вёл Ногай, свои войска к нему, под командованием своего племянника Тохты, послал и хан Телебуга. Война эта никаких результатов не принесла. А уже в 1288 г Тохта был вынужден бежать к Ногаю от гнева Телебуги.

В 1287 состоялся монгольский набег на Владимир. В 1288 – на Рязань, Муром и мордовские земли. Оба набега проводились в целях грабежа.

В 1288 г в.к. Дмитрий рассорился с тверским князем Михаилом, только что наследовавшим своему брату Святославу. Войну с Тверью великий князь ведёт в союзе с Городецким, Ростовским и Московским князьями, а также с Новгородом. Несмотря на столь широкую коалицию, удалось взять и разрушить только пограничный тверской город Кснятин. После этого союзные войска подошли к Кашину и были сильно потеснены тверичами. Тверское княжество впервые показало свою высокую боеспособность.

1288-1289 Умер бездетным Владимир Василькович Волынский. Своё княжество он завещал своему двоюродному брату Мстиславу Диниловичу. После непродолжительных разногласий со своими братьями и племянниками, он утверждается в этом княжестве. Также он заставляет Литву добровольно уступить себе некоторые территории. А в Польше после смерти Лешка Чёрного, князя Краковского, наступает очередная смута. Краков, а вместе с ним и главенство в Польше, захватывает герцог Генрих IV Силезский, полностью онемеченный Пяст, вассал императора Священной Римской империи. В эту смуту влазит Лев Галицкий. Он разоряет Силезию и ведёт переговоры с Чешским королём Вячеславом. В 1290 г Генрих IV умирает, и после продолжительных конфликтов Вячеслав Чешский занимает Краков и провозглашает себя королём Польши (1300). Он также является вассалом Священной Римской империи.

В 1290 г (по другим данным – в 1280 г) умер Давид Константинович, князь Галицкий и Дмитровский. Его сын и брат проводят раздел княжества на две части.

В 1290 г в Ростове вечевым решением грабят монголов.

В 1290-1291 г Золотая Орда опять нападает на улус Хулагу, и опять безрезультатно.

В самом конце 1290 г хан Телебуга был убит. В начале 1291 г ханом Золотой Орды был провозглашён Тохта – официальный ставленник Ногая. Тохта передал Ногаю под его непосредственное управление Крым, выполнял все приказы Ногая, но, однако, начал втихоря проводить политику направленную против власти Ногая.

В 1292-1293 г Ногай добился признания своего сюзеренитета ещё и от Сербии, доведя сферу своего влияния до Адриатического моря.

В 1292 г пять русских князей во главе с Андреем Городецким (также были Дмитрий Ростовский, Константин Углицкий, Фёдор Ярославский и Михаил Белозёрский) и при поддержке одного епископа приехали к Тохте жаловаться на в.к. Дмитрия, ставя на вид союз последнего с Ногаем. Хан Тохта выделил для войны против Дмитрия значительную армию во главе со своим братом Туданом. Т.н. Дюденева рать прошла практически по всей территории Владимирской Руси. Были взяты Владимир, Суздаль, Муром, Юрьев, Переяславль, Коломна, Москва, Можайск, Волок, Дмитров, Углич. Сопротивления опять не было, от монголов бежали все. Однако на Тверь Тудан не пошёл. (В летописях упомянуто возращение Михаила Тверского от татар и о другом татарском предводителе – Ток-Темире, подошедшем к Твери. Возможно, Михаил успел съездить к Ногаю и выпросить у него войска для защиты от Тудана. Хотя эти защитники грабили местное населения ничуть не меньше, чем ханские войска. Власть Ногая во Владимирщине признавали Дмитрий Переяславльский, Данила Московский, Михаил Тверской. Но Ногаевы татары пришли позже Тудана и успели защитить только Тверь.) Дмитрий бежит от монголов в Псков, ко князю Довмонту. Новгород искусной дипломатией и богатыми дарами уговаривает монголов не воевать на его территории. Андрей становится великим князем. Своего брата он вообще не признаёт и отдаёт Переяславль своему союзнику – Фёдору Чёрмному. Однако он вынужден предоставить в удел Дмитриеву сыну – Ивану – город Кострому, которой ранее владел сам. По уходе монголов Дмитрий приезжает в Тверь к Михаилу Ярославичу и требует у Андрея Переяславль, в обмен признавая его великим князем. Власть Андрея ещё очень слаба (он, например, был вынужден отказаться от жесткой политики своего брата относительно Новгорода, заключив с ним мир «на всей воле Новгородской») и он вынужденно соглашается. Фёдор Чёрмный перед уходом с досады сжигает город дотла (1293). Также Андрей вынужден передать Новгороду Волок, ранее отобранный Дмитрием в пользу великого княжения. Дмитрий не успевает вернуться в Переяславль и умирает по дороге в 1294. Его сын Иван наследует Переяславль, возвращая Кострому в.к. Андрею.

А дань с Руси пошла теперь в пользу хана Тохты, а не в пользу Ногая.
Следующие два десятка лет (1294 – 1315) ордынских вторжений во Владимирскую Русь не было.

На Севере в это время тоже идёт война. В 1292-1293 г Швеция воюет с Новгородом. В 1294 г датчане из Ревеля попытались основать город на русской стороне р. Наровы, но Новгородцы сожгли город. В 1295 г шведы снова вторгаются на территорию Новгорода и строят там крепость. Новгородцы их изгоняют.

1294 Умер Дмитрий Борисович Ростовский, не оставив наследников. Ростов переходит к его брату Константину Борисовичу. Углицким князем он делает своего сына Александра. Умер князь Фёдор Романович Рязанский, ему наследует брат Ярослав Романович, ранее князь Пронский. Пронским князем он делает своего сына Ивана.

Также в 1294 г умер великий хан Хубилай. Ему наследовал его внук Тэмур, хорошо зарекомендовавший себя во время войн с Хайду. Узнав о смерти Хубилая, Хайду и Дува вновь возобновили войну. В том же 1294 г хан Тохта в виду начавшейся год назад ссоры с Ногаем (из-за того, что он поддержал Андрея против Дмитрия) решил заключить мир с ильханом Гайхату (наследовал своему брату Аргуну в 1291 г), в результате чего он признал также законность Тэмура и стал врагом Хайду и Дувы. С 1294 г началось открытое противостояние Тохты и Ногая.

В 1295 г Андрей попытался захватить удел Дмитриева сына Ивана – Переяславль – пока тот находился в Орде в целях примирения с ханом. Вмешался хан Тохта, который приказал решить дело миром и прислал для этого своего посла – крещёного монгола Олексу Неврюя, сына того Неврюя, который командовал вторжением 1252 г. Княжеский съезд прошёл во Владимире (1296). Съезд так ничего и не решил, и Андрей решил отобрать Переяславль силой. В союзе с ним выступили Фёдор Чёрмный и Константин Ростовский. Однако они встретили в этом вооружённое сопротивление Московского и Тверского князей, каждый из которых имел свои виды на этот город. Соперничающие князья собрали армии. Но, опасаясь исхода возможного столкновения, решили дело миром, оставив Переяславль Ивану. Для заключения оного мира Данил Московский женил своего сына Юрия на дочери Ростовского князя. Это было последнее совместное выступленеие Москвы и Твери.

В 1295 г улус Хулагу возглавляет Газан, который сумел прославиться успешно отразив войска Хайду и Дувы. Газан первым из ильханов принимает религию большенства своих подданных – ислам. Более того, он делает ислам государственной религией.

Эта очередная война, начатая Хайду и Дувой, развивается для них довольно успешно. В 1296-1301 г они берут под контроль многие территории.

В 1297 г начинается давно ожидаемая война между Тохтой и Ногаем. В первом сражении при Нерги (Бессарабия) более опытный Ногай выигрывает. Но Тохта хоть и потерпел поражение, но отнюдь не разгромлен, и готовится к следующему, генеральному сражению, которое и должно решить судьбу Орды.

1298 Фёдор Чёрмный воюет со своим племянником Александром Смоленским (который выгнал его из Смоленска), но безуспешно. В следующем году Фёдор Чёрмный умирает, Ярославским князем становится его сын Давид. В 1298 г князь Довмонт Псковский разбил войска Ливонского Ордена. Это был последний подвиг знаменитого псковского воеводы, в следующем году он умер.

В 1299 г умер Ярослав Романович Рязанский. Ему наследует брат – Константин, который сразу ссорится со своими боярами и с племянником – Иваном Ярославичем Пронским.

В конце 1290-х в Москву из Чернигова переехал боярин Фёдор Бяконт, у которого вскоре родился сын Елевферий – будущий митрополит Алексий. На рубеже веков в Москву перебирается, видимо, несколько заметных боярских родов из Южной Руси, заметно усиливая боеспособность этого княжества.

Хан Тохта меж тем вёл войну против Ногая и постепенно одолевал. В помощь Тохте были направлены русские войска. В 1299 г состоялось решающее сражение на р. Кагамлык, в ходе которого Ногай был полностью разгромлен и убит русским воином, состоящим на службе у Тохты.

Сыновья Ногая бежали на запад и возглавили остаток его улуса. Но к концу 1300 г были разгромлены и они. Вассальная Ногаю Болгария теперь признала сюзеренитет Тохты. На Сербию, однако, он не стал претендовать. Даже победоносная война приносит жертвы, и сил у его улуса уже не хватало. К зиме 1300-1301 г хан Тохта полностью восстановил единство своего государства.

QUOTE
«Так закончился раскол Золотой Орды, дорого обошедшийся ей, и еще дороже многострадальному "русскому улусу". Волны от разгрома Ногая пошли по всей земле. Разоряли города разбойные отряды разбитых ногайцев. Новый рязанский князь Константин набрал себе отряды из разбитых ногайцев и рассорился с Пронским и Московским князьями. Южная Русь, некогда силой привязанная к Орде Ногая, погибала теперь вместе с ним. Зимой от татарского насилия разбежался весь Киев, а митрополит Максим со всем клиром и двором переехал во Владимир.»


За этот период русские князья ездили как в Орду, так и к Ногаю, не менее 15 раз.


Сообщение отредактировано amir: Apr 23 2011, 22:32
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Oct 10 2004, 16:16
Создана #9


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15168
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



6. Объединение Орды 1299-1312

Это второй достаточно спокойный этап во взаимоотношениях Руси и Орды. Хан Тохта в своё время был вынужден поддержать Андрея против Дмитрия, так как тот в силу обстоятельств был связан с Ногаем. Но в дальнейшем Тохта старался поддерживать закон и порядок на Руси, часто даже запрещая князьям вести усобицы, поводов для которых было предостаточно.

В 1299 г во Владимирскую Русь приехал митрополит Максим, бежавший из Киева «от насилия татарского» - там в это время хозяйничали шайки разбитых ногаевых татар.

В 1300 г Шведы вторгаются на территорию Новгорода и строят там город Ландскрону. При этом мероприятии присутствует регент Швеции – Торкель Кнутсон. В.к. Андрей при помощи новгородцев наносит поражение шведам. Мир между Новгородом и Швецией был заключён в 1303 г.

В 1301 г проходил княжеский съезд в Дмитрове, где князья снова пытались решить вопрос о Переяславле, т.к. у князя Ивана Переяславльского не было наследников. На этом съезде практически разрушается двадцатилетний союз Москвы, Твери и Переяславля. Ногай, которого поддерживали эти князья, уже разбит и убит. И Михаил Тверской, как один из главных претендентов на великое княжение после Андрея Александровича, решает принять сторону победителя. Он мирится с в.к. князем Андреем и как следствие – с ханом Тохтой.

Александр Смоленский с братом Романом воюют с Андреем Вяземским. В Галиче умер князь Лев Данилович, ему наследует сын – Юрий.

На рубеже веков начинается усиление Московского княжества. В Москву перебираются несколько сильных боярских родов из Южной Руси. (Во время противостояния Дмитрия и Андрея Московское княжество было на стороне первого, т.е. признавало власть Ногая, а не хана. Южная Русь была также подконтрольна Ногаю. С юга бежал не только митрополит, но и бояре. И среди них были желающие поступить на службу Даниле. Во-первых, он был их политическим единомышленником, а во-вторых – по лествице Данила теперь являлся первым наследником великого княжения Владимирского.) В 1301 г Данила Московский, после соответствующей дипломатической обработки, вторгся в пределы Рязанского княжества и без боя занял г. Коломну. Далее, близ Рязани, он разбил рязанскую армию, в состав которой входили ногаевы татары, причём князь Константин Романович Рязанский был взят в плен при пособничестве рязанских бояр, получивших за это места в Московской боярской думе. В обмен на свободу ему предложили отказаться в пользу Москвы от уже занятой Коломны. Константин, однако, отказался, и до самой смерти просидел в Москве. Это было первое территориальное приобретение Московского княжества.

В 1302 г умер бездетным князь Иван Дмитриевич Преяславльский. По закону его княжество должно было быть признано выморочным и войти в состав великого княжения, то есть достаться Андрею. Но так как Андрей враждовал с его отцом, и фактически довёл его до смерти, то Дмитрий завещал Переяславль другому брату своего отца – Даниле Московскому, который к тому же являлся наследником великокняжеской власти. (Впрочем, возможно это завещание было вымышлено уже позже – чтобы оправдать московский захват Переяславля). Также свои претензии на Переяславль выдвинул и Михаил Тверской, аргументируя это тем, что ранее, при Ярославе Всеволодовиче, Тверь и Переяславль составляли одно княжество, и теперь их следует воссоединить.

Не обращая внимания на завещание князя Ивана, в.к. Андрей посылает своих наместников в Переяславль. Но переяславльцы отправляют посольство в Москву и с помощью подошедших московских полков изгоняют великокняжеских наместников. Переяславль де-факто переходит под контроль Даниила. Андрей решил это оспорить непосредственно в Орде, у Тохты, но не смог там добиться своего. Переяславль был гораздо больше и богаче Москвы. Великие князья Александр Невский и Дмитрий Александрович были именно Переяславльскими князьями. И хотя город очень сильно пострадал во время борьбы Дмитрия с Андреем, но всё равно приобретение Переяславля сразу выдвигало Московское княжество в число сильнейших во Владимирской Руси.

В начале XIV века произошло первое разделение русской митрополии. После отъезда митрополита Максима из Киева в 1299/1300 г была образована Литовская митрополия, прососуществовавшая совсем недолго. А в 1302/1303 г Галицкая епархия была преобразована в митрополию с подчинением ей шести епархий Галицкой Руси. Митрополитом Галицким стал Нифонт 1303-1305.

В 1303 г умер законный наследник (согласно лествичному праву) великокняжеского титула Даниил Московский; позднее, он был причислен к лику святых РПЦ. Буквально через несколько недель его сын и наследник Юрий набегом захватил г. Можайск, до этого входивший в состав Смоленского княжества. (Этот захват успел подготовить перед смертью ещё сам Данила. Во время правления князя Александра Глебовича (1295-1313) Смоленские уделы начинают проявлять самостоятельность. В 1300 г Александр Глебович Смоленский во время осады Дорогобужа был разбит князем Андреем Михайловичем Вяземским. Ослаблением Смоленского княжества и воспользовались на Москве.) Князь Святослав Глебович Можайский, брат Александра Глебовича Смоленского, был взят в плен. В том же году состоялся княжеский съезд в Переяславле по поводу судьбы этого города. Съезд решил, что Переяславль будет числиться в волости великого княжения, но на правах держания будет дан Юрию, который ни за что не хотел его отдавать. В.к. Андрей не отказался от претензий на этот город и решил занять его силой – но не успел.

В 1304 г умер бездетным в.к. Андрей Александрович. По смерти в.к. Андрея в Костроме по решению веча убивают его бояр (1304). В следующем году похожая история происходит в Нижнем Новгороде. Бояре Андрея «всем скопом» переезжают на службу в Тверь, где правит Михаил Ярославич – отныне самый сильный князь на Руси. Согласно лествичному праву теперь наследником великокняжеской власти считался престарелый князь Михаил Андреевич Суздальский, сын в.к. Андрея – брата Александра Невского. Он, однако, при условии возвращения отнятого у их династии Ярославом Тверским и переданным Андрею Александровичу Нижнего Новгорода и Городца согласился уступить все свои права на великое княжение следующему по порядку наследнику – Михаилу Тверскому.

Однако о своих правах на титул великого князя заявил также князь Юрий Московский, ничем особо эти права не аргументируя. Просто он понимал, что если он не станет великим князем, то ему будет очень сложно удержать недавние московские приобретения – Коломну, Переяславль и Можайск. В 1304 г во Владимире его пытается образумить митрополит Максим, но безрезультатно. Князья поехали судиться в Орду.

Отныне союз Москвы и Твери забыт навсегда, и эти княжества на три четверти века становятся злейшими врагами и соперниками. Оба претендента начинают действовть. Оба князя отправляются в Орду, к хану. Оба князя заранее рассылают своих наместников по волостям великого княжения – выколачивать средства на подарки хану (война с Ногаем стоила очень дорого, да и после его разгрома обстановка в степи ещё несколько лет оставалась нестабильной). Юрий отправляет одного своего брата – Бориса в Кострому. Другого – Ивана – в Переяславль. Но на эти города претендует и Михаил. Боярин Акинф Великий, ранее служивший Андрею Городецкому, а теперь перешедший на службу Михаилу, захватывает Кострому и берёт в плен Бориса. Далее он ведёт войска на Переяславль и осаждает город. Но получает удар в тыл от московских войск, которые привёл на помощь переяславльцам боярин Родион Рябец, переехавший на московскую службу с Волыни. В результате состоявшегося сражения войска Акинфа потерпели поражение, а сам он был убит. Но Кострома и Нижний остаются за тверскими наместниками. Возможно, бунты в этих городах в 1304 и 1305 г последовали именно как реакция на сбор средств для утверждения Михаила Тверского великим князем.

Из Твери направляется посольство и в Великий Новгород. Михаил требует признать себя Новгородским князем. Однако Новгород – давний торговый соперник Твери. И Новгородцы более склонны поддержать Москву. Они выставляют рать против тверских воевод и отказываются признать тверского князя, мотивируя это отсутствием ханского решения о новом великом князе.

В 1305 г хан Тохта, согласно лествичному праву, назначил великим князем Михаила Тверского. Осенью того же года Михаил возвращается на Русь. Согласно сообщению летописей, Михаил и Юрий устроили форменный торг, предлагая хану увеличение дани за великокняжеский титул. Михаил победил. С этого времени размер дани определялся видимо уже не результатами переписи, а личными договорённостями хана и каждого нового великого князя. А как он сумеет необходимые суммы собрать – это уже были его проблемы.

В это время в Монгольской империи продолжалась междуусобная война. В 1299 г в Белой Орде умер хан Кучи (1280-1299), который с 1287 г не признавал над собою власти Золотой Орды. Его законным наследником был сын Баян. Но власть сумел захватить другой потомок Орды-Ичена – Кутлуг-Ходжа (Куплюк), воспользовавшийся для этого поддержкой Хайду и Дувы, врагов хана Тохты. Поэтому Баян бежит к Тохте и просит у него военной помощи, а в обмен снова признаёт Белую Орду вассалом Золотой. В 1301 г хан Тохта посылает войска во главе со своим братом Бурлюком, которые разбивают Куплюка. Куплюк бежит, но продолжает сопротивляться ещё примерно три года.

В это время умирает Хайду, ему наседует сын Чэбар. Но Дува продолжает поддерживать Куплюка, и тот удерживает часть улуса, занимая со временем его основные центры. Тохта снова посылает войска (1303), дабы соединиться с войсками великого хана Тэмура и совместно разбить Дуву. Но Дува отражает войска Тохты.

Тохта также требует у ильхана Газана Арран и Азербайджан. Тот отказывает, но к войне это не приводит. Ильхан Газан умирает в 1305 г, ему наследует брат Харбанда, принявший ислам под именем Мухаммед Олджайту.

В 1304 г Дува и Чэбар, наследник Хайду, были вынуждены признать власть великого хана Тэмура и прекратить войну.

Куплюк, потеряв поддержку, потерял и власть, а вместе с ней и жизнь. Но Баян в своём улусе правит неумело, и Дува с Чэбаром оказывают поддержку сыну Куплюка – Киш-Тимуру. Тот поднимает восстание. А уже в 1308 г против Баяна восстаёт его собственный младший брат, Туда-Монке (Мангытай). В Белой Орде борются уже три претендента. Тохта опять даёт Баяну войска, но успех им не сопутствует. В 1309 г Киш-Тимур окончательно изгоняет Баяна, который бежит в Сарай, где и служит золотоордынским ханам.

В 1307 г умер великий хан Тэмур. И Тэмура, и его наследников признавали своими сюзеренами все улусы империи, высылая им дань и воинские контингенты. Однако к тому единству, какое было до смерти Мункэ, империя уже не верулась никогда. С 1304 г на громадных просторах империи царил относительный мир. И не смотря на споры об Азербайджане и Афганистане единство империи всё ещё сохранялось. В противном случае столкновений между улусами было бы гораздо больше, и их последствиями была бы массовая перекройка границ. Достаточно сравнить затишье первой половины XIV века с той бурей, которая разом охватила пол Евразии всего лишь два поколения спустя (в эпоху Тимура), когда мощь империи ослабла, чтобы понять: единственной силой, способной обеспечить это затишье, было всемонгольское единство. Другое дело, что это единство обеспечивалось уже не силой великого хана, а добровольной взаимной лояльностью улусных правителей. Иными словами, Монгольская империя XIV веке была не империей, а рыхлой конфедерацией. Стоит, однако, отметить, что феодальных усобиц в ней практически не было, по крайней мере, по сравнению с европейскими государствами.

Осенью 1305 г новый великий князь Михаил Тверской вернулся на Русь из Орды вместе с ханским послом Таиром. Первым городом, который он посетил, был Нижний Новгород, где он учиняет расправу над вечевиками, устроившими недавно бояркие погромы, и утверждает город за Суздальским князем.

Юрий Московский возвратился из Орды в том же году. И в том же году начинается первая война между Москвой и Тверью.

Михаил был первым из русских князей, который начал именовать себя «великим князем всея Руси» и даже получил признание этого титула от Константинопольской патриархии. С точки зрения патриарха это было вполне логично. Мтрополиты всея Руси, Кирилл и Максим, избрали своей резиденцией Владимир. А Владимир был великокняжеской столицей Михаила. И как глава духовной власти титуловался «всея Руси», так стал титуловаться и глава светской власти. Но с точки зрения Михаила этот титул имел и другую идеологическую подоплёку. Княжеское единение было характерной чертой древнерусской общественной мысли в XI-XIII в. Причём это единение понималось как военный союз равноправных князей перед внешней опасностью. Но в окружении Михаила Тверского созрело другое понимание этого единения. Это уже не союз. Это подчинение. Подчинение всех князей великому князю Владимирскому и всея Руси. И конкретно – Михаилу Ярославичу. Потому что после смерти Андрея Городецкого, Даниила Московского и Михаила Суздальского он оставался единственным на Руси человеком, имеющим право но великое княжение согласно лествице. И хотя в литературной обработке эта идея впервые появилась только после гибели Михаила – в его «Житии» - воплощать эту идею он стал с первых дней своего пребывания у власти. Большинство князей не имели возможности спорить с великим князем. Но сильнейший из удельных князей – Юрий Московский – отнюдь не собирался ему подчиняться.

Первая московско-тверская война была выиграна Тверью, хотя и с трудом. В результате Юрий признал права Михаила, выплатил ему задержанную Переяславльскую дань и обещал договориться с Рязанскими князьями относительно Коломны. Михаил вернул пленённого Бориса. Юрий, выполняя обещание, ездил в Рязань к сыну пленённого князя, но переговоры ни к чему не привели.

В 1305 году во Владимире умер митрополит Максим, а в Галиче – митрополит Нифонт. Великий князь Михаил послал в Константинополь на утверждение своего ставленника Геронтия. Вперебой ему, князь Галицкий Юрий Львович, всё более ориентировавшийся на Запад, послал своего ставленника Петра. В Константинополе в митрополиты всея Руси был рукоположен Пётр. Но не на Галич, а на всю Русь, объединив таким образом митрополию. Он, однако, не согласился с проводимой Юрием Львовичем политикой и уехал во Владимир. Его отношения с в.к. Михаилом также не очень хорошо сложились, чему не в малой степени способствовал Тверской епископ Андрей, который и выдвинул Геронтия. Митрополит стал вести во Владимирской Руси «кочевой» образ жизни и со временем зачастил в Москву.

Потерпев поражение, Юрий Московский и не думал сдавться. Он деятельно поддерживает Новгород против великого князя. Это пртивостояние продолжается три года, в результате Новгород признаёт Михаила только летом 1308 г. После этого Михаил решается на вторую войну против Москвы, благо для этого имеется уникальный повод.

Ещё в 1306 г по приказу князя Юрия был убит пленный рязанский князь Константин. Возмущённые этим поступком, двое из его младших братьев – Александр и Борис, уезжают к великому князю в Тверь. И после подчинения Новгорода Михаил второй раз ведёт свои войска на Москву (1308). Он хочет подчинить Москову сделав там князем своего ставленника – Александра Даниловича, а заодно вернуть в великое княжение Переяславль. Михаил надеется, что московское боярство поддержиит Александра с Борисом против Юрия. Этого, однако, не происходит. Сражение у стен Москвы оканчивается вничью. От начавшейся эпидемии умирает Александр Данилович. Борис Данилович возвращается к брату. Михаил снова не смог одержать явную и безоговорочную победу. И хотя Юрий снова вынужден признать своё поражение, но он отнюдь не сломлен. (Есть достаточное вероятное предположение, что в результате этой войны Михаил всё же смог отобрать у Юрия Переяславль. И тогда снова этот город попал под контроль Москвы вместе с получением Юрием великокняжеского титула.)

Михаил получил великокняжеские права на Переяславль. Но вмешаться в спор за другое московское приобретение – Коломну – у него уже не было возможности. Василий Константинович Рязанский ещё в начале 1308 г был убит в Орде по доносу Московского и Пронского князей. Пронский князь Иван Ярославич и становится новым Рязанским князем. И, как союзник Юрия, он отказывается от претензий на Коломну, которая входит таким образом непосредственно в состав Московского княжества.

Великим князем Литовским в это время является Витень (1295-1316), и во время его правления начинается стремительное усиление Литвы. Литва, ещё недавно бывшая объектом экспансии более сильных соседей, вступает в борьбу с Ордой за господство над западнорусскими землями. К 1307 г Литва окончательно захватывает Полоцкое княжество.

Хан Тохта в это время воевал с Генуэзской республикой – громил Кафу.

В 1309 г Юрий договорился с пленным Святославом Глебовичем, бывшим князем Можайским. В обмен на официальный отказ от Можайска в пользу Москвы Юрий помог ему сделаться Брянским князем, выгнав из Брянска князя Василия. Таким образом, Москва получила законные права не только на Коломну, но и на Можайск – которые в отличае по Переяславля были включены в состав Московского княжества.

Василий Брянский бежал в Орду, привёл татар, и в 1310 г вновь овладел Брянском, убив Святослава Глебовича. В Брянске в это время находился митрополит Пётр, пытавшийся безуспешно помирить князей. Василий Брянский также повёл татар на Карачевское княжество, и убил тамошнего князя Святослава Мстиславича. Умер Василий Брянский в 1314 г.

1309 Умер Константин Борисович Ростовский. В Ростове ему наследует сын Василий. Другой его сын – Александр – является князем Углицким.

1310 Новгородцы воюют со шведами в Финляндии.

В 1311 г улус Угэдэя был присоединён к улусу Чагатая.

В 1311 г в Новгороде была освящена церковь св. равноопостального князя Владимира. Это была первая церковь в честь князя-крестителя Руси.

В 1311 г в Константинополе был получен донос на митрополита Петра от Тверского епископа Андрея. Для разбора дела на Русь были посланы клирики. В.к. Михаил не стал поддерживать обвинения своего епископа, видимо опасаясь, что вместо Петра назначат митрополитом какого-нибудь грека, который начнёт хлопотать об унии с Римом. В Переяславле состоялся собор для суда над митрополитом. На суде Пётр был полностью оправдан.

Юрий меж тем побывал в Орде, где, видимо, сумел познакомиться с царевичем Узбеком. Возвратившись, он захватывает Нижний Новгород у Суздальского князя (1311), воспользовавшись очередным размирьем Михаила Тверского с Новгородом Великим. Но Михаил посылает против Юрия на Нижний Новгород войска во главе со своим старшим сыном Дмитрием (на то время ему было 11 лет). Однако под Владимиром митрополит Пётр, используя цитаты из Библии, уговорил Дмитрия не воевать со своим троюродным братом Юрием Московским. Но всё же пока удаётся достигнуть относительного компромисса. Юрий покидает Нижний, оставляя там брата Бориса, который со времён своего тверского бегства находится в хороших отношениях с великим князем.

1313 Умер Александр Глебович Смоленский. Ему наследовал сын – Иван Александрович, который прекратил выплату дани Орде. Шведы сжигают Новгородский пригород – Ладогу.

В 1312 г скоропостижно умер хан Тохта. По словам восточных хронистов, Тохта, незадолго до своей смерти, собирался посетить русский улус и даже – согласно одному из сообщений – умер по дороге туда, когда плыл на корабле по Волге. С его смертью фактически окончилась история монгольской державы Бату. Далее Орда пошла по другому пути развития.

За этот период русские князья ездили в Орду не менее 8 раз. Князь Василий Рязанский был там убит.

QUOTE
«Весть о смерти Тохты застала монгольских нойонов врасплох. Узбек, имевший все права на ханский престол, как старший племянник Тохты, раздражал многих, и, прежде всего, старую монгольскую знать. Настойчивое желание Узбека утвердить в Орде мусульманство как обязательную государственную религию делало его ненавистным для тех, кто помнил заветы Темучжина и с презрением победителей относился к верованиям покоренных ими племен. <Ты ожидай от нас покорности и повиновения, а какое тебе дело до нашей веры и нашего исповедания, и каким образом мы покинем закон (тура) и устав (ясак) Чингиз-хана и перейдем в веру арабов?> - эти слова не измышлены писателем, а сохранены нам историком, современником событий, рассказывающим далее, что <Узбек настаивал на своем> и что монгольские эмиры, <вследствие этого чувствуя к нему вражду и отвращение>, устроили пирушку, <чтобы во время попойки покончить с ним>. И как Култук-Тимур сообщил по секрету Узбеку о замысле эмиров и <сделал ему знак глазом>, после чего Узбек <немедленно сел на коня, ускакал и, собрав войско, одержал верх>. Сына Токтая, Ильбасмыша, со ста двадцатью царевичами из рода Чингиз-хана он убил, а тому эмиру, который предупредил его, <оказал полное внимание и заботливость>. Это, кстати, было, кажется, первое открытое поощрение доносительства у монголов. Называют, впрочем, и более скромную цифру убитых потомков Чингиз-хана, в семьдесят человек, не указывая, разумеется, какое погибло при этом количество тысячников, сотников и рядовых монголов, не захотевших изменить древнему девятибунчужному знамени и своим вождям – чингизидам.

Гражданская война в Орде продолжалась три года и закончилась лишь в 1315 году, с полным истреблением всех тех, кто не сбежал на Русь или не переметнулся к победителю, отринув веру прадедов и отказавшись от древнего достоинства степных батыров. В междоусобных бранях народов часто гибнут лучшие, самые убежденные, те, для кого честь и заветы старины отнюдь не <звук пустой>, а значат больше собственной жизни, и выживают предатели, перебежчики, ренегаты, способные стать под любое знамя, лишь бы сохранить себя да еще и нажиться на чужой беде.

Русская летопись сохранила нам об этом смутном и страшном перевороте в Сарае лишь одну фразу: <В Орде сел Озбяк на царство и обесерменился>. На самом деле это была подлинная гражданская война, переворот, унесший в небытие монгольскую державу на Волге и, вместе с нею, окончательно похоронивший идею союза Руси с Ордой. С тех пор слово <татарин>, оттеснив забытое <моал> (монгол), стало обозначать на Руси смертельного врага-насильника, и, прежде всего, врага веры христианской – бесерменина, врага, спор с которым мог быть разрешен уже только силой оружия…

После покушения на его жизнь Узбек «сразу собрал войско», и <одержал верх>, то есть и эмиры, пытавшиеся его убить, были уже не одни, а с войсками, видимо, с ближними и телохранителями, с отборною монгольскою конницей, с батырами, привыкшими к победам... И почему они были разбиты? Их оказалось мало, конечно, мало! Ордынские мусульмане подготовились лучше! Не зря купцы давали серебро Узбеку. И узнали о смерти Тохты они как-то все враз. (Быть может, все-таки Тохта был отравлен?) И спор был именно о вере. Недаром Узбек, одолев врагов, тотчас истребил в Орде бохшей (лам) и волшебников – всех врагов мусульманства, не посмев уничтожить только русскую церковь в Сарае...

Можно представить себе и это сражение: наспех собранной, немногочисленной, но бесстрашной и гордой монгольской конницы с мусульманской, - собранной из бывших булгар, нынешних татар ордынских, буртасов и половцев, - конницею Узбека. На что надеялись степные батыры, когда схватились с ними, один с десятью? На древнюю доблесть? Но уже не первое поколение иноземных жен рожало носатых мальчиков с раскосыми глазами, узколицых и высоких, белых и смуглых, уже не первое поколение детей забывало веру и заветы отцов, уже давно вчерашние рабы мунгальской орды сами обучились воинской науке Темучжина, так же стреляли из луков, на скаку попадая в летящую птицу, так же кидали аркан и владели саблей. Сила степей перешла к ним, к детям захваченных батырами рабынь, а чуждая арабская вера, просочившись снизу, в сутолоке завоеванных городов, овладела умами и сердцами их потомков, восставших в конце концов против своего великого прошлого. Батыры, бесстрашно ринувшие в сечу, встретили других таких же батыров, вставших под зеленое знамя ислама, и были разбиты. Так в Орде утвердился Узбек…»


Сообщение отредактировано amir: Apr 23 2011, 22:34
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Oct 10 2004, 16:18
Создана #10


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15168
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



7. Зенит. Исламская революция и смена доминанты 1313-1359

а) 1313-1319 Москва против Твери


Узбек пришел к власти при помощи купеческого капитала и исламского духовенства. Он объявил ислам обязательной религией Золотой Орды. Он так же переделал государственный аппарат по исламскому образцу: появились диван (совет при хане) и главный визирь. Дела страны теперь решали четыре главных эмира, державших четыре улуса Орды. Старший из них – беглербег – имел в своём подчинении тысячников, сотников и десятников, ранее подчинявшихся непосредственно хану. Второй визирь распоряжался гражданскими делами, третий – денежными. На местах стали плодиться кадии (судьи), муфтии (духовные наставники), секретари дивана, таможенники, сборщики налогов, начальники застав и прочие, очень многочисленные чиновники. Вся это создаваемая администрация стала требовать огромных средств на своё содержание. Узбек фактически стал из степного хана мусульманским султаном, с основной опорой своей власти на купцов и горожан среднего Поволжья и на исламское духовенство. Не всем в Орде это нравилось. Практически сразу после провозглашения Узбека ханом началась гражданская война, длившаяся около трёх лет. Узбеку противостояла старая монгольская аристократия во главе с сыном Тохты – Ильбасмышем. В ходе этой войны старая аристократия была почти полностью уничтожена. Жертвы среди одних только царевичей-чингисидов исчислялись десятками.

Узбек был провозглашён ханом в январе 1313 г. Как только до Руси дошла весть о смене власти, Новгород отказался выплачивать дань. Михаилу Тверскому пришлось силой добиваться его уступчивости. После этого Михаил направился в Орду, к новому хану на утверждение. Туда же направился и митрополит Пётр. Видимо, хотя бы частным образом, они там помирились. Михаил помог Петру не только получить ярлык с подтверждением всех льгот православной церкви, но добиться новых. Исламская революция в Орде непосредственно Руси не коснулась.

Воспользовавшись тем, что великий князь находится в Орде, Юрий Московский вновь наносит удар по его власти. В Новгороде всегда были сильны антитверские настроения. И теперь, когда новый хан ещё не подтвердил великокняжеское достоинство Михаила, эти настроения вылились в военный союз Новгорода с Москвой против Твери. В Новгород прибыл подручник Юрия князь Фёдор Ржевский, а наместники Михаила были смещены. Новгородские войска под предводительством князя Фёдора двинулись на Тверь. Но на встречу им вышли тверские полки под предводительством княжича Дмитрия Михайловича. Войска шесть недель простояли по противоположным берегам Волги. После этого был заключён мир. Новгородцы уходили из тверских пределов, тверичи официально отзывали своих наместников из Новгорода до ханского решения. После этого в Новгород был вызван на княжение «на всей воле Новгородской» Юрий Московский. Он выехал туда вместе с братом Афанасием.

Узбек, обеспокоенный задержкой дани с Новгорода, богатейшего города Руси, подтвердил ярлык Михаилу (1315), дал ему татарский отряд для замирения противников и вызвал в Сарай Юрия. Вместе с Юрием в Сарай поехали и несколько видных новгородским бояр, дабы на средства республики поддержать его перед ханом. По дороге Юрий посетил Ростов. В городе в это время княжил Василий Константинович – брат его первой жены. Кроме того, Ростов был излюбленным местом для живущих на Руси татар. И здесь можно было заранее заручиться протекцией перед поездкой к ханскому двору.

Михаил Тверской возратился на Русь в том же 1315 г, после двухлетнего пребывания в Орде. Узбек утвердил его великим князем, но Михаилу это обошлось в огромную сумму и он залез в долги. На Руси был только один город, где можно было компенсировать эти издержки – Новгород. Который в любом случае вышел из повиновения и ему надо было продемонстрировать силу великокняжеской власти. Вместе с Михаилом на Русь прибыли татарские отряды под предводительством Тайтемира, Эмир-Ходжи и Индрюя. Теперь они вместе с великокняжескими войсками двинулись против Новгорода. Новгород также выслал свои войска вместе с князьями Фёдором Ржевским и Афанасием Даниловичем. Встреча противников произошла под Торжком и Михаил одержал решительную победу. Посадник был убит, оба князя взяты в плен. Михаил наложил огромную контрибуцию сначала на Торжок, а потом и на Новгород, который вновь принял его наместников. Михаил ввёл свои войска в Торжок и перевёл часть его населения в Тверь. Дабы подчеркнуть степень своей победы он также взял под себя те сёла новгородской волости, которые добровольно заложились за него, сознательно тем самым пойдя на нарушение основополагающего новгородского закона. После этого Михаил вернул суздальским князьям Нижний Новгород, захваченный москвичами в 1311 г.

Крутые меры, принятые великим князем против Новгорода, были непривычны вечевой республике. Поэтому через год новгородцы снова выслали великокняжеского наместника. Михаил за 11 лет своей власти всё же сумел заставить князей подчиняться своей воле. И теперь они участвуют в его походе против Новгорода. Но собранная армия была непривычна велика и столкнулась с проблемами логистики, средств для её пропитания не хватало. К тому же во время похода Михаил тяжело заболел и был вынужден вернуться. Поход не удался. (Есть версия, что была ещё одна причина срыва похода. Поспешность возвращения Михаила говорит о том, что угрозе могла подвергнуться оставленная без княжеской дружины Тверь. Единственным, кто мог в это время провести военную демонстрацию пртив Твери был московский княжич Иван Данилович.)

В 1316 г умер ильхан Олджайту, ему наследовал 13-ти летний Абу-Саид. Хан Узбек счёл своевременным вновь поднять вопрос об Азербайджане, и направил туда свои войска. Ордынские войска дошли до Куры, но отступили из страха перед армией эмира Чобана, временного правителя при Абу-Саиде. Узбек продолжал держать свою ставку на Северном Кавказе и в 1319 г смог захватить Дербент. Но уже в том же году он был снова вынужден отступить. В 1325 г Узбек повторил нападение на Дербент, и снова был отбит.

А в Белой Орде происходило следующее. Ещё в 1309 г два хана – Мангытай и Киш-Тимур – разделили её на две части. Соправителем или наследником Киш-Тимура был его брат Мурад-Ходжа. А со временем им наследовал их двоюродный брат Сасы-Бука, который и объединил Орду около 1317 года. Хан Узбек, поддерживавший Мангытая, был занят другими делами и признал Сасы-Буку. Тот, в ответ, снова признал главенство Золотой Орды над Белой. Сасы-Бука благополучно правил три года, и в 1320 г ему наследовал его сын Эрзен. (Впрочем, следует заметить, что вся эта реконструкция событий в Белой Орде очень предположительна.)

В 1316 г великим князем Литовским стал Гедимин, основатель династии Гедиминовичей. Сразу после вокняжения он обозначает приоритеты своей политики. Уже в том же 1316 г он нападает на Галицкое и Волынское княжества и захватывает у них Подляшье и Берестейскую землю. Продолжая эти завоевания, в 1317-1318 г он подчиняет Туровскую землю (до того зависимую от Галицких князей), а также Минск.

В 1317 г по просьбе в.к. Гедимина Константинопольский патриарх отделил от Русской митрополии православные земли Литвы. Митрополитом Литовским стал Филофей (1317-1328).

В 1317 и 1318 г Новгород воевал со Швецией. В 1320 г происходит столкновение новгородцев с норвежцами.

Юрий Московский пробыл в Орде два года, женился там на сестре хана Узбека Кончаке (крещёной в Агафью) и получил в качестве приданого титул великого князя Владимирского. Юрий не был первым князем, женившимся на ханской родственнице. Первым в Орде женился ещё в 1257 г Глеб Василькович Ростовский. Позднее его примеру последовали племянник Константин Борисович Ростовский и внук Фёдор Михайлович Белозёрский. Вторым браком был женат на ханской дочери Фёдор Ростиславич Ярославский и Смоленский. Ещё позднее в Орде женился Суздальский князь Михаил Андреевич. Но никто из них не получал такого царского приданого за своей супругой, как великое княжение.

Лишение титула живого великого князя, да ещё без признаков неподчинения Орде – факт исключительный. Причины такого ханского решения до сих пор неизвестны. Наверняка определённую роль сыграло новгородское серебро, которым Юрий умилостливил ханских советников. Но это не могло быть главной причиной. Можно выставить на вид чрезмерное усиление Михаила. Но он получил признание Узбека всего два года назад, и вряд ли его за это время стали опасаться. Возможно, это было часть более общей комбинации в восточноевропейской политике Орды. В это время началось резкое усиление Литвы, и ханы уже были вынуждены с этим считаться.

Вместе с Юрием на Русь пришли и два тумэна татарской конницы, чтобы тверской князь не упрямился и добровольно уступил ему власть. Тумэнами командуют Кавгадый и Астрабыл (1317).

Получив весть о возращении Юрия, Михаил вывел свои войска ему на встречу. Вместе с ним вышли Суздальские князья. Армии встретились близ Костромы. Михаил без боя уступил великое княжение. Юрий в свою очередь признал Нижний Новгород владением Суздальских князей. Астрабыл со своим тумэном вернулся в Орду. Кавгадыя Юрий уговорил пока остаться. (В летописях нет ни одного упоминания об официальном провозглашении Юрия великим князем. Касательно исхода противостояния близ Костромы сведения тоже разнятся. По одним сведениям Михаил уступил великое княжение Юрию, по другим – Юрий Михаилу. Позднее Кавгадый уверял Михаила, что он прибыл на Русь по собственному желанию, а не по приказу Узбека. Через несколько месяцев Михаил поехал в Орду именно через волости великого княжения – Переяславль и Владимир.)

Получив великокняжеский титул, Юрий пошёл по стопам Михаила – он решил вместе с титулом получить и власть. И как Михаил в 1305 г пошёл войной на Москву, так и теперь новый великий князь Владимирский стал незамедлительно готовить войну против своего самого могущественного вассала – Тверского князя. Брата Ивана он отправил в Новгород – поднимать вечевую республику на Тверь. Направлены требования о предоставлении войск и всем князьям Владимирской Руси. За время своего правления Михаил научил их подчиняться воле великого князя, и теперь отказников нет. Против войны выступает только митрополит Пётр – но безуспешно.

Михаил в это время готовился к обороне. Тверской кремль был отстроен заново и значительно расширен. Юрий начал войну осенью 1317 г. Кроме татарского тумэна и собственных московских войск на его стороне участвовали князья Суздальские, Ростовские, Ярославские, Стародубский, Муромский, Дмитровский, ополчения из Костромы, Городца, Нижнего Новгорода, Владимира, а также новгородская армия. Всей этой коалиции противостояло одно Тверское княжество.

Однако Михаил ловким маневрированием сумел встретиться с новгородской армией ещё до того, как она присоединилась к войскам Юрия и вынудил Новгород заключить сепаратный мир. А 22 декабря 1317 г Михаил одержал самую блестящую свою военную победу разбив войска своих противников в сражении под Бортеневым (повторю, против него выступила вся Владимирская Русь, да ещё с татарским тумэном в придачу). Армия Юрия была рассеяна и разбежалась, сам он бежал в Новгород. Его жена Агафья и брат Борис были захвачены в плен. Однако Михаил, в целях демонстрации того, что он воевал исключительно с Юрием, а не с татарами, богато одарил Кавгадыя и отпустил его с миром вместе с остатками его тумэна.

Победа Михаила казалась полной. Но Юрий никогда не унывал и никогда не сдавался. Новгород и Псков предоставили ему новую армию. Войска подошли к Волге и начались переговоры. Юрий и Михаил договорились перенести спор в Орду на суд хана, а пока тверской князь должен был отпустить пленников – новгородских бояр, Афанасия и Бориса Даниловичей, а также великиую княгиню Агафью. Но пока противники вели переговоры, ханская сестра умерла в тверском плену.

Вместе с Даниловичами в Москву поехал и твесркой посол – сообщить Юрию о смерти его жены. Тот в припадке ярости собственноручно зарубил посла. Юрий играл определённую роль в новой восточноевропейской политике Орды. Но эту роль он мог исполнять только как ханский зять. Со смертью жены он мог стать политическим трупом. Единственное что ему оставалось – обвинить тверского князя в преднамеренном убийстве. Юрий поехал в Орду. Узнав про это, Михаил отправил в Орду своего сына Константина – оправдываться. А вскоре отбыл к хану и сам.

Узбек в это время как раз затеял войну с ильханом Абу-Саидом и Орда двигалась в сторону Кавказа. Хан назначил суд над Михаилом. Судьёй был назначен Кавгадый. Суд состоялся 20 октября 1318 г. Приговор суда гласил: «Цесаревы дани не дал еси, противу посла бился еси, княгиню великого князя Юрья уморил еси». Михаил был посажен в колодки и 22 ноября 1318 г казнён. Позднее он был причислен к лику святых РПЦ.

Юрию был подтверждён ярлык на великое княжение. А, Кавгадый, согласно летописям, «вскоре окончил свой живот зле». Узбек был разбит Абу-Саидом у Железных Ворот (1319). За сорок лет до этого Менгу-Тимур провёл успешную войну с ильханами, испольуя русские войска. А Узбек, отказавшись от этой традиции, сам приказал казнить единственного на Руси человека обладавшего достаточной властью, чтобы эти войска для него собрать.

QUOTE
«Борьба за власть почти всегда кровава и преступна. Важно не то, как взята власть, а – кем взята. И – для какой цели. Как поведут себя захватившие власть победители? Станут ли они рачительными хозяевами завоеванной ими страны или, словно незваные ночные гости, будут торопливо и жадно обирать и разорять землю, не мысля о грядущем, не заботясь даже о завтрашнем дне? И воздаяние приходит по делам и заслугам властителя, а не по тому, что было совершено им в споре за власть. Хозяину – простится. Незваному гостю – никогда.

Юрий, добившись великокняжеской власти, не знал, что ему делать с ней. Весь его талан был в том, как подрывать эту власть, как разваливать страну, стравливая князей друг с другом, как ссорить владетелей суздальских, ярославских, ростовских с великим князем владимирским, как строить козни в Орде, как обещать Новгороду блага и вольности в ущерб единству Руси Великой, как напускать пронских князей на рязанского, а на всех них после – ордынского хана... И помощники у него за эти годы собрались соответственные, с талантами только лгать, наветничать, убивать или грабить.

Добившись власти милостью Узбека, он не мог, даже ежели бы захотел, ни в чем ему перечить. На Русь являлись жадные <послы>, пользующиеся кратким благоволением хана, дабы урвать как можно более, и Юрий не окорачивал никого из них. Татары притеснениями возмутили весь Ростов, и население вечем изгоняло насильников; во Владимире в тот же год свирепствовал посол Байдера, и Юрий не защитил стольного града своей земли. В Кашин приходил татарин Таянчар, <с жидовином должником>, разорил поборами весь город, а Юрий только радовался унижению Твери. Понять, что его бывший враг теперь стал его вассалом, или подручником, как говорили на Руси, и проявить милость и рачительную заботливость – на это не хватало у Юрия ни прозорливости, ни ума, ни сердца. Более того: и в вере начались шатания. Из Орды шли и шли на Русь проповедники, пытавшиеся свести в одно учения Христа и Магомета, и Юрий не давал им отвады, оставляя все на добрую волю иереев да на совесть верующих. Даже взять и жениться вновь Юрий не смел, боялся этим оттолкнуть от себя Узбека. А что такое престол без наследников? И стоило ли проливать кровь за такой престол?»


Сообщение отредактировано amir: Apr 23 2011, 22:35
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Oct 10 2004, 16:19
Создана #11


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15168
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



б) 1319-1328 Появление Литовской Руси

Юрий возратился из Орды весной 1319 г и официально взошёл на великокняжеский престол во Владимире. С собой он привёз Константина Михаловича и тело Михаила Тверского. Во Владимир приезжал старший сын Михаила – Дмитрий. Юрий устроил торг у гроба его отца, требуя за выдачу тела новых уступок от Твери. Дмитрий согласился. Тогда же Юрий договорился о браке Константина Михайловича и своей единственной дочери Софьи.

Тверское княжество разделилось на четыре удела. Тверским князем стал Дмитрий Михайлович. Александр получил Зубцев, Старицу, Холм и Микулин. Константин – обширные, но слабо заселённые землю к северо-западу от Твери с городом Клином (позднее его потомков называли князьями Дорогобужскими). Василий Михайлович получил Кашин.

Из Владимира Юрий поехал в Ростов, где вёл какие-то переговоры с местными князьями. Ранее политика Ростова прочно шла в тверском русле, женой Михаила Тверского была ростовкая княжна Анна Дмитриевна. Но первой женой Юрия тоже была ростовкая княжна, и теперь он пытался пертянуть её родню на свою сторону.

Далее Юрий отправился в Новгород, где был принят князем. Своим наместником Юрий оставил своего брата Афанасия.

В 1319 г Ордынский посол Ахмыл разграбил Кострому и Ростов. Узбек стал регулярно посылать таких послов на Русь в целях их личного обогащения в качестве платы за различные услуги.

В эти годы происходит усиление восточноевропейских государств – Венгрии, Польши, и особенно Литвы. Великим князем Литовским был Гедимин. Он деятельно расширял влияние своего государства. Расширял не только войной, но и дипломатией. Самым верным способом дипломатии во времена Средневековья считались династические браки.

Один из сыновей Гедимина, Ольгерд, в 1318 г женился на Марии, единственной дочери князя Ярослава Васильковича Витебского. Через два года, после смерти тестя, он унаследовал его удел (1320).

В том же году Гедимин собирает свои войска, ведёт их на юг и захватывает Турово-Пинское княжество, а затем и Волынь. Турово-Пинские земли Гедимин присоединяет к Литве, а Андрея Юрьевича Волынского делает своим вассалом. На его единственной дочери Анне женится Любарт Гедиминович, становясь таким образом наследником этого княжества.

В 1321 г Гедимин в сражении на р. Ирпень наголову разбивает коалицию южнорусских князей (двух Брянских, Киевского, Переяславского и Галицкого). После этого Киев и Переяславль покорились ему и приняли наместников, а Лев Юрьевич Галицкий, подобно своему брату Андрею Волынскому, стал вассалом Литвы. Лев Галицкий был бездетен (предположение о существовании у него сына Владимира давно отвергнуто), и таким образом встал вопрос о полном присоединении к Литве и этого русского княжества.

Таким образом в эти годы возникает проблема раздела территории Юго-Западной Руси. Последние местные правители из династии Рюриковичей постепенно сходят со сцены. И назревает большая схватка за их наследство. И в этой предстоящей схатке схлестнулись интересы Польши, Венгрии, Литвы и Орды. В Орде эти земли с 1243 г считали своим улусом. И хотя после разгрома Ногая татарское влияние на этих землях несколько ослабело, отказываться от них хан Узбек был не намерен. Но не намерены были от них отказываться и восточноевропейские государства. Польша и Венгрия в 1320 г заключают военный союз против татар.

В Орде опасаются присоединения Литвы к этому союзу. Для недопущения этого надо, во-первых, найти путь сближения с Гедимином. Для этого в 1321 г устраивается брак его дочери Марии с Дмитрием Михайловичем Тверским, который через год получает и великое княжение. Во-вторых, ему надо налгядно продемонстрировать сколь тяжкие последствия может иметь война с Ордой.

В 1323 г ордынская армия вторгается в Юго-Западную Русь. Киев и Переяславль возвращаются под власть Узбека. В Киеве был посажен князем Фёдор Иванович (из Путивльских князей), для присмотра за его действиями в городе остаётся татарский баскак. Затем армия двинулась дальше на запад; Галицкий и Волынский князья погибли в борьбе с монголами, и на галицко-волынский престол был приглашен князь Мазовии и враг Литвы Болеслав Тройденович, принявший в качестве короля Малой Руси имя Юрия (Юрий II 1324-1340) и утвержденный Узбеком в качестве вассала Орды.

Однако на земли, входящие непосредственно в состав Литвы, войска не идут – Узбек оставляет пути для литовско-ордынского сближения. Поэтому Подляшье, Берестье, Турово-Пинская земля, Полоцкое, Минское и Витебское княжества остаются под властью Гедимина. Впечатлённый произведённой демонстрацией, он на несколько лет прекращает конфронтацию с Ордой. Но всё же он решает связать Литву династическим браком и с западными соседями. В 1325 г его дочь Анна Гедиминовна выходит замуж за Казимира, наследника польского престола (будущий Казимир III Великий).

Фактически, в результате кампании 1320-1325 г, несмотря на некоторые неудачи Гедимина, в Восточной Европе был создан новый мощный центр влияния – Литва. Вскоре великое княжество Литовское стало не только центром влияния, но и центом притяжения для окрестных русских земель. Собирание русских земель на Западе и на Востоке началось практически одновременно, но в течение всего XIV века лидерство в этом направлении принадлежало всё-таки Вильно, а не Москве. С 20-х годов XIV века, с подчинением великому князю Гедимину обширных пространств Древней Руси и созданием собственной митрополии, можно говорить о появлении на просторах Восточной Европы нового образования – Руси Литовской.

В 1320 г Юрий и Иван Даниловичи ходили войной на Рязанского князя Ивана Ярославича, укрепляя положение Коломны. В том же году умер князь Юрий Александрович Углицкий и Ростовский. В связи с этим в Ростове вспыхивают беспорядки, во время которых досталось и местным татарам. В том же году ханский посол Байдар разоряет Ростов и стольный город Юрия – Владимир. Видимо, Юрий Данилович уже начинает выходить из милости в Орде – нам начинает прорабатываться литовско-тверская комбинация.

В том же году умер Борис Данилович, князь Нижегородский. А Иван Данилович впервые едет в Орду к Узбеку. Для этой поездки есть много причин. Ивану надо утвердиться как наследику Московского княжества. Разобраться с перспективами на Нижний Новгород (либо самому наследовать это княжество после Бориса, либо включить его в волость великого княжения, то есть передать Юрию). И главное – разобраться в нынешнем отношении хана к московским князьям.

1321 Умер князь Давыд Фёдорович Ярославский, сын Фёдора Чёрмного и дочери хана Менгу-Тимура. Ярославское княжество фактически разделяется на две части: собственно Ярославское (князь Василий Давыдович) и Моложское (князь Михаил Давыдович).

В 1321 г послы Сеунч Буга и Пйянчар «с жидовином должником» разоряют Кашин. По-видимому, это был откупшик, заплативший хану городскую дань и теперь надеявшийся вернуть её с лихвой. Но собрать нужных средств он не сумел и обратился за помощью к в.к. Юрию. До Юрия уже дошли слухи о ханской немилости, и он счёл это обращение прекрасным поводом чтобы разобраться со своим врагом – Дмитрием Тверским. В.к. Юрий во главе ещё нескольких князей владимирщины вступил на территорию Тверского княжества. Дмитрий Тверской вывел им на встречу свои войска. Сражения не произошло – вмешалось духовеснтво и лично митрополит Пётр. Дмитрий обещал Юрию не искать великого княжения и даже передал ему всю сумму тверской дани – две тысячи рублей серебром.

В это время на Русь приходит ханский посол Ахмыл (зима 1322 г.) Он грабит Нижний Новгород, Ярославль и Ростов, откуда высылает директиву Юрию – явиться в Орду. Юрий, однако, в Орду не поехал – он опасался лишения великокняжеского достоинства, о чём уже ходили слухи. Вместо этого он поехал в Новгород – захватив с собой и тверской «выход». Там через купцов-посредников серебро можно было пустить в оборот, нажить проценты и пустить полученные средства на подарки хану и его советникам. К тому же в городе сидел наместником его брат – Афанасий Данилович, который давно научился находить общий язык с новгородцами. Юрий теперь сам принимает власть над городом (весна 1322 г). Как Новгородский князь он ведёт войну со Швецией. Сначала он успешно изгоняет шведские войска с новгородской земли, потом безуспешно осаждает Выборг. По возвращении в Новгород осенью 1322 г Юрий узнаёт о смерти своего брата Афанасия. Но новгородцы честно рассчитались с ним за проведённый поход и Юрий решается ехать в Орду.

Иван Данилович вернулся из Орды видимо вместе с Ахмылом. С весны 1322 г он де-факто сам становится Московским князем. А в Ростове в 1322 г в семье боярина Кирилла родился сын, названный Варфоломеем – будущий Сергий Радонежский, самый чтимый русский святой.

А Дмитрий Тверской той же весной 1322 г едет в Орду и легко получает там ярлык на великое княжение. Получив власть, новый великий князь устраивает засады на пути возможного следования Юрия в Орду. Тверичам удаётся захватить казну Юрия, но сам он вновь убегает в Новгород. Там в устье Невы он основывает стратегическую крепость для обороны от Швеции – Орешек, после чего Новгорд и Швеция заключают мир. После этого Юрий ведёт для новгородцев ещё одну войну – он ведёт войска на богатые пушниной Двину и Юстюг. Набрав в этом походе достаточно средств, Юрий вновь отправился в Орду (1325).

В Сарае Юрий стал добиваться возвращения титула великого князя. Дабы противостоять Юрию в Сарай приезжает в.к. Дмитрий. При личной встрече он, в припадке гнева, зарубает Юрия саблей (это было за день до седьмой годовщины казни Михаила Тверского). Дмитрий был схвачен татарами. И хотя относительно этого князя у Узбека и были дальние замыслы, но простить самоуправства в собственной ставке этот восточный деспот не мог.

Московским князем теперь уже официально стал Иван Данилович. От своего брата он получил тяжёлое наследство. Великое княжение, за которое Юрий бился столько лет, он почти сам отдал Дмитрию. Великому Новгороду он подарил независимость от власти великих князей Владимирских. А своему брату и наследнику он оставил пустую казну и вражду против Твери.

Суд над Дмитрием Тверским длился почти год. За это время его брат Александр наделал множество долгов для подарков ханским приближённым. И всё же Дмитрий был казнён за самоуправство (1326). Тагда же был казнён князь Александр Новосильский. А ещё год спустя в Орде был убит Иван Ярославич Рязанский.

Важное мето в политике Орды занимала Юго-Западная Русь – Галицко-Волынское княжество. Для сохранения контроля над этими богатыми землями были задействованы усилия и ордынской армии, и ордынской дипломатии. На Юго-Западную Русь претендовали Польша и Литва. Но в 1324 г, после гибели последних местных Рюриковичей, Узбек смог создать конфликт интересов между этими государствами. Хан признал Галицко-Волынским князем на правах своего вассала Юрия Тройденовича – Болеслава Мазовецкого. Это был поляк, представитель династии Пястов. Династическими правами он обладал как сын галицкой княжны Марии Юрьевны. Единственным человек, который также обладал династическими правами, был муж другой галицкой княжны – Любарт Гедиминович, сын великого князя Литовского.

Но в 1325 г Литва и Польша смогли преодолеть этот конфликт и заключили союз, скреплённый династическим браком. Возможно, именно узнав об этом союзе Юрий решился ехать в Орду чтобы противостоять Дмитрию Тверскому – зятю Гедимина. Ибо этот союз грозил отпадением Галицко-Волынских земель от власти Орды. Да, Орда была всё ещё сильна и могла за себя постоять. Но всё же в войне сразу против и Польши, и Литвы риск был велик. Тем более, если к ним присоединится ещё и Венгрия. Поэтому дипломатические каналы для возможного сближения с Гедимином были весьма желательны. И таким каналом выступали его родственники – Тверские князья. И хотя Дмитрия Михайловича решено было устранить, но политика относительно Твери была оставлена прежняя. Ярлык на великое княжение получил Александр Михайлович.

Конечно, Гедимин был непредсказуем. Он мог желать подчинить не только Галицию, но и земли, входящие в систему великого княжения Владимирского. Но не смотря на династический брак, на Владимирское великое княжение Гедимин претендовать не мог никак – Дмитрий погиб не оставив наследников. А в случае его военной угрозы Владимирщина (в отличие от Галиции) вполне могла сама за себя постоять – при условии своего единства. И обеспечить такое единство мог лучше всего именно Александр – как глава наиболее сильного Тверского княжества. Основным препятствием на этом пути для него могла стать Москва. Но с гибелью буйного Юрия и вокняжением тихого Ивана это уже не казалось препятствием.

То есть в Сарае сошлись во мнении, что Александр Тверской будет подходящим великим князем и в случае мира с Литвой, и в случае войны.

Таким образом, Александр Михайлович получил ярлык на Владимир. После чего новый великий князь отправился в Тверь. Вслед за ним туда же отправились и его кредиторы.

20 декабря 1326 г, находясь в Москве, где он бывал со временем всё чаще и чаще (Москва была крупнейшим городом митропольчьей епархии), умер митрополит Пётр. Перед смертью он успел освятить церковь Успения Богоматери, где и был похоронен. Митрополит Пётр был канонизирован РПЦ. А митрополия была снова разделена. В добавок к Литовской митрополии была вновь создана Галицкая, во главе с Гавриилом. А митрополитом Киевским стал грек Феогност.

Летом 1327 г в Тверь явился посол Чолхан – двоюродный брат хана Узбека. С послом прибыли не только кредиторы Александра. При себе он имел и военный контингент. Отсюда было недалеко до литовской границы и Гедимин получал ясный сигнал. Смысл которого сводился к тому, что в случае угрозы Галичу его восточный фланг будет открыт для удара. И что при другом развитии событий у него есть союзник для очередной войны с Орденом.

Но посол и его свита стали чинить в городе всевозможные беспорядки, грабежи и насилия. Чолхан даже выгнал в.к. Александра из его терема в Тверском кремле. Спустя некоторое время татары своим поведением вызвали стихийное народное восстание, в результате которого значительная часть татар была убита, а сам Чолхан заживо сожжен в том самом тереме, который он незадолго до этого занял.

Фактически это был самый крупный бунт против татар со времён батыева нашествия. Александр Невский организовал в 1261 г изгнание баскаков. Но это было именно изгнание, а не резня. Его брат Андрей ещё ранее выступил против татар – но фактически в роли защищавшейся стороны, во время Неврюевой рати, и убийств он тоже не организовывал. В Ростове в 1320 во время беспорядков «злых татар» изгнали из города, но отнюдь не перебили. Бунт в Твери был беспрецендентным событием в истории русско-ордынских отношений.

Когда об этом узнали в Сарае, там было решено покарать Алексндра. Но он, в отличие от отца, не собирался ехать к хану, дабы своей смертью искупить вину убийства его родственника. Тогда хан Узбек решился на военное вторжение в Тверское княжество.

В Сарай были срочно вызваны Иван Московский и Александр Суздальский, которым и было поручено номинальное командование карательной экспедицией. Для этого вторжения Узбек выделил пять тумэнов татарской конницы, во главе с Федорчуком, Туралыком и Сюгой (т.н. Федорчукова рать). В.к. Александр не сумел организовать оборону княжества. Он там даже не остался, а бежал на самый край русских земель – во Псков.

Тверское княжество было «сотворено пусту». Опустошения были так велики, что эта богатейшая земля Владимирской Руси на сорок лет выбыла из большой политики. Также были опустошены земли Дмитрова, Углича и Владимира, частично – Новоторжская волость Новгородской земли, Ростовское, Ярославское и Суздальское княжества. Не затронуты этим нашествием оказались только непосредственные владения Ивана Калиты, который ради этого раздал огромные взятки татарским полководцам.

После этого князья поехали в Орду. Тверским князем Узбек назначил брата Александра – Константина, со времён своей женитьбы на Софье Юрьевне находившегося под сильным московским влиянием. Относительно нового великого князя решение хана было необычным. Четыре предыдущих великих князя (Михаил Тверской, Юрий Московский, Дмитрий и Александр Тверские) вызвали его гнев своими деяними. И Узбек решил перейти к политике разделения, поделив великое княжение между двумя главными русскими участниками Федорчуковой рати. Иван Данилович Московский получил Великий Новгород (и, возможно, Кострому). Александр Васильевич Суздальский получил Владимир и Нижний Новгород (1328). Кроме того, Иван Московский совершил ещё один доселе невиданный поступок – он купил ярлык на Ростовское княжество.

После этого по приказу Узбека был организован поход на Псков для поимки Александра Михайловича, в котором участвовать пришлось всем князьям Владимирской Руси, в том числе и братьям Александра. Осада Пскова была довольно вялой (большинство князей участвовало в ней против воли). Однако Иван Калита сумел уговорить нового митрополита Феогноста отлучить город за сокрытие Александра. Александр Михайлович бежал из Пскова в Литву (1329). Проклятие с города было снято и Псков заключил с Иваном Даниловичем мир.

Рис. 6. Гедимин. Гравюра XVII в.

Сообщение отредактировано amir: Apr 23 2011, 22:37

Вложенные эскизы изображений
Присоединенное изображение
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Oct 10 2004, 16:24
Создана #12


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15168
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



в) 1328-1331 Выбор митрополита

После разгрома 1328 г Тверское княжество лежало в руинах и временно выбыло из большой политики, тем более что Тверским князем стал Константин Михайлович, находящийся под московским влиянием. Но и нынешний победитель – Иван Калита – ещё отнюдь не являлся самовластцем на Руси. Великое княжение было поделено на двое. Новый митрополит Феогност после истории со Псковом решил не мироволить великому князю Владимирскому и уехал в Киев. Под руководством великого князя Гедимина всё больше разрасталась Литва, уже фактически поглотившая треть Древней Руси. Александр Михайлович, пробыв полтора года в Литве и заключив тайный союз с Гедимином, вернулся в 1331 г во Псков с стал там княжить. Хан Узбек, прозрачно намекая, что с ним шутки плохи, казнил в 1330 в Орде Стародубского князя Фёдора Ивановича. В Византии – единственном, хотя и слабом, естественном союзнике Руси, идёт гражданская война. Внук воюет с дедом, Андроник III с Андроником II. Оба начинают искать помощи у католических стран, ведут переговоры с папой Римским. А османские турки Урхана тем временем делают Византию всё меньше и меньше.

В этих сверхсложных условиях Иван Калита сумел выбрать успешный курс развития своих земель, курс на интеграцию без пролития крови своих подданных. С его вокняжением настала «великая тишина» на Руси, растянувшаяся на 40 лет – всё это время подконтрольные московским князьям земли не знали внешних вторжений.

Для поддержания этой тишины Калита проводил активную политику, в которой финансы применялись чаще, чем военная сила. Для того, чтобы получить эти финансы он применял целый комплекс мер.

1. Правовое регулирование. Право суда за уголовные преступления принадлежало местным вотчинникам. Иван Калита обладал достаточной властью, чтобы внести существенные изменения в правовые нормы. Он передал наиболее серьёзные уголовные дела (разбои, грабежи, убийства) на суд представителей своей администрации, которые разбирали дела «не взирая на лица».

2. Наведение порядка при сборе налогов с земледельцев. Это было остро необходимо, потому что значительная часть собираемых средств попросту разворовывалась разного рода «сильными людьми». Предпринятые жесткие меры позволили значительно снизить злоупотребления на местах.

3. Безопасность торговли. С земледельцев много не возмёшь. Их традиционные выплаты установлены древними обычаями, которые нельзя было изменить. Повышение налогов могло привести к риску разорения крестьян – и те бы просто перебрались в другие княжества. Другое дело – городские налоги с торговли и промыслов. Стимулируя рост торговли можно было существенно повысить собираемые пошлины. Ранее торговля была небезопасна из-за разбоев на дорогах. Местные вотчинники нередко сами имели доход с этих разбоев, либо же просто отпускали виновных за взятку. Но Калита передал эти дела в ведение великокняжеской администрации – и та оказалась на высоте положения, «исправив Руськую землю от татей и от разбойник».

4. Расширение налогооблагаемой базы. Не довольствуясь повышением качества сбора налогов, Калита предпринимал меры для увеличения количества податного населения. Он деятельно переманивал крестьян жить на территорию Московского княжества. Москва несколько десятилетий не страдала от вторжений, и людей это привлекало. Более того, для крестьян-переселенцев давалась «легота» на несколько лет – полное освобождение от налогов. Были и другие стимулы. Калита купил несколько ярлыков на чужие княжества и очень жёсткими мерами возвращал потраченные средства. От этих мер люди массово бежали – опять-таки на безопасные московские земли.

Была проявлена забота и об улучшении условий жизни горожан. При Калите был составлен градской устав, где за образец были взяты византийские аналоги.

Калита привлекал не только крестьян и купцов, но и бояр из других княжеств. Большое их количество перебралось служить удачливому князю. Среди них был и боярин Андрей Иванович Кобыла – предок династии Романовых. Бояре и их военные слуги увеличивали военную силу Московского княжества.

5. При Калите также возникла идея, оказавшаяся в будущем очень плодотворной. Княжеские служащие стали получать плату не деньгами, а землёй. То есть появилось поместное землевладения. В отличае от вотчинников, помещики не владели землёй. Она им выдавалась в качестве платы за службу на время этой службы.

6. Огромным достижением стало привлечение главы Русской церкви – митрополита. Юрий и Иван Даниловичи никогда не пытались завести собственного епископа для своего княжества, как это делали другие князья. Им епископ был не нужен, им был нужен митрополит. Москва была крупнейшим городом митрополичей епархии, и со временем митрополит Пётр сделал её своей фактической резиденцией и даже был похоронен в Московском Успенском соборе. Петра сменил Феогност. Хотя и не сразу, но он тоже выбрал Москву. Уже за первые несколько лет правления Калиты в Москве были построены пять каменных храмов – город постепенно принимал вид, пристойный церковной столице.

7. Эксплуатация ресурсов Севера. Среди «купель» Калиты были богатые пушниной северные земли – Галич и Белоозеро. Это тоже способствовало пополнению московской казны.

8. Также Иван сумел переложить многие свои траты на Великий Новгород. Кроме традиционных выплат «чёрного бора», Калита стал требовать с новгородцев и новой дани – «закамского серебра». Войдя во вкус, он послал даже «запрос царёв» - требование возместить себе убытки, которые он понёс в Орде на подарки хану и его вельможам.

9. Широкое использование полномочий великого князя Владимирского. В принципе, ещё Александр Невский договорился о том, что за татарскую дань будет ответственен только один человек – великий князь. Но на деле ханские баскаки и откупщики местами сами собирали дань и после этого. Некоторые местные князья не только сами собирали дань, но сами же и отвозили её в Орду. Иван Калита обладал достаточным влиянием, чтобы взять под свой контроль весь ордынский «выход» со всех княжеств Владимирской Руси и с Великого Новгорода. Видимо, именно это дало ему основание вслед за Михаилом Тверским официально титуловаться не просто великим князем Владимирским, а великим князем всея Руси.

10. Все эти средства были хорошо известны и до Калиты. Кроме одного. Именно он ухитрился измыслить совершенно новый способ для усиления своего государства – покупку ярлыков.

QUOTE
«Иван не думал, хорошо он поступает или худо. Он даже и не оправдывал себя, и уже не колебался, как тогда, впервые, покупая ростовский ярлык. Он знал: это его путь собирания русской земли. Только его и ничей больше. Он многое, почти все, перенял у других. Одно у ростовских князей, иное у Михайлы Тверского, что и из Византии пришло по пригожеству. Так, глядя на соседей, заповедал Москву в нераздельное владение детям, наметил старшему, Семену, особую долю на старейший путь. Перенял навычаи мытного двора тверского, перенимал иное прочее, но затею с ярлыками измыслил сам. И об этом молчал. Запрещал даже и писать. Ни в летописании, ни в грамотах княжеских не было и следа того, что новый князь владимирский покупает у хана волость за волостью, серебром добывает то, что не удавалось добыть прежним князьям великим ратною силой. А измыслил давно. Еще когда был жив Юрко. И тому не сказал. Чуял – не поймет. А в те поры, как измыслил, даже не понял, почто таковое простое никому допрежь него не пришло в голову?

Каждый князь держал свое княжение по роду, по обычаю, от отцов, дедов, прадедов... Держал, доколе не пришли татары. С той поры и начали русские князья ездить в Орду на поклон и получать там ярлыки на свои княженья. А что значил ярлык? Ярлык значил, во-первых, что хан признает князя владетелем и не сгонит его со стола и защитит, ежели кто другой его попробует согнать. Ярлык, во-вторых, значил то, что князь волен сам собирать дань для Орды со своего княжества и отвозить хану. Дань иногда отвозили сами, но чаще передавали великому князю владимирскому, и тут была долгая пря из роду в род, доносы, наветы, недоимки... И ярлык ханский постепенно стал означать, во-первых, право собирать дань, и уже во-вторых – все прочее.

И за ярлык платили. Давали дары, которые чем дальше, тем больше превращались в обычный выкуп своих же княжеских прав. А с воцаренья Узбекова и вовсе началась торговля. Тем паче хану постоянно не хватало серебра. Иван долго думал и прикидывал и наконец решился. Предложил хану (сперва выдав дочь за ростовского князя!) самому выплачивать ордынский выход с Ростова: взять на себя ярлык ростовский. Ну и, конечно, самому собирать дань! Не сгоняя князя со стола, ни с сел и волостей, самому князю принадлежащих, не трогая прав наследственных... И объяснил тому и другому, хану и Константину Ростовскому: так-де порядку станет более и выход учнет поступать в срок (Ростов сильно обеднел и постоянно задерживал дани). И хану спокой, и Константину легота. Пришлю своих бояр – только и дела!

Константину, тому некуда было деваться, а хан – хан уступил, передал ярлык на Ростов Ивану. Недешево обошлось! Ну дак и Ростова опосле не пощадили! Не во своем княжестве, дак мочно было и сильно деять. Ограбили боярские терема (коих инако-то и тронуть нельзя бы было!) и дворы посадские не обошли. Выгребли серебро из скрыней, позабирали родовое узорочье, многих вельмож ростовских разорили дотла. Разоренные потянули теперь на московские земли, получают леготу, обживают и распахивают лесные дикие Палестины... И опять прибыток великому князю владимирскому! Кто считал, сколь взяли на Ростове добра? Сколь передано хану, а сколь застряло в казне московской? Никто не считал. Иван один знал об этом, знал и прикидывал: хватит ли, чтобы выкупить у хана ярлыки на Ярославль и Дмитров?..

Из-за Ростова ославлен Иван, обозван и кровопийцей, и иудою, и какими невесть еще поносными словесами... Знали бы, что в замыслах его тайных таковыми куплями совокупити всю русскую землю! Чтобы великий князь владимирский – один! – ведал и дани и суд ханский и всю землю чрез то охапил в руце своя. Знали бы! Не знают. И добро. Стоит вызнать одному лишь суздальскому князю – и не усидеть Ивану на столе! А нужно не только усидеть. Надобно усилить себя настолько, чтобы уже и не дерзали противу…

Можно и грабить (ограбили же Ростов!), но токмо для высшей цели и токмо для блага Руси. Власть – бремя. И пока она для тебя пребудет бременем, дотоле ты прав. Иначе – не стоять великому княжению. И это было первое, чего не мог, на что не решался Михайло Тверской. А он, Иван, "тихий и скромный", решился. Пускай его заклеймят, яко татя, но он сим серебром соберет воедино Русь!»


В истории с Ростовским ярлыком много неясного. О «куплях» Ивана Калиты известно только из завещания Дмитрия Донского, и Ростова среди них нет. Но из завещаний других московскиз князей видно, что они имели некоторые права на Ростов. Эти права были видимо получены при Калите – именно он распоряжался в Ростове как у себя. Причём можно даже сказать, что Москва имела права только на одну половину Ростова. На Сретенескую. Потому что Иван III выкупал у Ростовских князей уже только вторую половину их княжества.

В Ростове с 1320 г княжили два малолетних князя – Фёдор и Константин Васильевичи. В 1328 г, едва получив великокняжеский титул, Иван Калита женил Константина Васильевича на своей дочери Марии. Тогда же город Ростов и всё Ростовское княжество (собственно Ростовское княжество, Углицкое княжество, Устюжское княжество, а также многочисленные северные совместные владения с Великим Новгородом) были разделены на две половины – Сретенскую и Борисоглебскую. Фёдор Васильевич получил Сретенскую половину. Константин Васильевич – Борисоглебскую. В 1331 г князь Фёдор умер. Его единственный сын Андрей не упоминается в источниках вплоть до 1363 г. Видимо, в 1328 г Иван купил право самостоятельного сбора дани с Ростова (летописи говорят, что тогда «и иные княжениа даде ему к Москве»). А во время поездки в Орду в 1332 г – получил право на контроль над Сретенской половиной уже как полноправный единоличный великий князь. С потерей москвичами великого княжения в 1360 г Константин Васильевич вновь получил ярлык на всё своё княжение. Но не на долго – уже в 1364 г он был изгнан московскими войсками. Со времён Калиты Москва контролировала и Углич. Видимо, он относился к Сретенской половине.

Итак, в 1328 г Иван получил право на сбор ордынской дани в Ростове. Не удовлетворившись только сбором налогов с этого княжества, Иван послал в Ростов целую армию из наиболее горячих своих подданных, во главе с боярами Миною и Кочевой, которые откровенно разграбили Ростовское княжество, не очень даже взирая где Борисоглебская, а где Сретенская сторона. Сопротивлявшийся этому Ростовский тысяцкий Аверкий был повешен. Среди прочих был разорён и ростовский боярин Кирилл, который в связи с этим переехал на территорию Московского княжества под Радонеж, где и зажил, пользуясь освобождением от налогов. С этим боярином переехали и его сыновья – Стефан и Варфоломей, которых впоследствии на новой родине ожидали великие дела и слава в веках.

В 1329 г митрополит Феогност, родом грек, приехал в Киев, намериваясь держать свою кафедру в древней русской столице. В Киеве княжил князь Фёдор, формально признававший власть Узбека. Но Узбек был от него далеко, а Литва – близко…

QUOTE
«У Феогноста, начиная с Жаравы, все росло и ширилось глухое раздражение: на увертливого Гедимина (сущего язычника!); на латинских патеров; на всю эту дикую Литву, приобщить которую к истинной православной вере едва ли возможет и он, Феогност; на бессилие и разброд среди христиан православных; на полное произвола и безлепицы самоуправство местных володетелей во всем этом краю, невесть кому подчиненном и неведомо кем управляемом. Ему удалось объединить вновь распавшуюся было митрополию токмо потому, что незадолго до его приезда (и к счастью!) скончался литовский православный митрополит... Но не успели сего митрополита предать земле, как уже оказалось, что имущество церковное – земли, стада и богатства – разграблено, расхищено неведомо кем, а частью присвоено князем Червонной Руси Любартом – Дмитрием Гедиминовичем. (Таковы здесь крещеные литовские князья!) Феогност твердо намерился составить опись пропавшего церковного имущества и требовать возврата. Однако успех сего был явно сомнителен: слишком высоко сидел властный похититель. Восхощет ли злостный язычник, обманно принимавший крещение от латинян, великий князь Гедимин, заставить своего сына воротить добро греческой православной церкви?

Там в Константинополе, откуда его посылали, снабдив твердыми инструкциями: возродить престол митрополитов русских в Киеве и не допускать впредь послаблений ни великому князю владимирскому, ни великим князьям литовским, – там явно не ведали и не понимали, что же здесь происходит на деле! И чем они могли помочь ему теперь в его нелегком подвижничестве, когда новый император, Андроник Третий, как он узнал только что от тайных гонцов, наголову разбит турками при Филокрене и зашатавшийся престол кесарей византийских начинает искать спасения в сближении с католическим Западом?! Он ехал в Киев, все еще на что-то надеясь. Некогда, еще во граде Константина, он и сам хотел сесть на митрополию именно в Киеве, воротить сему древнему граду значение церковной столицы Руси и разумно править русской церковью, искусно лавируя меж Сциллою и Харибдой славянских земель – меж литовским и владимирским великими князьями, никому явно не отдавая предпочтения, но каждому указуя в делах духовных…

Феогност с горем видел, что в Киеве ему не усидеть. Слишком разорен и слишком беззащитен был сей край, коему ныне вновь угрожали война и раззор, понеже Гедимин был зело не мирен с Ордою.

Сверх того, потребного всякому государству порядка здесь не было и в помине, … царили полный произвол и безначалие. Литовский князь раздавал города и земли как подарки, в полное владение, и каждый получивший удел местный князек мнил себя уже богом земным, самоуправно не токмо взимая подати, но и вмешиваясь почасту в дела святительские. А церковные громы Феогноста мало воздействовали на здешних князей земных, да и кого можно было испугать отлучением от церкви в краю, где всякий, отторгнутый православною властью, тотчас попадал в распростертые объятия латинян!..

Теперь, когда явно приблизился закат Ромейской империи (Феогност никогда, ни с кем не говорил об этом вслух, но про себя знал, что не обманывается и конец близок), латиняне или турки одолеют империю – все равно! И те и другие будут всеми способами уничтожать греческую церковь.

Некогда императоры вооруженной рукою усмиряли не в меру дерзких православных соседей: ту же Болгарию, Сербию или Грузию... Теперь должно, наоборот, искать сильного соседа, кто поднял бы затухающую звезду Византии и силою земной власти, вооруженной рукою дружин, утвердил вновь сияние веры православной, пусть и в иных землях, далеких от столицы Ромейской державы! У Литвы, как бы то ни было, есть силы спорить с Ордою, а у владимирского князя – нет. И ныне, после того как в Орде одолели мусульмане (и те же мусульмане грозно нависли над Константинополем, уже почти отобрав Анатолию!), ныне связать судьбу православной церкви с Залесьем – не значит ли заранее подчинить русскую православную церковь исламу?! ... Так что же, значит, надо помогать Литве? А католики? Но что лучше: спорить с силою или, явно не споря, подчинять постепенно эту силу духовному обаянию высокой культуры и тем обрести в конце концов новую почву для освященного православия, грозно стесняемого ныне и с Запада, и с Востока?

Он должен остаться здесь! Пусть не в Киеве, но хоть на Волыни! Он должен положить преграду католикам и ежели не самого Гедимина, то детей его обратить в православие! И тогда, быть может, столичный град Литвы-Руси возникнет опять именно здесь, на здешних плодородных землях и удобных путях: на Волыни ли, в Галичине или даже (он допустил и такое) в этом, неудобном днесь для обитания, Киеве!»


Феогност недолго пробыл в Киеве, но успел однако обединить митрополию – Литовская и Галицкая митрополии были ликвидированы. Однако и в Киеве его успело посетить московское посольство с богатыми дарами. Не восприняв, однако, намёка, Феогност переехал на Волынь – обращать оттуда Литву в православие. Во Владимире-Волынском он прожил около двух лет, когда у него начались откровенные неприятности с Литвой.

QUOTE
«Епископы Луцка, Перемышля, Галича, Полоцка на второй год его пребывания в здешнем краю поверили наконец, что новый митрополит уселся у них нешуточно… Феогност, управлял, собирал, строил, был деятелен и, казалось бы, успешен в делах своих, но втайне, в душе, все более и более сознавал, что возводит здание на песке. Галичу и Волыни угрожали ляхи. Гедимин был пугающе непонятен. Католики наглели. Православные епископы Галича, Луцка и Перемышля не могли противустати латинянам, как должно. Торговлю захватили иноверцы: ломбардцы, немцы, ляхи, галицкие иудеи... Из Константинополя доходили злые вести: император Андроник Третий нынче терпел поражения в Болгарии, Ромейская держава разваливалась на глазах. Нечто неуправляемое, нечто неподвластное уму было во всем, что окружало митрополита. Даже в смиренной покорности селян на службах в соборе Богородицы было некое пугающее безразличие. Все склоняло к тому, чтобы сидеть и ждать рокового, как виделось уже, исхода. Но ни сидеть, ни ждать он не хотел. Слишком навидался этого безлепого ожидания гибели у себя, в Византии. Не для того он приехал на Русь, чтобы и здесь ведать одно лишь медленное умирание!»


Ещё в 1324 г хан Узбек начал войну вместе со своим вассалом – царём Болгарии Георгием – против Византии. В 1329 г он заключил мир с новым Византийским императором Андроником III Палеологом. И уже в слежующем году Орда начала войну совместо с Болгарией, Византией, валахами и аланами против Сербии. Однако война оказалась крайне неудачной, ордынские войска были разбиты королём Сербии Стефаном в сражении при Вельбудже (1330). После этого Болгария разорвала свои вассальные отношения с Ордой.

Под впечатлением от этого разгрома ордынцев в.к. Гедимин начинает в 1330 г свой второй поход на восток. В 1331 г Юрий II Галицкий признал его своим сюзереном и вступил в брак с его дочерью.

В 1331 г во Владимир-Волынский поехал на постановление новоизбранный архиепископ Новгородский и Псковский Василий Калика. Однако псковичи уже давно желали основать у себя особую епархию, чтобы избавится от зависимости от «старшего брата». Но в этот раз их деятельно поддерживал князь Александр Михайлович, ставший Псковским князем, и ещё более деятельно – Гедимин Литовский. Причины поддержки у Александра были просты – как избранный князь он во всём должен был следовать настроением жителей Пскова (и Гедимина, как князь им спонсируемый). Намерения Гедимина были более тонкими. Поставив своего союзника (и чуть ли уже не вассала – Александра) князем во Псков, и сделав независимым епископом Псковским своего ставленника, он надеялся попросту без особых хлопот прибрать и этот русский город к своим рукам, открывая себе этим дорогу и на богатейший город Руси – Новгород. По пути на Волынь Василий Калика был пленён по приказу Гедимина, который взамен за его освобождение потребовал особого епископа для Пскова от митрополита и принятие своего сына Наримонта князем на новгородские пригороды от Новгорода.

QUOTE
«Церковь не вмешивает себя в дела земные, но почто князь-язычник вступает в дела церкви и позорит его, митрополита, пред всею епархией?!... И кто, и что же тогда здесь он, митрополит русский: полновластный глава церкви божией или игралище князя, детский погремок в руце Гедиминовой, а такожде католиков, его окруживших?! Сегодня Гедимин схватил владыку новогородского, едущего на поставление к нему, и требует от задержанных бояр, дабы Новгород принял служилым князем его, Гедиминова, сына Наримонта … угрожая посадить в железа всех послов с владыкою во главе, а завтра он восхощет удержать любого из залесских епископов и потребовать взамен вокняжения в Суздале или Смоленске?! Язычник всегда останет язычником, пути духовные ему неведомы, и ничто, кроме прямого грубого насилия, не может измыслить таковой в делах земных! Вот на какой основе, вот на каком "камне", скорее схожем с хлябью морскою, воздвиг он, Феогност, престол русской православной митрополии!

Како возможно полагать тут прочным что бы то ни было?! Сегодня Гедимину угодно одно и он, зарясь на Новгород, не придумал ничего более разумного, чем захватить поезд владыки, а завтра ему станет выгодно иное и он примет католическое крещение, дабы завладеть Польшей и землями Ливонского Ордена! А послезавтра умрет сам и те же латиняне поворотят все инако, погубив и саму Литву, а не токмо православных христиан в Великом княжестве литовском! … Нет, лучше московский князь … по крайней мере, вера православная в его земле нерушима суть!»


Новгородцы на удивление быстро согласились принять Наримонта Гедиминовича князем на пригороды, ибо Иван Калита уже начал показывать им свой жёсткий стиль правления, а после тяжёлой участи Твери ни один русский князь уже не дерзал открыто спорить с Москвой. У Новгорода оставался единственный путь – искать поддержку на стороне. На стороне Гедимина. Удовлетворившись пока этим, Гедимин отпустил Василия Калику на Волынь. Также туда отправился и кандидат в Псковские епископы Арсений.

QUOTE
«Теперь же, начав понимать, что происходит тут, на Волыни, и в самом Литовском княжестве, Феогност задумался сугубо. Было ясно, что новая епископия во Пскове нужна не только плесковичам, коих он не так давно из Нова Города отлучал от церкви, и, конечно, менее всего изгнанному тверскому князю. Сиди Александр Михалыч в Твери, сам бы, пожалуй, тому воспротивился! Надобно сие преже всего Гедимину. И ежели он, Феогност, воспротивится поставлению Арсения – на Волыни ему не усидеть.»


Посольство Александра Михайловича рисовала Феогносту весьма респектабельные воздушные замки: князь Александр с помощью Гедимина, Новгорода и Пскова возвращается в Тверь и силой возвращает великое княжение, принадлежащее ему по праву. Далее, великие князья Александр и Гедимин изгоняют татар-мусульман, от чего православию будет несомненная польза… Но пока ещё на Владимирском престоле крепко сидел Иван Калита, и митрополиту Феогносту пришлось делать непростой выбор: Тверь или Москва? Где, на чьей стороне сила, которую надлежит поддержать ему, митрополиту русскому? А он должен был поддержать именно сильного. Это Феогност, византийский грек, весь строй мыслей и чувств которого был создан эпохой умирания великой империи, знал слишком хорошо.

25 августа 1331 года Феогност рукоположил Василия Калику в архиепископы Новгорода и Пскова, «Зане не достоит розрушити прежебывшая, но яко от отец и праотец заповедано, такоже пусть и впредь пребудет Плесков в руце архиепископов Господина Великого Новгорода!»

Вместе с архиепископом Василием Феогност направил в Новгород своё посольство. Когда они проезжали мимо Киева, на них совершил нападение князь Фёдор, который ни в чём не смел перечить Гедимину. Причём был захвачен в плен один из членов митрополичьего посольства.

QUOTE
«Феогност всерьез задумался о дальнейшем. Подходила зима. В пограничье меж Литвой и Ордою начинались сшибки уже нешуточные. Осенью Гедимин послал сына Наримонта на татар, но тот был захвачен в полон в неудачливом сражении с ордынцами. Ежели возникнет большая война, по всей здешней украйне пройдет, обращая города в руины, а села в пепелища, татарская конница. И что тогда? Уезжать в Вильну, под руку Гедиминову, с коим отношения были испорчены после отказа Арсению всеконечно?

Сам не признаваясь себе в том, Феогност чуял, что глупый разбой киевского князя (у коего он недавно гостил во граде!) его доконал. Ежели и такие вот, вроде бы близкие, игемоны, крещенные в православную веру, не гребуют грабежом митрополичьих людей и имущества в здешней земле, то что говорить о прочих? О язычниках или католиках? Нет, холодно стало на Волыни и неуютно весьма!»


Митрополит Феогност покинул Волынь в 1331 г и направился в Константинополь для разъяснения сложившейся ситуации. Оттуда – в Орду, к хану Узбеку, где получил привилегии для Церкви. А оттуда – во Владимирскую Русь. После его отъезда была вновь учреждена Галицкая митрополия во главе с Феодором 1331-1347.


Сообщение отредактировано amir: Apr 23 2011, 22:39
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Oct 10 2004, 16:27
Создана #13


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15168
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



г) 1331-1341 Гений Москвы

Едва получив титул князя Новгородского, Иван Калита начал укреплять свою власть и там. Разногласия были крупные, и в 1331 г Иван вступил со своей дружиной в Новгородскую волость – г. Торжок. Там он и имел встречу с возвращавшимся в Новгород архиепископом Василием Каликой. 7 декабря 1331 г Василий был уже в Новгороде, и, согласно обычаю, возглавил совет новгородской вятшей господы.

В 1332 императором Китая стал последний представитель монгольской династии Юань – Тоган-Тимур, наследовавший своему брату Ринченпалу.

На рубеже 1331/32 г умер Суздальский князь Александр Васильевич (князем Суздальским и Нижегородским стал его брат Константин), с которым Иван Калита делил великое княжение. Набрав с собой побольше даров хану, его жёнам, нукерам и вельможам, Иван Калита поехал в Орду.

QUOTE
«Узбек звал к себе. Хану опять требовалось русское серебро.

Не без злорадства Калита подумывал о том, сколь бездарно расходует Узбек доходы со своего русского улуса. Все уходило в жадные руки невероятно разросшейся и громоздкой иерархии разных чинов и начальников, крупных и мелких, заполонивших Сарай и прочие ордынские грады. Потому и в войнах неуспешен, потому и с Кавказа ушел и от Литвы терпит уроны!

Гедимин, однако, становится все опасней. Пора хану вмешаться, не то заберет под себя и Смоленск и Подолию! И об этом следовало поговорить с Узбеком. Токмо осторожно. Намеками. И о Твери. Пущай утвердит Костянтина на тверском столе! Александр, воротившийся во Плесков, висит над ним постоянной угрозою… Нынче князя Костянтина он повезет в Орду вместе с собою. Авось и склонит хана к чему путному...

А главное, почему приходило ехать к хану не стряпая, – это была судьба града Владимира. Суздальский князь Александр Васильевич умер на днях. Сейчас поспешить – и все великое княжение будет в его руках!.. Великое княжение владимирское должно быть великим до конца. Единым. С единой главой, единою волею. Его волею, Ивана Данилыча Калиты!»


Эта очередная поездка в Орду осложнялась тем, что недавно у хана Узбека умер сын и наследник – Тимур, и Узбек был не в настроении. Иван, однако, сумел утвердить за собой Владимир и Поволжье. Также он выкупил из плена Наримонта Гедиминовича, заручился его расположением, крестил в православие и отправил в Литву, к отцу.

На Карте №5 представлены русские княжества во время правления Ивана Калиты.

В 1333 г Гедимин продолжил свой поход на восток. Из Киева был изгнан князь Фёдор и киевские земли перешли к Литве. В том же году Гедимин сделал своим вассалом Смоленского князя Ивана Александровича. В ответ на это татарские войска совместно с князем Дмитрием Брянским идут походом на Смоленск, и князь Иван Александрович соглашается отказаться от власти Гедимина (1333).

Порядком истратившись в Орде, да к тому же ещё затевая к приезду митрополита строительство нового каменного храма, Иван потребовал от новгородцев выплаты дани в увеличенном размере, те отказали. С Новгородом уже начиналась настоящая война, войска в.к. Ивана заняли новгородские волости – Торжок и Бежецкий Верх. Архиепископ Василий Калика начал строительство нового каменного Детинца в Новгороде.

Новгородские и великокняжеские войска в бой не вступали. Велись переговоры. Успехом они, однако, не увенчались. Тогда архиепископ Василий проделал ловкий политический ход. Он поехал во Псков и заключил мир между двумя вечевыми республиками после длительного периода весьма трудных отношений, вызванных стремлением Пскова к отделению. Он там также провёл переговоры с князем Александром Михайловичем и даже крестил его новорожденного сына – Михаила (в будущем – последнего соперника Москвы). Также Новгород вновь принял князем на свои пригороды Наримонта Гедиминовича. Таким образом Новгорд дал понять Ивану, что находится под защитой Литвы.

Воевать с Литвой самостоятельно Иван Калита не в состоянии, а приглашать татар не хочет – их помощь может слишком дорого обойтись его землям. Поэтому он предлагает Гедимину мир. Деятельную помощь при заключении этого мира оказывает митрополит Феогност, только что приехавший в Москву из Орды. У Гедимина постоянные проблемы с Ливонским Орденом и довольно чатсые – с Польшей, поэтому он решает не вступать в новый конфликт ещё и с Москвой и Ордой одновременно. Мир скрепляется браком наследника Ивана Калиты – Семёна Ивановича с дочерью Гедимина Айгустой.

После свадьбы сына Иван Калита едет в Орду, к Узбеку. Там он добивается передачи ему ярлыка на Дмитровское княжество. Князь Борис Давыдович Дмитровский умирает прямо в Орде от огорчения (1334).

Вследствии этих событий, Новгород также соглашается заключить мир с великим князем Владимирским. В 1334 г новгородское посольство привозит в Москву «закамское серебро». А в начале 1335 г в.к. Иван уже сам наносит визит в Новгород.

В 1334 г начинается серия смут и восстаний в Чагатайском улусе, которая со временем и приведёт к его распаду. За пять лет (1334-1339) там было убито пять ханов, один хан сошёл с ума и была перенесена столица. От основного улуса отделился Мавераннахр (1339), где власть захватил один из мятежных царевичей.

В 1335 г был отравлен ильхан Абу-Саид, последний ильхан контролировавший свой улус целиком. У Абу-Саида не было прямых наследников, и в улусе Хулагу начинаются войны за власть.

Воспользовавшись этим, хан Узбек снова выдвигает свои права на Азербайджан и двигает войска на Кавказ. Но Арпа Кэюн, захвативший власть в улусе Хулагу после смерти Абу-Саида, наносит поражение армии Узбека на р. Куре зимой 1335/36 года. Но уже в апреле 1336 г Арпа Кэюна убил другой претендент – Муса. Смуты привели к ослаблению власти ильханов. Этим, и отсутствием легитимного ильхана воспользовались вассалы улуса Хулагу. В 1335-1336 г самостоятельность приобретают Грузия, Трапезундская империя, сельджукские султанаты, Киликия и государство Куртов. В разных частях государства появляются новые претенденты и захватывают отдельные регионы. В 1337 г один из этих претендентов убил ильхана Мусу. Тогда же на юге одной из провинций улуса, Хорасане, начинается восстание сарбадаров, которые основывают собственное государство.

В 1338 г один из претенденов, Хасан Кучак из рода Чобан, провозглашает новым ильханом Сати-бег, родную сестру последнего законного ильхана Абу-Саида. В 1339 г другой претендент, Хасан Бузург, провозглашает ильханом Джоган-Тэмура. Хасан Кучак, не желая стать посмешишем со своим ильханом-женщиной, провозглашает ильханом Сулеймана, женив его на Сати-бег.

В 1340 г претенденты провели генеральное сражение. Хасан Бузург сражение проиграл и отступил в Багдад. Там он низложил своего подставного ильхана Джоган-Тэмура и, объявив о выходе из Монгольской империи, основал собственное государство и династию – Джалаиридов. В том же 1340 г о независимости объявили Йезд-Систан, где к власти пришла династия Музаффаридов, и Керман-и-Макран. Улус Хулагу таким образом лишился уже более половины своих территорий.

Хасана Кучака в 1341 г зверски убила собственная жена, и власть перешла к подставному ильхану – Сулейману. Но в 1342 г он был свергнут братом Хасана Кучака, который сделал ильханом не чингисида – Ануширвана, который и считался ханом до 1353 г. Судя по иранскому имени этой марионетки, воспроизводящего прозвище великого иранского шаха династии Сасанидов, Чобаниды также решили порвать с традицией Монгольской империи и видели в своем ханстве продолжение древней иранской государственности.

Так к 1342 г от улуса Хулагу осталась только небольшая часть – Гилян, Мазендаран и Хорасан – где с 1336 г правит один из претендентов – Тога-Тэмур, у которого теперь у единственного оставались хотябы относительно лигитимные права на титул ильхана, так как он принадлежал к «золотому роду» Борджигинов.

В 1336 г войска хана Узбека совершили поход на Литву, а в 1337 на польские окраины. В результате этих походов Юрий II Галицкий вновь признаёт над собой власть хана, а князь Фёдор возвращается в Киев.

В 1336 г князь Александр Михайлович послал своего сына Фёдора в Орду, к Узбеку, на предмет прощупать политическую обстановку и узнать о возможности мирного возвращения в Тверь. Узбек позвал к себе самого Александра (1337), гарантируя ему неприкосновенность. Иван опасается, что денежные средства для примирения с ханом Александо получает из Новгорода и приглашает в Москву для переговоров всё новгородское правительство – архиепископа, посадника, тысяцкого, вятших бояр. Переговоры, однако, результата не дали.

В это время (1335/1336) умирает князь Фёдор Давыдович Галицкий, брат покойного Бориса Давыдовича Дмитровского. Зимой 1336/37 г Иван Калита едет в Орду и умело используя «закамское серебро» покупает ярлык на Галич Мерьской. Возвратившись, Иван начинает новое размирье с Новгородом, желая присоединить к своим владениям Двинскую волость. Но новгородцы разбивают его войска на Двине. Однако Новгород решает не раздувать конфликт, ибо в 1337-1339 г ведёт войну со Швецией, а потом вновь ссорится со Псковом.

В 1337 г князь Александр приехал в Орду и был хорошо принят – ему вернули Тверское княжество. И даже более того, из Твери было образовано новое великое княжение, в противовес Владимирскому. Так Ивану Калите вновь пришлось делить власть на Руси. В Твери Константин был вынужден добровольно уступить восстановленное им после погрома княжество брату. Александр привёл с собой из Орды двух послов – Киндяка и Авдула, от коих вскоре тяжко пришлось тверской земле. Привёз он с собой и новых приближённых из числа немцев, что не могло не огорчать его старых бояр. Вскоре несколько наиболее видных тверских бояр (Акинфычи и Андрей Кобыла, предок Романовых), обидевшись на пренебрежение своего князя, уехали служить в.к. Ивану в Москву (он их соблазнил почётом и богатыми вотчинами). По-видимому, Иван Калита как-то сумел организовать противодействие Александру даже среди самой тверской великокняжеской семьи. Не прошло и года по возвращении Александра, как, согласно летописи, его домашние начали доносить на него как на изменника хану Узбеку. (Это, впрочем, так и было. После 1328 г Тверь всерьёз и надолго вступает в союз с Литвой).

QUOTE
«Но и за всем тем, и все это – еще слухи, сведения утерянных рукописей, быть может, даже измышленные Татищевым изъяснения трагических событий. Но есть одна строка летописная, дошедшая до наших дней, и строка та глухим и неясным смыслом своим навевает смутный ужас. Печатью обреченности, неизбежности рокового конца веет от нее. Вот эта строка: "Своя домочадая начаша вадити на Александра". Своя домочадая? Свои домашние? Доносить? Кто?! И тут рука теряет стремительность, перо цепенеет и смущается ум. Даже и днесь, и через шесть веков, трудно заглазно обвинить кого-то... А вдруг именно он невиновен, и клеймо предателя запечатлит и предаст на поругание праведника, обойдя сущего предателя, кто и в самом деле "вадил" на тверского князя?

Но есть одно лицо, коего ежели и не коснулась укоризна древнего летописца, то само сцепление и стечение событий почти обвиняет, почти указует на него... И вновь, цепенеет перо: а вдруг не он? И все же... И все же мысль возвращает все к одному и тому же: князь Константин. Родной брат.

Да, да! Страшно подумать о сем! Но вспомним весь путь третьего сына Михаилова, свидетеля убийства отца, насмерть и на всю жизнь испуганного, взятого Юрием и женатого на дочери Юрия Софье – властной, в отца, и нравной девушке (годами старше своего мужа!), за которой как-никак стояла непреложная воля Москвы…

И еще не забудем вкрадчивого и такого внимательного в мелочах, подарках, приветных посылах и прочем дядю Софии Юрьевны – Ивана Данилыча Калиту. … И тут вновь перо начинает тяжелеть... Она ли заставила своего робкого мужа написать Узбеку, или сама посылала доносы в Орду? Или повадила кого третьего на злое дело противу князя Александра?

Так ли, иначе, но и году не сидел на столе Александр Михалыч Тверской, как "своя домочадая начаша вадити на него", как началась и взорвалась возмущением и отъездами на Москву рознь боярская, как страшно заколебались весы, на коих весились и власть, и сама жизнь великого князя тверского.»


Иван Калита потихоньку начинал собирать доказательства о союзе Александра с Гедимином против Узбека. Он снова поехал в Орду, чтобы разобраться в новой политической обстановке. Там ему удалось выпросить два тумэна конницы чтобы пригрозить Смоленску, на который опять зарился Гедимин. Там же он встретил Наримонта Гедиминовича, вновь взятого в плен татарами, и, видимо, обещал его снова выкупить и оказать помощь против его братьев, если тот даст свидетельства против своего отца. Воротясь из Орды, Иван Калита при посредничестве своих новых бояр продолжил собирать улики против Александра….

QUOTE
«Как украсть тайную договорную грамоту и сделать это так, чтобы ее не хватились возможно дольше? Быть может, переписать? Но тогда недоказуема ее подлинность! Или, изготовив противень, подменить одну другою... Но серебряные вислые печати? Но оттиски личных княжеских клейм? А только по ним и удостоверяется подлинность грамоты! Иначе к противню (списку) должна быть приложена иная грамота, удостоверяющая подлинность первой, и грамота эта должна быть написана и запечатана лицом по меньшей мере княжеского рода. Я не знаю доподлинно, что происходило в тверском княжеском дому в 1338 году от Рождества Христова… Грамота была, однако, взята и передана Ивану … княжеской, и быть может даже женской, рукой. И взята так, что ни Александр, ни дьяк его, обязанный следить за сугубою сохранностью тверских государственных хартий, не хватились ее до последнего дня и часа. Могу здесь повторить только одно, доподлинно известное мне, а именно, что "своя домочадая начаша вадити на Александра".»


Александр Тверской посылает в Орду своего сына Фёдора. Иван Калита, набрав достаточно улик и свидетельств, вместе с двумя своими сыновьями также отправляется в Орду (1339). Там Иван предъявил все доказательства Узбеку и добился у него обещания казнить Александра Тверского. Узбек, ознакомившись с предоставленными документами, «оскорбился дозела». Александр был вызван в Орду на суд. Также хан выдал Ивану ярлык на Белозёрское княжество. Взамен Узбек потребовал выплатить дань за этот год в двойном размере – он нуждался в средствах для готовившейся войны с Польшей. Это была последняя поездка Ивана Калиты в Орду. Осознавая это, он передал на утверждение хану свой завещание. Узбек, тоже уже очень не молодой, сделал на прощание Ивану царский подарок – великолепный золотой головной убор, который стал известен как шапка Мономаха, которой впоследствии венчались на царство все русские цари.

В 1338/1339 году в Белой Орде умер лояльный Узбеку хан Эрзен, и ему наследовал его старший сын Мубарек-Ходжа. Проявив властолюбие, он затеял смуту – отказался признавать главенство Золотой Орды и в ознаменование этого начал чеканку собственной монеты. Этот вызов был воспринят как объявление войны. На Мубарек-Ходжу были посланы войска. Престарелый Узбек назначил командующим для этого похода своего наследника Тинибека, дабы приведением к покорности супостата тот снискал надлежащую для будущего хана славу. Тинибек блестяще справился с заданием – уже через пол года Мубарек-Ходжа был разбит и бежал, а новым хоном Белой Орды Тинибек провозгласил самого себя (1341). Во время этого похода Тинибек проявил крутость, что было замечено и по достоинству оценено эмирами Золотой Орды – они не хотели чтобы над ними ханствовал человек с таким властным характером.

В это время уже пожилой в.к. Литовский Гедимин назначил своим наследником младшего сына – Евнутия. Старшие сыновья Гедимина – Ольгерд, Кейстут и Любарт остались недовольны решением отца и готовились с оружием в руках отстаивать свои права. Исходя из сложившегося положения, Иван Калита решился на новое размирье с Новгородом. Новгород платил ордынскую дань - «чёрный бор» - в среднем раз в восемь лет. Во время прошлой выплаты (1331) Калита потребовал с города новую дань – «закамское серебро». В 1339 г он потребовал выплатить ему «запрос царёв». Т.е. те суммы, которые он наобещал Узбеку и которых у него не было. А в Орду, для демонстрации своих верноподданнических чувств, он послал всех трёх своих сыновей заложниками.

Александр Михайлович Тверской приехал в Орду в 1339 г. Суд над ним состоялся заочно. По решению суда он был казнён вместе со своим сыном Фёдором. Тверским князем стал Константин Михайлович.

События 1339 г стали знаковыми для нашей истории. Фактически, в этом году Орда отказалась от политики «разделяй и властвуй» в отношении северо-восточной Руси и стала проводить её уже в масштабах всей восточной Европы. Под руководством Гедимина стремительно усилилась Литва. И ей необходимо было создать достойный противовес. И для этой цели была выбрана династия Московских князей, под эгидой которых было решено консолидировать земли, входящие в систему великого княжения Владимирского. Русские улусы Орды были слабее Литвы – и она уже начала поглощать русские княжества одно за другим. Земли юго-западной Руси Орда пока ещё споспобна была зашитить сама. Но всю северо-восточную Русь должны были теперь защищать великие князья Владимирские самостоятельно. Ибо до Новгорода, богатейшего русского города, и тем более до Пскова татарские войска так никогда и не смогли дойти.

В 1339 г Иван Калита нанёс визит в Тверь, где в качестве символа победы был снят с колокольни церкви Св. Спаса главный тверской колокол и перевезён в Москву. В том же году началось строительство нового Московского Кремля.

Тогда же в Москве начали строительство каменной церкви в монастыре Св. Богоявления, где был монахом Алексий (в миру – Елевферий Фёдорович Бяконтов, крестник великого князя Ивана), которого в.к. Иван и митрополит Феогност собирались сделать митрополичьим наместником, что и произошло в следующем году с разрешения константинопольского патриарха.

В тот же год князь Рязанский Иван Иванович Коротопол захватил в плен и убил князя Александра Михайловича Пронского.

В 1339 г в Карачевском княжестве князь Андрей Мстиславич был убит своим племянником Василием Пантелеймоновичем.

Где-то в это время умирает Софья Юрьевна, жена Константина Михайловича Тверского.

В 1339 г московская и татарская армии ходили воевать со Смоленским княжеством, приводя его к покорности. К этой армии присоединились также князья Константин Васильевич Суздальский, Константин Васильевич Ростовский, Иван Ярославич Юрьевский, Иван Дрютский и Фёдор Фоминский. Константин Тверской участвовал в финансировании.

Войска не стали брать город штурмом. Этот поход имел целью только показать литовскому князю Гедимину военный потенциал северо восточной Руси и Орды, заставить его воздержаться от вмешательства в назревающий ордынско польский конфликт. Хан хотел как бы пригрозить кулаком Гедимину, но при этом не озлоблять его ударом. Поэтому для демонстрации сил был избран «ничейный» Смоленск, а сама эта демонстрация носила откровенно предупредительный характер.

Видимо, прямо из под стен Смоленска татарский предводитель Товлубий повёл свои войска на запад, где в это время разгорелся новый конфликт.

Ещё в 1335 г король Венгрии Карл-Роберт и король Польши Казимир III Великий заключают союз. Венгерский король обещает польскому свою помощь в завоевании Галицко-Волынских земель. Взамен Казимир признаёт Карла-Роберта наследником польской короны в случае, если он сам не оставит сыновей. (Казимир действительно умер бездетным. И Людовик Анжуйский, сын Карла-Роберта, объединил под своим скипетром оба королевства.) В 1338 г союзники добились от князя Юрия Тройденовича признания своим наследником короля Казаимра – как главу рода Пястов, к которому принадлежал и Галицко-Волынский князь.

И вот, 7 апреля 1340 г умер король Малой Руси, он же Галицко-Волынский князь Юрий II – Болеслав Тройденович Мазовецкий. Король Польши Казимир III Великий захватывает Галич. Любарт Гедиминович захватывает Волынь, обосновывая свои права на неё династическим браком с дочерью последнего Волынского князя. 1 августа 1340 г Папа Бенедикт XII в своей булле объявил крестовый поход против татар.

Хан Узбек отреагировал на создавшуюся обстановку немедленно. Тем же летом татарские войска двинулись в пределы Галицко-Волынской Руси. Едва об этом стало известно, в Галиче было поднято народное восстание и изгнан польский гарнизон, а город сдался ханским войскам. Наместником Узбека там был назначен Дмитрий Дедко, глава восстания. Любарт Гедиминович сам прислал татарам послов, прося принять его в подданство и не идти на Волынь.

Признание Волыни за Любартом делало Литву врагом Польши. К тому же его отец уже был стар, а назначенный наследником Евнутий Гедиминович находился во вражде со своим братом. Поэтому, рассмотрев предложение Любарта, Узбек назначил его князем Волыни на правах своего вассала.

Теперь Любарт должен был на деле доказать свою верность хану и ненависть к Польше. Поэтому его войска приняли участие в войне против Казимира III. Война велась успешно, польские войска были отброшены за Вислу, обширные территории Привисленского края были разграблены. Узбек вновь смог удержать западные русские земли под своим контролем.

В ходе этой войны в Москве 31 марта 1341 г умер великий князь Владимирский и князь Московский Иван Данилович Калита. Его старший сын Семён находился в это время в Нижнем Новгороде, который Московские князья практически отобрали у Суздальских. В своём завещании в.к. Иван разделил Московское княжество между тремя своими сыновьями. Не на долго пережил его и Гедимин Литовский. В декабре 1341 г он был убит из новомодного огнестрельного ружья при осаде немецкой крепости Байербург. Новым великим князем Литовским стал его младший сын Евнутий. Три его старших брата – Ольгерд, Кейстут и Любарт заключили против него союз.


Карта №5 Русские княжества во время правления Ивана Калиты
http://www.ostu.ru/personal/nikolaev/rus1350.html


Сообщение отредактировано amir: Apr 23 2011, 22:42
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Oct 10 2004, 16:30
Создана #14


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15168
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



д) 1341-1353 Симеон Гордый

В 1340-1342 г умирают четыре великих властителя Восточной Европы: в.к. Литовский Гедимин, князь Галицкий Юрий II (Болеслав Тройденович), в.к. Владимирский Иван I Данилович Калита и хан Золотой Орды Узбек. Древняя Русь к этому времени уже изрядно сократилась в размерах. О власти над княжествами юго-западной Руси спорят между собой Литва, Польша и Венгрия. Полоцкое, Волынское, Галицкое, Турово-Пинское, Киевское княжества уже прочно входят в сферу влияния этих государств. Византия в это время терпит на войне одни поражения, и император Андроник III Палеолог уже склоняется к мысли об унии с Римом. Этому, однако, препятствует его фактический соправитель – Иоанн Кантакузен. Также Византию сотрясают типичные для неё религиозные споры. На сей раз Варлаама, которого поддерживает патриарх Иоанн XIV, с Григорием Паламой, которого поддерживает Иоанн Кантакузен. Начинается грандиозная эпопея развала Монгольской империи (уже бушуют метяжи в государстве ильханов, намемечается выделение Моголистана из улуса Джагатая, начинается восстание в южном Китае против династии Юань).

По смерти Ивана Калиты, все основные русские князья немедля едут в Орду, к Узбеку. Иван за время своего княжения успел разобидеть их всех (купил ярлыки на Ростовское, Углицкое, Дмитровское, Галицкое, Белозёрское княжества, разорил Тверь и добился казни тверских князей, постоянно требовал новых выплат с Новгорода, пытался отобрать у Суздальского князя Нижний Новгород, пытался поймать в плен Ярославского князя, переманивал на свои земли как бояр, так и прстых людей, не давал Смоленску сменить ордынское подданство на литовское) и теперь все князья Владимирской Руси вперебой наследнику Калиты – Семёну Ивановичу Гордому – выдвигают кандидатом на великое княжение Владимирское Константина Васильевича Суздальского, старшего меж ними по лествичному праву. После многомесячных раздумий, инриг, подкупов и доносов хан Узбек утвердил великим князем Владимирским Семёна Ивановича Московского.

Пока новый Московский князь находился в Орде, в Москве вспыхнула первая крупная смута между боярами, вызванная смертью московского тысяцкого Протасия, который был тысяцким при Данииле Александрович, Юрии и Иване Даниловичах (среди прочих бояр тысяцкий считался первым). В Москве к тому времени сформировались две основные боярские группировки. Первую возглавлял сын умершего тысяцкого Василий Протасьевич Вельяминов. Вторую – Алексей Петрович Хвост Босоволков, сын того рязанского боярина, что предательством в 1301 г своего князя – Константина Рязанского – обеспечил себе высокое место в московской боярской думе.

По возвращении из Орды Семён венчается шапкой Мономаха во Владимирском Успенском соборе на великое княжение.

Эта шапка была подарком хана Узбека Ивану Калите и якобы была в своё время захвачена монголами при взятии Киева. Так по крайней мере считали московские князья, выдывая её за ту, древнюю, подаренную Владимиру Мономаху Византийским императором. Но скорее всего это был головной убор работы ордынских мастеров. В дальнейшем ею венчались все великие князья и цари до Петра I.

По возвращении в Москву на боярской думе проходит суд между Василием Вельяминовым и Алексеем Босоволковым. Тысяцким становится Василий Вельяминов. Также Семён заключает первые внутримосковские договоры со своими братьями о разделе полномочий.

На момент смерти Ивана Калиты Новгород и Москва находились в состоянии войны, вызванной требованием Калиты об уплате «запроса царёва». В период до назначения Семёна великим князем новгородцы успели организовать походы на Устюжну и Белоозеро. Вернувшись из Орды, в.к. Семён начал подготавливать активные действия против Новгорода. Он стал привлекать на свою сторону своих недавних соперников – князей Владимирской Руси. Первыми на его сторону перешли Ярославские князья. За это младший из них – Михаил Давыдович Моложский – был назначен наместником в захваченном у новгородцев Торжке. Но вскоре к Торжку подошла новгородская помощь, город был занят, а великокняжеские наместники во главе с Моложским князем пленены.

В то же время в Брянске, не смотря на присутствие там митрополита Феогноста, решением веча был убит князь Глеб Святославич Брянский. Возможно, напуганные таким проявлением вечевой демократии, Владимирские князья наконец предоставили свои дружины в.к. Семёну для похода на Новгород.

Спустя несколько месяцев к Торжку стала подходить низовская рать. В Торжке вспыхнуло народное восстание, в результате которого новгородцы были выгнаны, а поддерживающие их бояре убиты.

Вскоре в Торжок с посольством прибыл и архиепископ Василий Калика. Был заключён мир. Новгород принимал Семёна своим князем и выплачивал крупные денежные суммы как ему, так и всем князьям-участникам похода.

Торжок был богатым торговым городом – через него шла вся хлебная торговля Новгорода. Город неоднократно осаждали Владимирские князья. Как правило – после возращения из Орды: Михаил Тверской в 1312 и 1315 г, Иван Калита в 1331 и 1333 г, Симеон Гордый в 1342 г. Но никто из них даже не пытался присоединить его к своим владениям. Князья тратили огромные суммы в Орде, и эти суммы надо было возмещать. Причём не в виде будущих доходов от новоторжской торговли, а здесь и сейчас (и скорее даже вчера). Поэтому все перечисленные осады города заканчивались одинаково. Приезжало новгородское посольство, давало крупный выкуп, и великокняжеские войска покидали новгородские владения.

По окончании новгородской войны брат в.к. Семёна – Иван – женился на дочери князя Дмитрия Брянского Феодосье. В то же время несколько Нижегородских бояр переходят на службу к в.к. Семёну. В Москве опять появляется надежда перетянуть к себе этот богатый город. В 1342 г Пскову опять угрожали немцы, и псковичи призвали себе на помощь литовцев. Князя Андрея Ольгердовича Псков принимает своим князем.

В начале 1342 г умер хан Узбек. Его средний сын Джанибек немедленно зарезал своего младшего брата Хидрбека и стал ждать, когда из Белой Орды со своими войсками вернётся его старший брат – Тинибек, против которого он вместе с эмирами составил заговор. Джанибек не стал собирать армию против брата. Наоборот. Он устроил ему пышную торжественную встречу – как новому хану. Во время этой встречи Джанибек и зарезал собственноручно брата (1342), став таким образом новым ханом Золотой Орды. Новому хану, чтобы расплатиться со своими эмирами за поддержку против братьев, срочно требовались финансовые средства. Поэтому сразу после провозглашения Джанибека новым ханом, русские князья поехали в Орду для очередного выкупа своих прав. Для подтверждения привилегий Церкви туда поехал и митрополит Феогност.

На этот раз Владимирские князья организовались против в.к. Семёна гораздо лучше, обвиняя его в утайке ордынской дани. Они всем скопом требовали назначения великим князем Константина Васильевича Суздальского, а также возвращения ему отобранного москвичами Нижнего Новгорода и выдачи перешедших на московскую службу нижегородских бояр. Поднимался там также вопрос и о «куплях» Ивана Калиты.

Вопрос о династических правах на Н. Новгород был спорным. Этот город был дан вместе с Суздалем Александром Невским своему брату Андрею, когда тот вернулся из Швеции. В 1264 г, после смерти Андрея, Н. Новгород был отобран новым великим князем Ярославом Тверским у сыновей Андрея Ярославича и передан Андрею Александровичу. Тот умер в 1304 г не оставив наследников, и его княжество, как выморочное, должно было вернуться в волость великого княжения. Однако этот город новый великий князь Михаил Тверской вернул сыну Андрея Ярославича Михаилу Суздальскому (в обмен на снятие им своих претензий на великое княжение), внуками которого были и соправитель Калиты Александр Васильевич Суздальский, и его брат Константин Васильевич. Тут могла быть тонкость: получили ли Суздальские князья Н. Новгород в держание или в вотчину. В первом случае он продолжал оставаться в волости великого княжения, а во втором становился наследственным владением Суздальских князей. Как пример можно указать, что другой выморочный удел – Переяславль – числился в волости великого княжения. Московские князья считали, что в 1304 г суздальцы получили Нижний в держание. И что после смерти Василия Суздальского в 1311 г там стал по праву княжить представитель московской династии – Борис Данилович. В Нижнем при жизни своего отца фактически княжил и сам Семён. Суздальский князь считал, что город у него был просто отобран силой, а не по праву.

В Орде был организован суд между Семёном Гордым и Константином Суздальским. По результатам суда Семёну подтвердили ярлык на великое княжество, но обязали передать Н. Новгород Константину Суздальскому, а также выдать ему перешедших на московскую службу нижегородских бояр, которые были по приказу Константина казнены в назидание прочим. Также есть известия, что хан не дал великого княжения Константину ещё и из-за «сумасшедшего попа Дениса» (Дионисий Суздальский, знаменитый проповедник, впоследствии архиепископ и претедент на митрополичий престол), который уже тогда призывал князей воевать с татарами.

Суздальский князь также сумел добиться выделения своих земель – Суздаля, Нижнего Новгорода и Городца – в особое великое княжество.

В Орде был задержан митрополит Феогност, так как Джанибеку донесли, причём донесли русские, что у митрополита <имения много множество, и сребра и злата и драгих каменьев, и утвари многоценная и всякого богатства, яко много бесщисленно имат дохода, и достоит ему давати в Орду полетнюю дань>. Несмотря на достаточно длительное заточение, Феогност всё-таки отказался платить дань с церковных владений.

В том же 1342 г князь Ярослав Александрович Пронский (сын убитого ранее князя Александра Михайловича) совместно с ханским послом Киндяком ходил на Рязань. Рязанский князь Иван Иванович Коротопол был убит, Рязанским князем стал Ярослав Александрович.

В 1343 г в Чагатйском улусе провозглашает себя ханом Казан. К 1345 г он захватывает власть на всей территории улуса, убив при этом действующего хана Али-Султана и претендента Мухаммеда ибн Пулада. Против хана Казана выступает тюркский эмир Казаган, однако в том же году терпит от него поражение. Но уже в следующем году тюркские эмиры, недовольные попытками хана навести порядок, вновь объединяются вокруг Казагана. На этот раз Казаган разбил войска хана, а самого Казана убил. Власть в Чагатайском улусе переходит к эмиру Казагану. Но, не будучи ни Чингисидом, ни монголом, и не имея прав на престол, он ставит при себе марионеточных ханов и переносит столицу. Он также отказывается признавать какую-либо связь с другими улусами империи и фактически выходит из её состава. Однако старомонгольская чагатайская знать мириться с таким положением дел не собиралась.

В 1344 г хан Джанибек сделал на правах вассалитета ханом Белой Орды Чимтая (1344-1361), человека полностью ему лояльного. В ознаминование этого вассалитета в Сыгнаке теперь сидели золотоордынские наместники.

В 1344 г Семён Гордый с обоими своими братьями снова ездил в Орду. Там он смог утвердить своего брата Ивана Красного своим наследником на посту великого князя Владимирского.

В Твери снова женился овдовевший князь Константин Михайлович Тверской. С этого времени он начал «утеснять» своих племянников – сыновей князя Александра Михайловича, желая установить в Тверском княжестве своё единовластие.

В 1345 г Ольгерд и Кейстут Гедиминовичи захватили власть в Литве и поделили между собой сферы влияния. Ольгерд, ставший великим князем Литовским, получил Восток, Кейстут – Запад.

Также в 1345 г умер не оставив наследников князь Иван Ярославич Юрьевский. Юрьевское княжество, как выморочное, вошло в состав волости великого княжения Владимирского.

В том же 1345 году в Москве прошли три свадьбы Московских князей. Овдовевший в.к. Семён Иванович женился на Евпраксии (дочери князя Фёдора Святославича Дорогобужского и Вяземского из рода Смоленских князей, он за этот брак получал в держание Волок). Овдовевший Иван Иванович Красный женился на Александре (дочери московского тысяцкого Василия Протасьевича Вельяминова). Андрей Иванович женился на Марии (дочери князя Ивана Фёдоровича Галицкого). Брак великого князя, впрочем, не был удачен. Спустя год он развёлся и выдал Евпраксию за князя Фёдора Фоминского. Этим разводом он сильно осложнил себе отношения с церковными властями.

В том же 1345 г умер Ярославский князь Василий Давыдович Грозные Очи. Его сын Василий стал Ярославским князем, а другой сын – Роман – получил в удел Романовское княжество.

Примерно в это время произошло ещё одно события. Варфоломей (в монашестве – Сергий) и Стефан, сыновья уже упоминавшегося ростовского беглеца боярина Кирилла, ушли в монахи и в лесах под Радонежем основали монастырь Святой Троицы. Стефан не долго прожил в этом монастыре, он пришёл в Москву, поступил там в главный столичный монастырь – Св. Богоявления (где монахом состоял и митрополичий наместник Алексий) – и благодаря своим многочисленным талантам быстро сделал духовную карьеру, став игуменом этого монастыря. Также он стал духовником в.к. Семёна и виднейших московских бояр. Его брат Сергий меж тем продолжал жить в монастыре под Радонежем.

В 1346 новгородский архиепископ Василий Калика приезжал в Москву, в ответ в.к. Семён впервые нанёс визит в Новгород (при этом он проезжал через Тверь, где и познакомился со своей будущей третьей женой), где был официально провозглашён Новгородским князем.

В том же году Ольгерд с Кейстутом напали на Новгородские земли, взяли несколько городов и потребовали от новгородцев расправы с теми боярами, которые в Новгороде поддерживали в.к. Семёна. В Новгороде вспыхнул бунт, во время которого был разорван на куски посадник Остафий Дворянинец, сторонник в.к. Семёна. Удовлетворившись достигнутым, Ольгерд не стал идти на сам Новгород.

В том же году в Тверском княжестве начались уже крупные разногласия князя Константина Тверского со своими племянниками, особенно со старшим из них – князем Всеволодом Александровичем Холмским. Всеволод Холмский, ища справедливости, поехал в Москву жаловаться Семёну Ивановичу как великому князю Владимирскому, требуя восстановления своих попранных прав. Константин Тверской, узнав об этом, поехал в Орду требовать себе титул великого князя Тверского, чтобы не зависить от великого князя Владимирского. Всеволод, в свою очередь узнав об этом, тоже поехал в Орду.

В Орде в то время была эпидемия чумы. Заразившись, Константин Тверской умер (1346). Джанибек выдал ярлык на Тверское княжение Всеволоду. У Константина, однако, оставался ещё один младший брат – князь Василий Михайлович Кашинский. Он также решил поехать в Орду, чтобы добиваться Тверского княжества, которое теперь по лествичному праву принадлежало ему. По пути, дабы получить средства на подарки ордынским вельможам, он ограбил удел своего племянника – г. Холм.

На пол дороге, в Бездеже, встретились Василий, едущий в Орду и Всеволод, едущий из Орды. Всеволод в свою очередь разграбил Василия, вследствие чего тот был вынужден вернуться к себе в Кашин, где немедленно стал собирать войска. Так началась длительная вражда между Василием Кашинским, поддержанным Москвой, и его племянниками. Согласно летописи, "была между ними ссора, а людям тверским тягость, и многие люди тверские от такого нестроения разошлись".

В 1346 г великим магистром Ливонского Ордена был избран Генрих фон Арфберг. Он организовал войну с великим княжеством Литовским (несколько ранее император Священной империи Людвиг Баварский «подарил» Ордену все земли язычников). Войска Ордена дошли почти до литовской столицы и в крупном сражении разбили войска литовских князей. Возвратившись в Вильну, Ольгерд в ярости начал гонения на христиан, не особо даже и разбираясь, кто из них католик, а кто – православный.

В 1346/1347 г в.к. Семён разорвал свой брак с Евпраксией. В 1347 г, вопреки правилам Церкви, запрещающей третий брак, в.к. Семён женился на Марии, сестре нового Тверского князя Всеволода. В Константинополе в это время, совершив фактически государственный переворот, к власти пришёл император Иоанн VI Кантакузен (сохранив, впрочем, формальное соправительство с молодым Иоанном V Палеологом). Был назначен и новый патриарх. По договору митрополита Феогноста и в.к. Семёна в Константинополь было отправлены богатые дары, с просьбой закрыть особую Галицкую митрополию (которой покровительствовал Любарт Гедиминович) и разрешить великому князю третий брак. В 1347 г Русская митрополия вновь была объединена.

В 1347 г в.к. Семён вместе с братом ездил в Орду. В Москве также в этом году был ордынский посол Коча. В том же году был единственный за всё время правления Джанибека набег ордынцев – на окрестности г. Алексина.

В 1346 г эмир Казаган захватил власть в Чагатайском улусе и вышел из состава Монгольской империи. А уже в 1347 г улус Чагатая распался. Старомонгольская знать провозгласила ханом Тоглук-Тэмура, внука Дувы. Это новое ханство, возникшее на востоке бывшего Чагатайского улуса, стало называться Моголистаном, или ещё Джэтэ. Вассалами этого ханства были Дуглатский эмират и бывший улус Угэдэя. А Мавераннахр и Туркестан, где правил Казаган, окончательно выбыли из числа владений империи.

В 1349 г Венгрия и Польша переходят в наступление на зависимые от Золотой Орды земли. Венгрия захватила Валахию и Молдавию. А Польша – Галич и Волынь. На захваченных землях Казимир III Польский сразу начинает устраивать свои порядки. Согласно летописям, тот час после занятия Галиции поляки <церкви святые претвори на латинское богомерзкое служение>. Любарт Гедиминович, воспользовавшись помощью татар, сумел вернуть себе Волынь, но Галич перешёл к Польше. Три года спустя, в 1352 г, Любарт Гедиминович решил разорвать свои вассальные связи с Ордой и заключил мир с королём Казимиром III.

Примерно в это же время (ок. 1349 г) Ольгерд Литовский направил в Орду к хану Джанибеку послом своего брата Кориата Гедиминовича и племянника Михаила Евнутиевича, предлагая совместный поход на Владимирскую Русь, выставляя на вид, что Симеон Иванович Гордый слишком усилился. В то же самое время Магнус Эриксон, король Швеции, начал давно подготавливаемую войну против Новгорода, требуя от оного принятия католичества. Шведские войска вошли в новгородские пригороды, где ранее сидели наместники князя Юрия Наримонтовича, и начали насильно обращать людей в католичество. Новгород послал в Москву своего посадника Фёдора Даниловича с просьбой о помощи. Также просьба о помощи была направлена во Псков, за что Пскову были предоставлены права «младшего брата». Сами новгородцы смогли выслать против шведов только достаточно небольшой отряд боярина Онцифора Лукина, который меж тем здорово потрепал шведам нервы. (Этот боярин, став новгородским посадником в 1350 г, провёл крупную административную реформу, изменив принципы новгородской власти).

В конце концов новгородцы таки собрали армию под руководством посадника Фёдора Даниловича, Псковичи выслали свои войска, а в.к. Семёном была собрана владимирская армия (как против шведов, так и против литовцев) под командованием его брата Ивана.

QUOTE
«Четверть века спустя после описываемых событий московские ратные силы выделялись умением быстро и дисциплинированно к назначенному часу и дню стягиваться воедино из разных земель и княжеств. Подобное умение не приходит само, им отнюдь не блистала русская армия в близком от нас девятнадцатом столетии, когда колонны шли совсем не туда и не в те сроки, теряя связь на марше всего лишь за день пути. А тогда, при тех дорогах и сборах, когда ратники кормились взятым из дому, а тяжелое вооружение везли на телегах, когда надо было выкликать городовую рать, собирать, подчас отрывая от работ, людей из далеких сел и погостов... И собирались. И приходили. На конях, в оружии и с припасом. И конь был кован, и ратник обут, и достаточный запас сулиц и стрел топорщился из мешка, и вяленая полть или круг сыру и мешок крупы тряслись на телеге или ехали на поводном коне, в тороках. Был и овес, ячмень ли коню на разживу – на одной траве придорожной не продержишь боевого коня! За каждый ратный полк отвечал свой воевода. Тут-то и поверялось, даром или нет дают тебе на прокорм села и города! Над воеводами городовыми стояли чины стратилатские, выше – бояре думные, еще выше их – князь.»


Князей Кориата Гедиминовича и Михаила Евнутиевича вместе со всем посольством Джанибек отослал в.к. Семёну в Москву в подарок. Шведский король, проанализировав сложившуюся ситуацию, увёл свою полевую армию обратно в Швецию, поэтому русским войскам предстояло только обратно взять захваченные города, что, однако, затянулось весьма надолго, и дело это новгородская армия заканчивала уже в одиночку. В Новгороде было написано «Рукописание Магнушево», по стилю схожее с письмом казаков турецкому султану.

В том же году произошло очередное нападение Ливонского Ордена на Псков.

В 1348 г хан Джанибек безуспешно осаждал генуэзскую колонию – Кафу.

В 1349 г при посредничестве Тверского епископа Фёдора был установлен мир в Тверском княжестве. Всеволод Александрович уступил Тверь своему дяде Василию Михайловичу. Примерно в это же время Ольгерд Литовский присылал в.к. Семёну послов с выкупом за своё посольство и предложением мира.

В 1349 г дочь в.к. Семёна вышла замуж за сына нового Тверского князя – Михаила Васильевича. В том же году князь Любарт Гедиминович просил у в.к. Семёна разрешения на женитьбу на ростовской княжне. В тот же год в.к. Ольгерд Гедиминович просил разрешения жениться на тверской княжне Ульянии Александровне, родной сестре Семёновой жены. Вскоре Ольгерд выдал свою дочь Аграфену за Бориса – сына Константина Суздальского, а Константин Суздальский выдал свою дочь Евдокию за тверского княжича Михаила Александровича. Так Ольгерду удалось сколотить династический союз из Литовского, Тверского, Ростовского и Суздальско-Нижегородского княжества, направленный против Москвы.

QUOTE
«Знал ли Семен, что вскоре последуют иные свадьбы? Что Ольгерд выдаст вою дочь Аграфену за сына суздальского князя? Что в один и тот же день двадцатилетний тверской княжич Михайло, которого уже теперь боготворит Тверь, женится на дочери Костянтина Василича Суздальского, старого супротивника Симеонова? И что не о мире с владимирским князем мыслит Ольгерд, а о том, чтобы с помочью родственных связей сколотить союз всех недовольных Москвою, взять в кольцо великого князя Семена, объединив против него Тверское, Ростовское и Суздальское княжества, которые вкупе были не слабее Москвы? Что вскоре начнет он бешеную борьбу в Цареграде и на Руси, ладя оторвать православную Литву от владимирской митрополии? Что свадьба его на Ульянии Тверской через два десятка лет выльется в союз с Михаилом Александровичем Тверским, дерзнувшим в ту пору поворотить историю, выльется в бои и походы, залившие кровью всю залесскую Русь?

…Предвидеть грядущего не может никто, тем паче такого грядущего, которое надвигалось, пока еще незримо, на Владимирскую Русь. И Симеон совершил ошибку, которой не избежал бы, пожалуй, даже его многоумный отец, дав согласие на брак Ольгерда.

…Ольгерд, как показало время, предвидел все. И только одного – неисповедимости путей грядущих – не мог ни предвидеть, ни рассчитать, ни преодолеть Ольгерд.»


В 1350 г у в.к. Семёна умер уже четвёртый его сын. По совету игумена Богоявленского монастыря Стефана для душеспасительной беседы в Москву из под Радонежа был вызван молодой монах Сергий, чья слава, благодаря святости его жития, уже потихоньку стала распространяться по Руси.

В том же 1350 г у князя Ивана Красного родился старший сын, названный Дмитрием, и прозванный в будущем Донским. В том же году великим князем Рязанским стал молодой Олег Иванович. Новгородцы, совершив поход под Выборг, заключили мир со Швецией. В том же году в Новгороде после очередного переворота, свергнув верного Москве посадника Фёдора Даниловича, к власти пришёл боярин Онцифор Лукин. Он организует реформу городского самоуправления, в результате чего Новгород по сути начинает превращаться из вечевой республики в боярскую олигархию. В тот же год в.к. Семён с братом ездил в Орду на очередной суд с Константином Суздальским, где тому было наказано не перечить великому князю. В том же году новый Муромский князь Юрий Ярославич обновил город. В том же году на Русь из Западной Европы стала надвигаться чума, которая в самой Европе уже унесла почти четверть населения. (Впрочем, в Европе чума не затронула Польшу и Литву, что позволило сохранить им свой людской потенциал.)

На Руси эпидемия чумы началась во Пскове. Отчаявшиеся горожане призвали к себе архиепископа Василия Калику для благословления. Возвращаясь в Новгород, он умер. Новгородским архиепископом вновь стал Моисей, около 20 лет просидевший в монастыре и переживший-таки Калику.

В 1351 г Ольгерд Литовский вновь собирается присоединить к Литве Смоленск. В.к. Семён посылает свои войска в Смоленское княжество. По его требованию к нему присоединяются все князья Владимирской Руси. Они, не любя московскую власть, начинают уже потихоньку к ней привыкать. Ольгерд счёл за лучшее заключить мир без боя и увёл войска из Смоленского княжества. Владимирская армия двигалась до р. Угры, где был заключён мир и со Смоленским князем.

В 1352 г в южном Китае начинается восстание против династии Юань.

Ок. 1352 г в Константинополе происходит сильное землетрясение. В.к. Семён отправляет императору Иоанну VI Кантакузену крупные (очень крупные) денежные средства на ремонт храма Св. Софии. Тот их, однако, тратит на оплату войск.

К 1352 г эпидемия чумы дошла до Владимирской Руси. В Киеве появился новый митрополит Феодорит, поставленный Болгарским патриархом. Митрополит Феогност, уже находясь при смерти, возвёл Алексия в сан епископа Владимирского. Совокупным решением митрополита и московской боярской думы в Константинополь, к императору Иоанну Кантакузену и новому патриарху Филофею, было направлено посольство с богатыми дарами и просьбой возвести Алексия в сан митрополита всея Руси.

11 марта 1353 г умер митрополит Феогност, перед смертью передав епископу Алексию знаки митрополичьей власти. В том же месяце от чумы умерли два последних сына в.к. Семёна. А 26 апреля от чумы умер и сам в.к. Семён. Своим завещанием он передавал всё свои личные владения своей жене и тому ребёнку, которого она должна была вскоре родить. В том же году в Москве от чумы умерли брат великого князя Андрей (его сын – Владимир – родился уже после его смерти) и московский тысяцкий Василий Вельяминов.

После смерти в.к. Семёна, Иван Иванович Московский и Константин Васильевич Суздальский поехали к хану Джанибеку в Орду – спорить о власти.

13 декабря 1353 г был убит сарбадарами последний ильхан Тога-Тэмур и улус Хулагу перестал существовать. Чобаниды сместили своего ставленника Ануширвана с престола своих владений и заняли его сами. Еще раньше, в 1351 г, от Тога-Тэмура отпал Гилян, образовавший особое государство Сеидов.

Рис. 7 Шапка Мономаха

Сообщение отредактировано amir: Apr 23 2011, 22:45

Вложенные эскизы изображений
Присоединенное изображение
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Oct 10 2004, 16:33
Создана #15


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15168
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



е) 1353-1359 Иван Красный

В 1353 г, вскоре после смерти в.к. Семёна, великий князь Рязанский Олег Иванович захватывает приграничный город Московского княжества – Лопасню (этот город был захвачен Данилою Московским вместе с Коломной в 1301 г). Наместник Лопасни, боярин Михаил Александрович, попадает в плен. Московское правительство ничего не предпринимает в ответ. (В.к. Семён умер, Иван Иванович уехал в Орду на утверждение, да и способностями он не блещет. К тому же Лопасня принадлежит не ему, а вдове князя Андрея и его новорожденному сыну. Алексий уехал на постановление в Константинополь, тысяцкий Василий Протасьевич Вельяминов умер, остальные бояре перессорились по вопросу о наследовании власти тысяцкго. Осложняло дело ещё и то, что пленённый наместник Лопасни был близким родственником Вельяминовых).

Примерно в это время Стефан, игумен Св. Богоявления, уезжает из Москвы под Радонеж к брату, в уже заметно разросшийся монастырь Св. Троицы. Вскоре после этого Сергий Радонежский посвящается в сан иерея и становится игуменом этого монастыря.

В 1353 г турки-османы под предводительством сына Урхана – Сулеймана – пересекают черноморские проливы и закрепляются на европейском побережье. Также в 1352/53 шла война на Галицко-Волынской Руси, за которую сражались король Польши Казимир Великий, король Венгрии Людовик Великий и князья Литовские, поочерёдно отбивая эти земли друг у друга.

QUOTE
«На Волыни творилось неподобное, шла отчаянная борьба католиков с православными, литовские князья то уступали польскому королю Казимиру, то вновь брали верх над ним. Нынче Казимир привел на Любарта с Кейстутом Людовика Венгерского. Разбитый Кейстут попал в плен, откуда, впрочем, тотчас бежал. Любарт был осажден в Луцке. На выручку братьям явился Ольгерд с татарами, вновь вытеснив поляков с Волыни, опустошил Мазовию. Любарт, в свою очередь, вторгся в Галич; громили и грабили уже всех подряд, не разбираючи веры.»


В конце концов за Любартом Гедиминовичем осталась Волынь, а Галич отшёл к Польше.

Алексий направляется в Константинополь добиваться своего постановления в сан митрополита всея Руси. Прибыл он туда в августе 1353 г. Туда же и с той же целью направляется ставленник Ольгерда Литовского, некто Роман, близкий родственник тверской княжеской династии. В это время шла очередная война между Генуей и Венецией, за контроль над Византией. В самой Византии шло противостояние между двумя императорами – Иоанном VI Кантакузеном и Иоанном V Палеологом. Кантакузен отбил турок от Дарданелл, отразил сербов и болгар, вернул империи Морею. Законный император Палеолог тем временем наводит сербов на Салонику, обещая Стефану Душану за помощь Македонию и Эпир, дарит острова венецианцам и генуэзцам, и собирается штурмовать Константинополь, где его поддерживает патриарх Каллист. Тем временем турки-османы переправляются через Босфор и захватывают земли на его европейском побережье (во Фракии). В апреле 1354 г Иоанн Кантакузен свергает Каллиста и назначает патриархом Филофея Коккина. После этого Иоанн Палеолог объявляется лишённым императорского достоинства, и в качестве соправителя Иоанн Кантакузен делает императором своего сына Матвея. Этот переворот был спонсирован Алексием, и теперь он требует принятия всех своих требований (назначение его митрополитом, грамоты епископам Галицкой Руси о подчинении, грамота архиепископу Новгородскому о том же, утверждение переноса митрополичьей кафедры из Киева во Владимир, грамота монастырю Св. Троицы.) В июле Алексий был рукоположен в митрополиты всея Руси. В ноябре 1354 г Иоанн Палеолог с генуэзской помощью входит в Константинополь и свергает Кантакузена (впрочем, его сын Матвей ещё три года удерживал Фракию, а другой сын – Мануил – Мистру.) Патриарх Филофей был также смещён. Роман, ставленник Ольгерда снова выдвигает свои претензии, и даже требует с Тверского княжества высылки денег себе на постановление. Алексий, вскипев, потребовал от них того же. Тверичи из осторожности выслали и тому, и другому. В середине 1355 г Алексий получил крупные средства из Москвы и, умело ими распорядившись, утвердил у новых Константинопольских властей все прежние решения.

В 1353 г Иван Иванович Московский, последний оставшийся в живых сын Ивана Калиты, едет в Орду требовать назначения себя великим князем Владимирским. Туда же, и с той же самой целью, едет старый Суздальский князь Константин Васильевич. (Он за время своего правления значительно укрепил и расширил своё княжество, заселял пустующие северные земли, перенёс столицу из Суздаля в Нижний Новгород. За время его правления Суздальско-Нижегородское княжество стало богатейшим на Руси, уступая по этому параметру только Новгороду.) Константина Суздальского опять поддерживает большинство князей Владимирской Руси. Более того, даже Новгород направляет в Орду своё посольство для его поддержки. (Новгород был недоволен слишком большими запросами Московских князей, коим Новгороду всегда приходилось подчиняться). В конце концов, в 1354 г, хан Джанибек назначил великим князем Ивана.

Назначения Ивана Ивановича не признали ни Новгород, ни Константин Суздальский. В самой Москве продолжались крупные несогласия по поводу нового тысяцкого и по поводу Можайска и Коломны, которые в.к. Семён завещал своей жене. После примерно годичных разборок, тысяцким был назначен Алексей Петрович Хвост Босоволков. Княгиня Мария в конце концов передал Можайск и Коломну в дар в.к. Ивану Ивановичу.

Из Константинополя митрополит Алексий направился в Орду, где получил ярлык от хана Джанибека, подтверждающий привилегии Русской церкви. Оттуда он поехал в Нижний Новгород, где вёл переговоры с в.к. Константином Васильевичем и сумел уговорить его признать назначение Ивана. Оттуда Алексий поехал во Владимир, устанавливать там митрополичью кафедру согласно грамотам патриарха. Во Владимир прибыли также великие князья Иван Иванович и Константин Васильевич, где между ними был заключён мир (1355). Узнав об этом мире, в Новгороде также сочли за лучшее признать великокняжеские права Ивана Ивановича. В Москву для заключения этого мира приезжал архиепископ Моисей, а в самом Новгороде посадником стал боярин Александр Дворянинец, сторонник Москвы. Его предшественник Онцифор Лукин, проведший административную реформу, добровольно покинул этот пост.

В 1354 г князь Фёдор Глебович занял Муром и выгнал оттуда князя Юрия Ярославича. Вскоре оба князя поехали в Орду – судиться о власти. Хан Джанибек передал Муром Фёдору Глебовичу, который заключил князя Юрия Ярославича в тюрьму, где тот и умер. В том же 1354 г умер князь Дмитрий Фёдорович Стародубский, ему наследовал брат Иван.

После развала улуса Хулагу в одной из его частей, в Арране и Азербайджане, власть захватил Мелик Ашраф. В 1354 г его поданные, доведённые им до отчаяния, присылают к хану Джанибеку кади – духовного судью – с просьбой вмешаться. Хан Джанибек прислушался к этим просьбам. Миновав Кавказ, он разбил войска Ашрафа в сражении при Тебризе. Арран и Азербайджан были наконец присоединены к Золотой Орде. Наместником этих земель хан оставил своего старшего сына – Бердибека.

В конце 1355 умер старый в.к Суздальский Константин Васильевич. Его княжество разделилось между его сыновьями. Старший из них, Андрей Константинович, стал в.к. Нижегородским и поехал на утверждение в Орду. Возвратившись оттуда, он заключает договор с Иваном Ивановичем, признавая его в.к. Владимирским. Суздальским князем стал Дмитрий Константинович, Городецким – Борис Константинович. Вскоре после этого, для подтверждения мира с Литвой, был заключён брак между дочерью в.к. Ивана Ивановича и племянником в.к. Ольгерда Литовского. В том же году митрополит Алексий делает своих ставленников епископами в Ростове, Смоленске, Сарае и Рязани, и заключает мир с в.к. Олегом Ивановичем Рязанским, фактически уступая ему Лопасню.

В 1356 г в.к. Ольгерд Литовский ходил походом на Смоленское княжество, где он захватил Ржев и разбил войска князя Ивана Александровича Смоленского, захватив в плен его сына Василия. В том же году, получив ярлык от хана Джанибека, Брянским князем становится Василий Романович. Однако спустя пару месяцев он умирает. В Брянское княжество является со своей армией Ольгерд и присоединяет его к Литве. Брянским князем он сделал своего сына Дмитрия-Корибута.

1356 В Тверском княжестве опять начинаются ссоры князя Василия Тверского с князем Всеволодом Холмским.

В 1356 г Роман всё-таки выпросил у патриарха сан митрополита Русского. Алексий немедленно едет в Константинополь. Но единственное, что он смог там добиться – это разделение Русской митрополии на две части, с подчинением Роману Галицко-Волынских епархий, а себе – всех остальных. Впочем, Роман этим тоже не удовлетворился. Он прибыл также в Киев, где с 1351 г сидел митрополит Феодорит, и взял Киевские епархии под свой контроль.

В 1357 г в Москве был убит неизвестными лицами тысяцкий Алексей Босоволков. Боярин Василий Васильевич Вельяминов, которого подозревали в совершении этого убийства, бежит в Рязанское княжество. В том же году во Владимире митрополит Алексий устраивает съезд Тверских князей, для разбора их дел в качестве посредника.

В 1357 г тяжело заболевшая ханша Тайдула, жена хана Джанибека, вызвала митрополита Алексия в Орду, в надежде излечиться его молитвами. Митрополит смог вылечить ханшу (во время своего пребывания в Константинополе он прилежно посещал занятия по медицине). Но за это время успел заболеть сам хан Джанибек, но к нему улемы митрополита не пустили. Бердибек, узнав о болезни отца, оставил Азербайджан, и со всеми войсками направился в Сарай. Там он убил своего отц, а немного погодя и 12 своих братьев, став таким образом ханом. А Арран и Азербайджан были снова потеряны Золотой Ордой.

Бердибек, став ханом, отчаянно нуждался в деньгах, чтобы расплатиться с эмирами и улемами за поддержку. Поэтому он немедленно утвердил все привилегии Русской церкви и великокняжеское достоинство Ивана Ивановича. Но чтобы расплатиться со своими эмирами за поддержку Бердибеку этих полученных за это денег всё же не хватает. И он старается находить другие способы удержать их при себе, а не поддерживать самозванцев. Так, например, он выдает свою дочь замуж за влиятельного тёмника Мамая, даруя ему таким образом почётный титул гюргена – ханского зятя, и назначает его беглербегом.

В 1358 г Московские войска в союзе с Василием Тверским отобрали у Литвы г. Ржев. В том же году Василий Васильевич Вельяминов получил разрешения возвратиться в Москву, где и стал тысяцким.

В 1358 г был убит эмир Казаган – правитель Мавераннахра. Ему наследует сын Абдаллах. А в Моголистане укрепляет свою власть хан Тоглук-Тимур.

Со сменой хана русские князья поехали в Сарай за ярлыками.

QUOTE
«Степь уже не подчинялась Бердибеку. Собрать войско, дабы вернуть Арран, об этом он и подумать уже не смел. Не смел подумать теперь даже о том, чтобы покинуть Сарай хотя на какое малое время.

Да, его провозгласили ханом … и был обманчивый блеск, и вот теперь потянулись к нему наконец за ярлыками урусутские князья, еще не очень веря, что можно безопасно проехать в Сарай мимо едва укрощенных степных эмиров. И все равно это была уже не власть. Призрак власти. Ее тень, навычай, оставший пока со времен Джанибековых, но готовый сломаться враз, как тонкий весенний лед от первого движения вод, от первого дуновения ветра.

За протекшие месяцы Бердибек растерял всю свою спесь, и урусутские князья с их устойчивою серебряной данью были ему теперь яко спасители.»


В обмен на деньги, много и сразу, Бердибек утвердил Ивана Ивановича великим князем, Василия Михайловича – Тверским. Его племянник, князь Всеволод Холмский был без суда схвачен и выдан Василии Тверскому вместе с боярами, тот их подверг «томлению многому». Василий Тверской также захватил удел своего племянника – г. Холм. Все эти дйствия происходили не как, это было принято при прежних ханах – после длительных выяснений правоты каждого претендента, а мгновенно. Хан Бердибек, отчаянно нуждаясь в деньгах, даже не пытался вникать в споры русских князей. А выдал ярлыки московским ставленникам, так как Москва исправно ему платила.

Осенью 1358 г один из непокорных ордынских эмиров, Мамат-Ходжа, совершил набег на Рязанское княжество. От московского пограничья он был отбит.

Меж тем митрополит Роман начал добиваться, чтобы ему передали Киев официально, так как Алексий пренебрегает этим городом, всё время находясь во Владимирской Руси. Алексий срочно выехал в Киев (1359). Киевским князем был всё тот же Фёдор, который пленил архиепископа Василия Калику в 1331 г. В этот раз он взял в плен митрополита Алексия. Фёдор, признавая на словах власть Орды, на деле к этому времени уже являлся послушным исполнителем воли Ольгерда Литовского, который хотел его руками устранить митрополита Алексия.

Во время киевского пленения Алексия в Орде был убит хан Бердибек (август 1359 г.) Ханом стал самозванец Кулпа. Ввиду этого переворота некоторые золотоордынские эмиры сочли нужным обратиться за помощью к хану Белой Орды Чимтаю – они пригласили его на престол. Однако Чимтай был уже стар и всю жизнь не проявлял никакой самостоятельности. Но он отправил в Сарай своего брата – Орду-Шейха. Впрочем, тот до Сарая не добрался – был убит в пути. А в дела Золотой Орды решает вмешаться клан Шибанидов. (Хан Узбек за время своего правления лишил улусных владений практически всех чингисидов улуса Джучи. Но у царевичей Синей Орды – Шибанидов – улусы сохранились. И, с ослаблением центральной власти, Шибаниды, опиравшиеся на свои владения, стали реальной силой). Клан Шибанидов выдвигает кандидатом в ханы Хызра, который начинает борьбу за власть и предлагает ханше Тайдулле вступить в брак. Но в январе 1360 г хан Кулпа был убит другим претендетом на руку и сердце престарелой ханши – Наурусом, который, как и Кулпа, обяъвил себя сыном хана Джанибека. Свидетелем этих событий был в.к. Андрей Константинович Нижегородский, находившийся в это время в Сарае. Так в Золотой Орде началась «Великая замятня», растянувшаяся на 20 лет.

В 1359 г умер князь Иван Александрович Смоленский, ему наследовал сын Святослав. Он вступил в войну с Литвой, но был разбит. К Литве перешел г. Мстиславль.

13 ноября 1359 г в Москве умер в.к. Иван Иванович, назначив перед смертью находившегося в плену митрополита местоблюстителем Московского престола. Старшему сыну Ивана Ивановича, Дмитрию, было в это время 9 лет. Младшему, Ивану, семь. Их двоюродному брату, князю Владимиру Андреевичу Серпуховскому, также было 7 лет. Других князей на Москве не было.

Ольгерд Литовский, воспользовавшись сложившейся ситуацией, вновь захватил Ржев (1359).

После смерти в.к. Ивана Владимирские князья поехали в Орду – спорить о власти.

QUOTE
«В Орду московские бояре во главе с самим Вельяминовым повезли девятилетнего княжича Дмитрия. Иного князя не было нынче на Москве. Приехали суздальские князья, все трое. Прибыл Константин Василич Ростовский, переживший своего шурина. Прибыл Василий Кашинский и князья мелких уделов. Прибыли с жалобами на московское утеснение наследники дмитровского, галицкого и белозерского княжеских родов. Все те, кого обидел, потеснил, лишил удела некогда Иван Калита, теперь дружно вопияли о мести и попранных московитами правах.

Вновь раздавались подарки, рекою текло серебро, творились подкупы. Но не было уже многих эмиров, преданных Москве или же некогда купленных ею. Растерянная Тайдула, ожидающая с часу на час своей гибели, также не могла и даже не пыталась помочь москвичам.

Новый хан, назвавшийся сыном Джанибека, был далекий и чужой владимирскому улусу человек. И когда ему привезли девятилетнего мальчика, претендующего занять престол великокняжеский, даже рассмеялся, качая головой:
- Ай-ай! Как же он будет править и давать дань?!
Были и жалобы, и письма Ольгердовы...»


Хан Наурус передал ярлык на великое княжение более взрослому (и весьма богатому) Андрею Нижегородскому. Тот, однако, добровольно уступил его младшему брату – Дмитрию Суздальскому.

Напомню, что значительная часть территорий, контролируемых Москвой, числилась в волости великого княжения. (Владимир, Переяславль, Кострома, Юрьев). С передачей великого княжения они должны были отойти от Москвы. Также, традиционно, великому князю Владимирскому предоставлялся и титул Новгородского князя. С потерей Московской династией великого княжения, князья княжеств-купель Ивана Калиты (Ростов, Углич, Галич, Белоозеро, Дмитров) уже не хотели считаться с этими куплями.

Прознав о смене власти, князь Василий Михайлович Тверской, давний союзник Москвы, возвращает Всеволоду Холмскому его удел, да вдобавок ещё и тверскую треть. Князь Всеволод едет к Ольгерду, где получает от него заверения во всяческой помощи. В Тверь приезжает Роман и принимает от князя Всеволода почести как Русский митрополит. В Ржев, к своему старшему сыну, князю Андрею Полоцкому, приезжает в.к. Ольгерд, чтобы на месте разобраться в перспективах дальнейшего продвижения на Русь.

Так, без войн и нашествий, Москва утрачивает свой политический вес. А тот единственный, кто мог возвратить мощь престолу князей Московских, сидел в Киеве в яме и ждал смерти.

В 1360 г митрополит Алексий, которого уже неоднократно пытались отравить, а потом заморить голодом, сумел бежать из Киева. В архивах Константинопольской патриархии записано, что в Киеве князь Фёдор "изымал его (Алексия) обманом, заключил под стражу, отнял у него многоценную утварь, полонил его спутников, может быть, и убил бы его, если бы он, при содействии некоторых, не ушел тайно и, таким образом, не избежал опасности".

На этом я заканчиваю седьмую главу. Это время (1313-1359) было зенитом могущества Золотой Орды. За это время также уже практически перестала существовать Древняя Русь, доставшись частью Литве, частью Польше, частью Венгрии. Литва из небольшого княжества превратилась в огромное государство, и продолжала быстрыми темпами наращивать свою мощь. Сама Золотая Орда стала исламским государством (впрочем, велениям ислама в ней, особенно на окраинах, следовали не слишком строго). На Руси практически из ничего начало создаваться Московское государство, ставшее вскоре сильнейшим в Восточной Европе. Русские князья за период 1313-1359 г приезжали в Орду не менее 73 раз. 7 из них были там казнены.


Сообщение отредактировано amir: Apr 23 2011, 22:47
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение

Тема закрытаОпции темыСоздать новую тему
1 человек читают эту тему (1 гостей и 0 скрытых пользователей)
0 пользователей:
 

Упрощенная Версия Сейчас: 17th October 2018 - 15:07

Ссылки: