IPB

Здравствуйте, Гость ( Авторизация | Регистрация )

Тема закрытаСоздать новую темуСоздать новое голосование

Схематически · [ Стандартно ] · Линейно

> Монголы и Русь, 1237-1507

amir
post Oct 18 2004, 00:30
Создана #31


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15141
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



12. Тёмный князь & На пути к самодержавию 1444-1462

В 1444 г в грандиозном сражении с турками при Варне Владислав III, король Чехии и Польши, был убит. В качестве польского короля ему наследовал его младший брат, объединив под именем Казимира IV Польшу и Литву. В том же году Казимир IV напал на Новгород, требуя принять своих наместников. По его требованию ему в этом помогал в.к. Борис Тверской.

В октябре 1444 г войска хана Улу-Мухаммеда захватили Н. Новгород и остались зимовать на русской территории, дожидаясь установления зимнего пути. В январе хан занял Муром. В.к. Василий вместе с князьями Дмитрием Шемякой, Иваном Можайским, Михаилом Верейским и Василием Серпуховским сумели отогнать татар от Мурома, но из-за литовского набега были вынуждены вернуться назад. Весной того же года войска сыновей хана Улу-Мухаммеда – Махмутека и Касима – вновь выступили в поход. К маю татары дошли до окрестностей Владимира.

На этот раз князь Дмитрий Шемяка не послал свои войска в помощь в.к. Василию. Другие князья часть своих дружин оставили для защиты от возможного литовского набега, и армия насчитывала всего полторы тысячи человек. В результате неожиданного нападения татары под руководством царевича Махмутека разбили дружины русских князей (сражение на Нерли, 7 июня 1445 г). Причём в.к. Василий и князь Михаил Верейский были захвачены в плен, а князья Иван Можайский и Василий Серпуховской были ранены, но сумели бежать. Татарские царевичи, неожиданно взяв такого знатного пленника, толком не знали, что с ним делать. Обычный грабительский рейд сразу превращался в нечто большее. На выручку великого князя могла быть направлена вся военная сила Москвы. Царевичи отправили в Москву нательный крест Василия Васильевича как доказательство его плена и отступили к Нижнему Новгороду, где держал ставку их отец.

По получении такого известия в Москве началась паника, которая привела даже к пожару. Сбора войск не было, вместо этого великокняжеская семья бежала в Ростов.

Хан Улу-Мухаммед тоже был озадачен сложившейся обстановкой. На всякий случай он отступил из Нижнего в Курмыш – к самым границам степей. Оттуда он направил своего посла Бегича в Углич – к Дмитрию Шемяке.

Но столичная элита не бездействовала. Могущественные кланы московских бояр издавна имели свои связи со степной аристократией, которые заботливо поддерживались и передавались из поколения в поколение. Элита не хотела смены власти. Поэтому, едва узнав о посольстве Бегича, из Москвы в Курмыш были направлены такие предложения, от которых хан не смог отказаться. Даже не дожидаясь возвращения своего посла от Шемяки, Улу-Мухаммед признал Василия великим князем и отпустил его на свободу в сопровождения многих татарских вельмож – они должны были проконтролировать выполнение Москвою взятых на себя обязательств. Точный перечень этих обязательств никогда не разглашался, но речь шла о фантастически огромном выкупе (ходили слухи о 200 тыс. рублей – 20 тонн серебра) и предоставлении некоторых городов «в кормление» ханским приближённым. В частности Касим, младший сын хана, со временем получил в удел зависимые от Москвы мещёрские земли, где и основал так называемое Касимовское ханство.

Хан не стал ждать, что предложит ему Углицкий князь. Он понимал, что приход в Москву Шемяки просто вызовет новую вспышку усобицы. Это, конечно, сулило ему некоторые временные преимущества: возможность безнаказанно грабить пограничные волости, захватывать целые города. Однако в перспективе хану гораздо выгоднее было получить поддержку и дань со всей системы великого княжения Владимирского. А для этого требовалась устойчивая, легитимная власть. После изгнания из степей в 1437 г Улу-Мухаммед, не смотря на свои победы, был всё же просто удачливым изгнанником. Опора на Русский улус сразу превращала его во влиятельную политическую фигуру общеордынского масштаба.

Василий, получив свободу, не стал отказываться от принятых тяжёлых обязательств. Во-первых, он не хотел новой войны с Улу-Мухамедом. Всё-таки старый хан уже трижды разбил его войска. К тому же, заручившись поддержкой хана, он хотел избавиться от Дмитрия Шемяки. Но Углицкий князь тоже был не лыком шит и прекрасно это понимал.

QUOTE
«…великому князю удалось освободиться из плена ценой огромного "откупа" в 200 тысяч рублей.

Для сбора этой фантастической суммы вместе с Василием были отправлены на Русь татарские мурзы с отрядами воинов, многие из которых тут же поступали "в службу" к Василию. Разумеется, великий князь был вынужден принимать татар ласково, и по стране распространилось недовольство татарской ориентацией Василия: "Чему еси татар привел на русскую землю и города дал еси им, волости подавал еси в кормление?" Но политика великого князя оказалась дальновидной: с приемом татар на русскую службу Москва усиливалась, а Орда слабела. Тем не менее для большинства современников татарская миграция представлялась неслыханным нарушением их прав, которое к тому же оказалось сопряжено с немалыми материальными затратами.

Недовольство ширилось. Им-то и решил воспользоваться Шемяка.»


Князь Дмитрий Шемяка сумел сыграть на опережение – он раздувал существующее недовольство ещё сильнее, распуская слухи, что в.к. Василий уступил татарам всю Москву, а себе решил взять Тверь. Поведение татар, жёстко собиравших огромный откуп и получавших богатые кормления, заставляло людей прислушиваться к этим слухам. К Шемяке примкнул даже рассудительный Борис Тверской. Примкнул к нему и Иван Можайский. Князь Дмитрий уверял, что со свержением Василия пропадёт и необходимость выплачивать выкуп за его освобождение.

Недовольство действительно было широким. Настолько широким, что в.к. Василий уже не мог решиться на войну с князем Дмитрием. Для достижения мира без войны был нужен авторитетный посредник. В 1441 г таким посредником по примирению в.к. Василия и Дмитрия Углицкого выступил Троицкий игумен Зиновий. Теперь в.к. Василий вместе с детьми опять направился под Радонеж – в храм Св. Троицы.

В Москве было достаточно недовольных великим князем. И этот момент они сочли подходящим. Союзным князьям было направлено срочное сообщение и в ночь на 12 февраля 1446 г войска Дмитрия Шемяки и Ивана Можайского врасплох овладели Москвой.

13 февраля войска Дмитрия Шемяки достигли монастыря. Василий был схвачен и отвезён в Москву. Дмитрий Шемяка предъявил якобы подлинный договор между Василием и Улу-Мухаммедом, условия которого значительно отличались от тех, которые называл великий князь. Кроме огромного выкупа там значилось возобновление выплаты дани, которая де-факто не платилась уже несколько лет. Новый великий князь, Дмитрий Юрьевич, выдвинул Василию такие обвинения:

«Зачем привел татар на Русскую землю и города с волостями отдал им в кормление? Татар и речь их любишь сверх меры, а христиан томишь без милости; золото, серебро и всякое имение отдаешь татарам, наконец, зачем ослепил князя Василия Юрьевича?»

Два дня победитель решал судьбу своего пленника. Ему было решено сохранить жизнь. Во-первых, Шемяка вовсе не хотел славы братоубийцы. Во-вторых, на сохранении жизни Василию настаивал Иван Можайский, который всегда умел извлекать выгоду из наличия двух претендентов на власть. В-третьих, убийство Василия Васильевича ничего не давало Шемяке – у того было двое сыновей, вокруг которых тут же сплотились бы все недовольные таким преступлением. И если уж идти на такие радикальные меры, то надо было уничтожать весь род Василия Васильевича, а его сыновья в данный момент находились неизвестно где. Т.е. всё великокняжеское семейство надо было по крайне мере собрать вместе, чем вскоре и озаботился Дмитрий Юрьевич.

Но что делать с живым Василием Васильевичем? Отпускать его на удел, как это сделал его отец, Дмитрий не хотел – он прекрасно помнил, чем это закончилось в прошлый раз. Московская знать быстро вернула бы его на престол. Даже держать его в темнице было опасно – мнение толпы переменчиво, да и Улу-Мухаммед мог явиться на выручку своему протеже.

В конце концов Шемяка решил поступить с Василием Васильевичем так же, как тот поступил с его братом Василием Косым. В ночь на 17 февраля бывший великий князь был ослеплён, после чего сослан в удельную столицу Шемяки – Углич.

QUOTE
«Пережитая трагедия удивительным образом возвышает человека. Из кровавой купели отец Ивана Великого вышел уже не тем жалким неудачником, каким он был прежде. На его изуродованное ножом конюха лицо лёг отсвет загадочной славы древних страстотерпцев Бориса и Глеба. В его трагической слепоте, в тёмной повязке, навсегда скрывшей верхнюю часть его лица, современники узрели нечто вещее. На сцене русской истории появился неповторимый и по-своему величественный персонаж — Василий Тёмный.»


Часть княжеско-боярской аристократии категорически не приняли нового великого князя. Князь Василий Ярославич Серпуховской бежал от новых властей в Литву. Туда же бежал и князь Семён Иванович Оболенский. Первый получил в Литве Гомель, Стародуб и Мстиславль. Второй – Брянск. Было множество других, бежавших в Тверь либо Литву. Из них наиболее прославился Фёдор Басёнок, закованный за свою непреклонность в железа, но всё же сумевший вырваться и бежать в Литву.

Нуждаясь в поддержке своей власти, в.к. Дмитрий Юрьевич восстанавливает Суздальское княжество, в надежде на поддержку его князей. Суздаль возглавили Василий и Фёдор Юрьевичи Шуйские, внуки Василия Кирдяпы. А в 1447 – Иван Васильевич Горбатый Шуйский, внук Семёна Дмитриевича, брата Кирдяпы.

В это время хан Улу-Мухаммед был убит своим старшим сыном Махмутеком, который и занял ханский престол. Видимо, именно этого правителя можно считать основателем Казанского ханства. Младшие братья нового хана, Касим и Якуб, бежали от него на Русь. А в Восточной Орде хан Абулхаир в 1446 г одолел наконец Мустафу, который бежал в Хорезм. В том же году Абулхаир захватил Сыгнак.

Вместе с в.к. Василием в Троице-Сергиевом монастыре находились и два его сына – Иван и Юрий, соответственно 6 и 4 лет от роду. Но из монастыря их сумели незаметно вывезти Иван, Дмитрий и Семён Ряполовские – служилые князья из Стародубского удела. Князья Ряполовские отвезли княжичей в Муром.

В.к. Дмитрий Шемяка хотел схватить детей Василия Васильевича, но не решался идти на них войсками, опасаясь всеобщего негодования. Но и князья Ряполовские понимали, что в случае чего Муром не послужит им защитой. Компромисс был найден при посредничестве наречённого митрополита Ионы, который за это потребовал выделения личного удела бывшему великому князю. Он привёз детей Василия Тёмного к Дмитрию Шемяке, который отправил их в Углич, к родителям. Но их безопасность гарантировал сам Иона, который получил наконец посох св. Петра и фактическое управление всей Русской митрополией.

QUOTE
«Подобно многим лидерам, пришедшим к власти на волне всеобщего недовольства прежним режимом, Шемяка плохо представлял себе будущее. Его кипучая энергия была пригодна главным образом для разрушения. Скучная повседневная работа, многочасовое сидение с боярами, сложные интриги в Орде, наконец, вкус и готовность к спокойной жизни — все это было ему совершенно чуждо.

…Он не сумел найти общий язык с московскими боярскими кланами, не сумел сохранить ту сложную систему прав и обязанностей, почестей и привилегий, мест за столом и в княжеском совете, которая складывалась десятилетиями и обеспечивала правителю лояльность всего московского правящего класса.

Сложнейшей задачей было примирение старой московской знати с теми людьми, которые издавна служили Шемяке. Именно здесь, в этом крайне деликатном вопросе, требовались качества, которыми Галичанин явно не обладал: предусмотрительность и осторожность, хитрость и расчетливость. Выросший в провинции, он плохо знал отношения московского двора и не имел учителя, который мог бы исправить этот недостаток. К тому же он был слишком горд, чтобы учиться вещам, которые всю жизнь старался презирать.

А между тем среди московских вельмож неуклонно крепли настроения в пользу Василия Тёмного. Бояре то целыми партиями бежали в Литву к изгнаннику Василию Ярославичу Серпуховскому, то начинали сплетать заговоры с целью похитить великокняжеское семейство из Углича. А в самом Кремле Шемяку открыто попрекал обманом наречённый митрополит Иона, настойчиво требовавший отпустить Слепого на удел. О том же просили и другие иерархи, созванные для совета в Москву летом 1446 года.»


В конце концов в.к. Дмитрий сдался на уговоры Ионы, выпустил Василия Тёмного из заточения (сентябрь 1446 г), организовал в его честь пир и пожаловал ему в удельное владение Вологду. Василий Тёмный в ответ отказался от своих прав на великое княжение.

Но в Шемяке уже успели разочароваться. Как 13 лет назад в Коломну, так и теперь в Вологду к Василию Тёмному стали стекаться многие люди. Он сумел наладить связь с Борисом Тверским, Василием Серпуховским и татарскими царевичами Касимом и Якубом. Во время поломничества в Кирилло-Белозёрский монастырь он был освобождён от данных Дмитрию Юрьевичу клятв и начал борьбу за возвращение на Московский престол.

Василий Тёмный отправился в Тверь и заключил союз с в.к. Борисом Тверским, который решил, что неоднократно битый слепец в роли великого князя Московского его устроит больше, чем энергичный Шемяка. Союз этот был скреплён договором о браке наследника Василия Тёмного, княжича Ивана, и дочери в.к. Бориса – Марии. Также Борис Александрович потребовал Ржевское княжество за помощь. Василий согласился. Ржев относился к числу удельных владений Дмитрия Юрьевича и такой дар делал тверичей уже лично заинтересованными в победе над Шемякой.

Великий князь Борис предоставил Василию свои войска. Из Литвы на помощь Тёмному уже двигались князья-беглецы, со стороны степей шла конница Касима и Якуба.

В.к. Дмитрий и его союзник Иван Можайский выступили со своими войсками к Волоку. В его отсутствие отряд верного Василию Тёмному боярина Михаила Борисовича Плещеева без боя занял Москву (25 декабря 1446 г).

Узнав о взятии Москвы и о выступлении в.к. Бориса Тверского, князя Василия Серпуховского и казанских царевичей, Дмитрий Шемяка отошёл к своему родовому владению – Галичу, а потом к Чухломе, где забрал в качестве заложницы в.к. Софью Витовтовну.

Василий Тёмный отослал жену в Москву и отправился в погоню за Дмитрием Шемякой. В январе 1447 войска Бориса Тверского и Василия Тёмного взяли Углич. А под Ярославлем они соединились с войсками Серпуховского князя и казанских царевичей. После этого войска разделились. Борис Тверской выпонил свои обещания и пошёл за наградой – вскоре им был взят Ржев.

А Василий Тёмный вступил 17 февраля 1447 г в Москву и снова провозгласил себя великим князем. Василий Тёмный заключает новые договоры с Василием Серпуховским, Михаилом Верейским и Иваном Рязанским. Он направил посла к Шемяке с предложением переговоров. Шемяка согласился и в качестве жеста доброй воли отпустил в Москву мать Василия Тёмного – Софью Витовтовну.

Переговоры князья Дмитрий Шемяка и Иван Можайский вели при посредничестве князей Михаила Верейского и Василия Серпуховского. Они признавали Василия Тёмного великим князем. И отдавали ему часть своих владений. Дмитрий Шемяка признал потерю Углича, Ржева и Бежецкого Верха. Иван Можайский отказался от Козельска, Алексина и Лисина. Также они обязались вернуть в месячный срок всё награбленное на Москве. Но оговаривали, что не будут являться в Москву пока на Руси не появится официально поставленный митрополит (июнь 1447).

После заключения мира, Василий Тёмный решил разорвать союз Шемяки с Иваном Можайским и заключил с ним отдельный договор, передавая ему Бежецкий Верх, половину Заозёрья и Лисин. За это Можайский князь клянётся в верности не только великиму князю, но и его сыну Ивану.

Князья, оставшиеся верными в.к. Василию, были также вознаграждены. Князь Михаил Андреевич получил освобождение от татарской дани на 2 года и вторую часть Заозёрья в вотчину. Князь Василий Серпуховской получил Дмитров.

Но князь Дмитрий Галицкий ещё не был сломлен морально. Он снова стал перетягивать на свою сторону князя Ивана Можайского. Отправил посла к Казанскому хану, оговаривая в.к. Василия Тёмного. Отправлял аналогичные посольства в Новгород, где именовал себя великим князем. Не возврвщал награбленное в Москве имущество. Когда из Большой Орды явился ханский посол (от Сеид-Ахмада), то отказался выплачивать дань. Требовал возвращения отнятых у него владений.

В декабре 1447 г Шемяке было направлено послание пяти епископов Владимирской (даже уже Московской) Руси. В этом послании епископы сравнивали Галицкого князя с Иродом и требовали полного подчинения великому князю, грозя отлучением от церкви.
Для подкрпления этих доводов Василий Тёмный вновь повёл свои войска на Шемяку. Противники встретились близ Костромы. Сражения не было. Дмитрий Шемяка подписал всё, что от него потребовали. Василий Тёмный пока этим удовлетворился.

В декабре 1448 г в Москве прошёл Собор архиереев. Присутствовали главы крупнейших епархий северо-восточной Руси: Иона Рязанский, Ефрем Ростовский, Авраамий Суздальский, Варлаам Коломенский, Питирим Пермский. Илья Тверской и Евфимий Новгородский прислали своих представителей. Темой Собора было окончательное утверждение автокефалии Русской Церкви и официальное возведение Ионы в сан митрополита всея Руси.

QUOTE
«Избрание митрополита собором русских епископов не противоречило церковным канонам, однако нарушало древнюю традицию и, в сущности, означало разрыв с патриархатом. Флорентийская уния 1439 года и история с митрополитом Исидором сильно уронили авторитет Константинополя в глазах московских «ревнителей православия». Однако иерархи понимали и другое. Утратив связь с константинопольским патриархом, они не только отступали от «заветов мудрой старины», но и оставались один на один с московской великокняжеской властью, тяжелую руку которой дал почувствовать еще Дмитрий Донской. Все это заставляло иерархов весьма осторожно относиться к идее автокефалии.»


15 декабря 1448 г Иона решением Собора был избран первым русским автокефальным митрополитом. Ему до конца дней пришлось доказывать законность своего избрания. И всё же удержать единство митрополии он не смог – через несколько лет она распалась окончательно.

Видимо, во время того же Собора восьмилетний княжич Иван был объявлен официальным соправителем своего отца с титулом великого князя.

В 1448 г союзник Шемяки Псковский князь Александр Чарторыйский во главе псковечей и новгородцев близ Нарвы разбил войска Ордена и Швеции. В 1449 между Псковом и Орденом был заключён мир на 25 лет.

В 1449 г был заключён договор между в.к. Василием Тёмным и Казимиром IV, королём Польским и великим князем Литовским. По этому договору стороны разделили сферы своего влияния в восточной Европе. В частности, Василий Тёмный получил обратно Ржев, который литовцы отобрали у Бориса Тверского около года назад. В том же году хан Хаджи-Гирей, после шестилетнего изгнания, возвращается с литовской помощью в Крым.

Весной 1449 г князь Дмитрий снова нарушил мир и в союзе с князем Иваном Можайским осадил Кострому, которую защищал сильный гарнизон под командованием князя Ивана Стриги-Оболенского и боярина Фёдора Басёнка. Взять город князья Галицкий и Можайский не смогли. Против них выступил сам в.к. Василий, прихватив с собой и митрополита. Войска встретились близ Ярославля, но боя не было. Князь Иван Можайский помирился с в.к. Василием и перешёл на его сторону, снова получив у него Бежецкий Верх. (Этот город у него был отнят в 1448 г, за то, что он вступил в переговоры с королём Польским и в.к. Литовским Казимиром IV, призывая его к войне против в.к. Василия.) Шемяка счёл за лучшее заключить перемирие и вернулся в Галич.

В Большой Орде в это время было двоевластие – ханами были Сеид-Ахмат и Кичи-Мухаммед. На Руси царями признавали их обоих, но дань ранее видимо платили Сеид-Ахмату. Но после своего возвращения в Москву Василий Тёмный отдаёт предпочтение Кичи-Мухаммеду (возможно, он за это выторговал ярлык на великое княжение для своего соправителя Ивана), всвязи с чем Сеид-Ахмат начинает проводить набеги. В 1449 г татары напали на московское пограничье, но их разбил царевич Касим. В следующем году, под Беззубцевом, он сново разбил нападавших на Московские владения татар.

В конце 1449 г вновь началась война между Василием и Дмитрием Шемякой. Великокняжеские войска под командованием князей Василия Оболенского, Дмитрия Ряполовского и царевича Касима подошли к Галичу и в упорном сражении 27 января 1450 г разбили войска Галицкого князя. Галицкий удел был ликвидирован и присоединён к великому княжеству Московскому.

Князь Дмитрий Шемяка бежал в Новгород и был там хорошо принят. Летом 1450 г он взял Устюг, ходил в походы на Вологду и Кокшегну, вновь возвращая себе влиянеие на русском севере.

В 1451 г митрополит Иона ездил в Литву и получил там согласие от Казимира IV на подчинение ему западных русских епархий.

В 1451 г татары под предводительством Мазов-шаха, сына Сеид-Ахмата, подошли к самой Москве, но не смогли взять города и вернулись в степи с большим количеством пленников. Василия Тёмного в столице не было – он спешно бежал на север, как это обычно и делали московские князья когда татары подходили к их столице. А в Восточной орде в 1451 г хан Абулхаир потерпел сокрушительное поражение от ойратов и потерял Сыгнак. С этого времени его государство принято называть ханством кочевых узбеков.

Ок. 1451 г последний князь Суздальский, Иван Васильевич Горбатый Шуйский, отказался от всех своих владетельных прав и стал служилим князем. Суздальское княжество было присоединено к в.к. Московскому.

В 1452 г великокняжеские войска вновь выступили против Шемяки. Основной армией руководил сам великий князь. Устюг был захвачен и Шемяка вновь бежал в Новгород. Но поддержавшие его племена, жившие к северо-западу от Устюга, было решено примерно покарать. Для роли карателей лучше всего подходили татары под предводительством царевича Якуба. Но номинальным командующим великий князь назначил своего 12-летнего сына Ивана. Наследник подрастал, и его надо было научить жестокости – этому важнейшему инструменту власти.

В 1452 г умер прежний в.к. Литовский, Свидригайло Ольгердович. В том же году в Москве умер сын его соперника – Михаил Сигизмундович.

В мае 1453 г турки-османы взяли штурмом Константинополь. Последний Византийский император, Константин XI Палеолог, был убит на стенах города. Султан Мехмет II Завоеватель перенёс в Константинополь столицу Османской империи и продолжил завоевания как на Балканах, так и в Анатолии.

В 1452 г, согласно договору 1446 г, состоялось бракосочетание наследника Василия Тёмного – Ивана Васильевича – и тверской княжны Марии Борисовны. В том же году Дмитрий Шемяка нападал на тверские владения и разграбил окрестности Кашина.

Великий князь и митрополит слали в Новгород угрозы с требованием изгнания Шемяки. Но там на них не реагировали. Тогда в Москве придумали другое средство. В 1453 г в Новгород приехал великокняжеский дьяк Степан Бородатый, и, умело раздавая взятки, организовал скоропостижную смерть Дмитрия Юрьевича. Сын Шемяки, Иван, со своими людьми отъехал в Литву.

Так в 1453 г окончилась феодальная война в в.к. Московском. За полтора месяца до этого, на 83-ем году жизни, умерла в.к. Софья Витовтовна.

QUOTE
«Смертью Шемяки завершилась кровавая московская драма с ее ожесточённой усобицей, ослеплениями, отравлением, предательствами и насилиями. Это была не великая Смута начала XVII века, она не захватила народные массы, не разрушала сложившихся устоев общественной жизни. Но традиционный политический строй Великороссии, обычный уклад ее междукняжеских отношений вышел из неё разбитым и поруганным. Захваты чужих владений, вынужденные „пожалования“, торг волостями и крестоцеловальной верностью, кровавые и жестокие расправы, непрерывные интриги князей и бояр и даже…  старцев иноков, предававших во вражеские руки своего великого князя, татарские симпатии и союзы этого великого князя — всё это прошло в жизни русского общества как крушение обычного уклада отношений и воззрений. Удельно-вотчинный строй оказался разрушенным, подорванным и морально оплёванным.»


Пережив тридцатилетнюю смуту, Василий Тёмный теперь будет стремиться не допустить подобного в дальнейшем. Достигнуть этого можно было только одним способом – ликвидировать удельную систему. С этого времени великое княжество Московское начинает трансформацию в самодержавное Русское государство.

В 1454 в.к. Василий, твёрдо взяв политику на искоренение уделов, пошёл войной на князя Ивана Андреевича Можайского. Митрополит Иона в специальном письме, посвящённом этому походу, называет удельных князей не «младшими братьями» великого князя, как это было всегда, но их подданными. Князь Иван Можайский, не дожидаясь подхода великокняжеской армии, бежал в Литву. Можайский удел был ликвидирован.

В 1454 г, при деятельном участии митрополита Ионы, великие князья Василий Московский и Борис Тверской заключили договор, по которому договаривались быть заодно против Литвы, татар, немцев и изгнанных из Москвы удельных князей.

В 1454 г Казимир IV начал Тринадцатилетнюю войну с Орденом, желая присоединить к Польше Пруссию.

В 1454 г молодой великий князь Иван Васильевич получает от своего отца в управление Переяславль.

В 1454 г Сеид-Ахматовы татары вторглись в пределы в.к. Московского и были разбиты у Коломны войскамы под командованием воеводы Фёдора Басёнка. В следующем году очередной набег татар успешно отразил князь Иван Юрьевич Патрикеев. В 1455 г в Подолии состоялось сражение между войсками хана Сеид-Ахмата и Крымского хана Хаджи-Гирея. Сеид-Ахмат потерпел поражение. В том же году он был снова разбит – на сей раз войсками князя Семёна Олельковича Киевского. Сам хан попал в плен, где и пробыл два года. А в 1456 г Хаджи-Гирей был разбит ханом Кичи-Мухаммедом и был вынужден несколько месяцев скрываться в Литве, и только к концу года вернулся в Крым.

В 1456 г в.к. Василий Тёмный совершает поход на Новгородскую республику. Город надо было привести к покорности и отомстить за поддержку Дмитрия Шемяки. К тому же великий князь отчаянно нуждался в деньгах – целая серия войн с Шемякой очень дорого обошлась казне. В помощь Новгороду отправила свои войска и другая вечевая республика – Псковская. Впрочем, дойти они не успели. Великокняжеские войска собрались в Волоке. Сам в.к. Василий направился к Яжлобицам, а соединение под командованием воевод князя Ивана Васильевича Стриги-Оболенского и боярина Фёдора Басёнка направил к Русе. Руса была взята и разграблена, а подошедшая вскоре новгородская армия разбита. Посадник Михаил Туча взят в плен. Узнав об этом, новгородцы направили в Яжлобицы архиепископа Евфимия с предложением мира.

Мир был заключён на тяжёлых для Новгорода условиях. Великий князь потребовал огромной контрибуции – 10000 рублей (около тонны серебра). Но ещё тяжелее были политические условия договора. Во-первых, были отменены вечевые грамоты. Т.е. город по сути лишался законодательных прав и права ведения самостоятельной внешней политики. Во-вторых, на официальных документах новгородская печать заменялась великокняжеской, что означало политическую зависимость. В-третьих – Новгород обязался не принимать никаких врагов великого князя. Новгород всегда был главным пристанищем противников великих князей. Теперь у потенциальных бунтовщиков поле для манёвра резко сужалось. Так Новгородская республика начала терять свой суверенитет.

В 1456 г умер в.к. Иван Фёдорович Рязанский. В своём завещании попечителем своего малолетнего наследника Василия он назначил Василия Тёмного. Вскоре восмилетний Василий Иванович прибыл в Москву, где и жил до своего совершеннолетия. А Рязанью всё это время управляли московские наместники.

Самым сильным из оставшихся удельных князей был Василий Ярославич Серпуховской. После ликвидации Можайского удела Василий Тёмный пожаловал ему Бежецкий Верх и Звенигород, но забрал Дмитров. В 1456 г Василий Тёмный отыскал предлог для ссоры со своим кузеном, велел его схватить и посадить в заточение, где тот и умер 17 лет спустя. Серпуховско-Боровской удел был ликвидировн. Сын князя Василия Ярославича, Иван, бежал в Литву. Василий Ярославич всегда был верен великому князю и оказал ему неоценимые услуги. Но всё это не остановило Василия Тёмного, хотя он встретил сопротивление даже в собственной семье – его жена Мария была родной сестрой Серпуховского князя. Видимо, как-то своё несогласие проявил и молодой наследник. По-крайней мере великий князь лишил его пожалованного двумя годами ранее Переяславля.

Таким образом, в в.к. Московском остался последний удел – Верейско-Белозёрский. Но князь Михаил Андреевич вёл себя таким образом, что придраться к нему было невозможно. Так к 1456 г Василий Васильевич Тёмный, уже 10 лет как слепой, трижды изгнанный из Москвы, изведавший горечь многих поражений, бывший пленником и татар и собственных удельных князей, сумел объединить великое княжество Московское под своей единоличной властью.

На Карте №9 показан территориальный рост Великого княжества Московского в 1300-1462 годах.

В Литве изгнанные князья, Иван Можайский и Иван Васильевич встретились, и договорились действовать сообща. В Литве Казимир IV выделил Ивану Можайскому Брянское, Стародубское и Гомельское княжества. А Ивану Васильевичу Клецкое и Рогачевское княжества. А сын Дмитрия Шемяки, Иван, получил Новгород-Северское княжество.

В 1457 г в.к. Василий прекратил выплату татарской дани.

В 1458 г у молодого великого князя, Ивана Васильевича, женатого на Марии Борисовне Тверской, родился сын – Иван Молодой.

Из врагов Василия Тёмного осталась не наказанной только Вятка. В 1458 г великокняжеские войска ходили походом на Вятские земли. Поход был неудачен. Воеводами были князья Иван Васильевич Горбатый Шуйский, Семён Ряполовский и боярин Григорий Перхушков. Именно он и был избран великим князем для показательной расправы.

QUOTE
«Примечательно, что среди руководителей неудавшегося вятского похода Перхушков был наименее знатным. Очевидно, Василий II не захотел трогать главных воевод…

Поход на далекую Вятку, куда прежде не ступала нога московских воевод, был весьма трудным предприятием… Однако Василию Тёмному нужен был показательный процесс над «изменником». Свирепыми казнями и кандалами он стремился укрепить престиж верховной власти, сильно пошатнувшийся за годы смуты. Московские бояре и удельные князья, спасшие Слепого от медвежьих объятий Шемяки, чувствовали себя его благодетелями и ожидали вечной благодарности. Иные с солдатской прямотой открыто выказывали свои чувства. Конечно, они были по-своему правы. Но при таких настроениях знати Василию Тёмному нечего было и думать об укреплении своей власти. Старые друзья становились для него опаснее старых врагов.

Из этого тупика был только один выход — двойная мораль. Над обычной, общечеловеческой моралью, в которой ключевыми были такие понятия, как дружба, честь, верность, благодарность, следовало поставить иную систему ценностей, где главным критерием становилось Благо Государства… Однако тот кровавый хаос, в который отбросил Московское княжество галицкий мятеж, заставил людей, как никогда ранее, полюбить Порядок…

Но Порядок был многолик. Старый русский Порядок, который существовал до нашествия татар, напоминал порядок в семье без отца. Великий князь Владимирский, как измученная заботами мать, вечно бранил своих своевольных детей, грозил отшлепать и поставить в угол. Но дети знали, что мать добра и по-женски слаба… Настоящего страха не было и в помине. Каждый делал что хотел, поспевая лишь к общему столу. Такой Порядок имел свои достоинства и недостатки. Он не стеснял никого из Рюриковичей и даже бояр в их «вольной воле». Но он не мог собрать всю семью в единый кулак, когда на то возникала необходимость. Тяжкой расплатой за недостатки старого порядка стало господство татар.

К началу XIV столетии… даже в самых твёрдых головах возникла мысль: старый... порядок пора менять на новый… Главой семьи будет старший брат. Его власть станет сильной, беспрекословной и основанной на страхе сурового наказания. Но при этом он должен заботиться о своих младших братьях, не обижать их без причины. Его отношения с младшими родственниками измеряются нормами обычной морали. И главное: сплотившись вокруг старшего брата, семья сможет успешно противостоять внешним врагам.

Новая система отношений, восторжествовавшая к середине XIV столетия, имела, как и предшествующая, свои достоинства и недостатки. Её достоинства красноречиво продемонстрировал Дмитрий Донской на Куликовом поле. Недостатки по большому счёту можно было свести к одному: периодически возникали ссоры за место «старшего брата»… Лучшей гарантией повиновения могло быть безусловное военно-политическое превосходство «старшего брата» над младшими сородичами. Однако именно этого и недоставало. Власть и собственность были рассредоточены между многими «членами семьи». «Старший брат» имел самый большой кусок. Но стоило двум-трем сородичам объединить свои «доли», как они получали ощутимый перевес.

…в самой Руси многие страшились всё тяжелевшей десницы великого князя, ждали случая избавиться от неё. Нужен был лишь повод и удобный случай для мятежа. Они явились с кончиной Василия I. И тогда «ахиллесова пята» великорусской политической системы — возможность длительной борьбы нескольких претендентов на роль «старшего брата» — дала о себе знать с неожиданной силой.

Галицкий мятеж был заложен в природе самой системы, которую историки называют «феодальной раздробленностью». При определенном стечении обстоятельств он мог повториться с другими действующими лицами, но по тому же сценарию. Только новая система отношений в обществе, основанная на новой системе власти и собственности, могла ликвидировать саму возможность длительной династической смуты.

В том беспросветном мраке, который окружил Василия II с момента его ослепления, он сумел… узреть много такого, что было сокрыто от зрячих. Он понял, что только новый порядок может спасти его сыновей и внуков от истребления и самоистребления в огне грядущих смут. Он начал формировать из «детей боярских» свой знаменитый «двор» — прообраз будущей дворянской армии московских царей. Он открыл способ лишить Церковь независимости от великого князя через предоставление ей независимости от константинопольского патриарха. Он научился избавляться от врагов при помощи мышьяка…

Однако новый порядок оказался ненасытным. Он требовал всё новых и новых жертв. С врагами было покончено, настала очередь друзей. Прежним благодетелям, особенно тем, кто пытался предъявлять какие-то счета, следовало преподать самый жестокий урок. Первым получил свою долю неблагодарности честный, но простоватый князь Василий Ярославич Серпуховской. Это был наглядный урок для удельных и местных князей. Теперь следовало сбить спесь с бравых воевод. Здесь-то и пригодился брошенный кем-то из бояр донос на несчастного Перхушкова…»


В 1458 г, пользуясь старостью митрополита Ионы, Казимир IV окончательно разъединил русскую митриполию. Кафедра западной митрополии была основана в Киеве, а митрополитом западно-русских и литовских земель стал Григорий. В официальном послании в.к. Василия по этому поводу Иона впервые назван митрополитом Московским и всея Руси. Раскол митрополии имел и сугубо политический смысл. Казимир IV был встревожен усилением московского влияния в Новгороде после Яжелбицкого мира. Учреждение самостоятельной Киевской митрополии давало возможность для Новгородского архиепископа уйти из-под власти московского митрополита под юрисдикцию литовского. Такая перспектива остудила в Москве те головы, которые желали немедленно поставить Новгород на колени. Поэтому Василий Тёмный, полтора года спустя, вместо очередного военного похода на Новгород едет туда в качестве поломника – поклониться святыням. И начинает активно сотрудничать с Псковом.

В 1459 г снова был организован поход на вятскую вольницу. В этот раз великокняжеские войска возглавляли князья Иван Юрьевич Патрикеев и Дмитрий Ряполовский. После длительной осады они взяли Хлынов, а вятчан привели к присяге на верность Москве.

В 1459 г хан Большой Орды Кичи-Мухаммед умер. Ему наследовал его сын Махмуд. В том же году татары Сеид-Ахмата подходили к границам Московского княжества, но были отбиты войсками сына в.к. Василия – Ивана. Дальнейших сведений про Сеид-Ахмата нет. Видимо, его улус вошёл в состав Большой Орды.

В 1459 г в Москву на постановление приезжал новый Новгородский архиепископ Иона. Иона поддерживал политику сближения с Москвой. По возвращению, он основал первую в Новгороде церковь в честь московского святого – Сергия Радонежского. Великий князь решил ответить на это знаком почтения к новгородским святым. В январе 1460 г Василий Тёмный в сопровождении своих сыновей Юрия и Андрея Большого, своих лучших воевод князя Ивана Васильевича Стриги Оболенского и Фёдора Басёнка, а также большой армии отправился в Новгород – с официальной целью посетить чтимые новгородские храмы.

Пока великий князь совершал молебны в новгородских храмах его сын Юрий водил войска к Пскову – приводить город к покорности. В городе тогда княжил враждебный Москве Александр Чарторыйский. Он был изгнан, после чего Юрий вторгся во владения Ордена и вскоре заключил с ним мир «на всей воле псковской». На деле убедившись в пользе сотрудничества с Москвой, псковичи выпросили у Василия Тёмного наместника – знаменитого воеводу Ивана Васильевича Стригу Оболенского. В марте 1460 года он был торжественно посажен на псковский престол.

В 1460 г к Москве было окончательно присоединено Стародубское княжество, которое фактически не обладало никакой самомтоятельностью уже со времён Дмитрия Донского.

В 1460 г татары из Большой Орды (под предводительством толи хана Махмуда, толи его брата Ахмата) осаждали Переяславль-Рязанский, но не смогли взять города. По берегам Оки встали войска наследника престола – в.к. Ивана. Одако татары вернулись в степи, даже не попытавшись напасть на московский рубеж.

В 1460 г турками-османами была захвачена Морея, где правил деспот Фома Палеолог. Фома Полеолог со своей семьёй, в том числе и дочерью Зоей, бежал в Рим. Примерно тогда же турки захватили деспотаты Эпир и Янину. В 1461 г под их ударами пал последний осколок Византии – Трапезунд, где правил император Дивид Комнин.

В феврале 1461 г умер в.к. Борис Александрович Тверской. Ему наследовал сын – восьмилетний Михаил Борисович. Власть в Твери оказалась в руках молодой княгини-вдовы и епископа Моисея. Овдовевшая княгина не пользовалась авторитетам среди бояр, но Моисей был сильным политиком и ярым противником Москвы. В Москве сумели организовать «дворцовый переворот». Моисей был насильственно сведён с кафедры, а новым Тверским епископом стал Геннадий Кожа, брат Макария Калязинского – самого влиятельного сторонника Москвы в Тверской боярской думе.

В марте 1461 г умер митрополит Иона, первый автокефальный глава Русской Церкви. Позднее он был причислен к лику свтых. Новый митрополит Московский и всея Руси был согласно новому обычаю избран иерархами Русской Православной Церкви. Их выбор пал на Ростовского архиепископа Феодосия, прославившегося как бескомпромиссный ревнитель благочестия и борец за исправление нравов духовенства.

В 1461 г в.к. Василий возглавил поход на Казань. Но уже за Муромом к нему явились послы хана Махмутека, предлагая мир. Мир был заключён на условиях сохранения статус-кво. Выплата дани Казанскому ханству согласно договору 1446 г возобновилась. Хан Махмутек отличался миролюбием, Казань в период его правлдния вошла в пору расцвета, став признанным восточноевропейским торговым центром. Хан Махмутек управлял своим ханством весьма умело.

В феврале 1462 г был раскрыт заговор, имевший целью освобождение Василия Ярославича, бывшего князя Серпуховского. Василий Тёмный, находящийся уже почти при смерти, устроил показательную казнь над заговорщиками – призрак нового удельного мятежа был для нео страшнее всего.

27 марта 1462 г, на 48-ом году жизни, умер в.к. Василий Васильевич Тёмный.

QUOTE
«Еще в молодости он отличался какой-то непонятной и тяжелой для окружающих переменчивостью. Приливы яркой, зачастую безрассудной отваги сменялись паническим страхом и отчаянием. С годами Василий стал мудрее и спокойнее. Однако трагические события 1445–1446 годов не прошли бесследно. Слепота сделала его беспомощным, а беспомощность вызывала вспышки ярости. Плохо приходилось тому, кто имел неосторожность навлечь на себя его гнев.

Окруженный врагами, Василий Тёмный стал скрытен, упрям и недоверчив. Вероятно, к этому прибавился и постоянный страх быть отравленным кем-то из тайных приверженцев галицкого семейства. В итоге общение с ним постепенно становилось для окружающих настоящей пыткой.

Жалкий калека, капризный домашний деспот, стремящийся заставить окружающих страдать вместе с ним, – таким предстает перед нами Василий Тёмный в последние годы своей жизни. Но это была лишь одна, исподняя сторона его жизни. Наряду с ней имелась и другая, обращённая к миру и к истории. В этом искалеченном теле и больной душе было нечто, поднимавшее жизнь Слепого до высот шекспировской трагедии. Утратив способность видеть, он не сдался, не утонул в вечном мраке своей угличской темницы. Князь Василий с поразительным мужеством держал в своих руках кормило власти еще много лет… Он водил полки в походы к самым дальним пределам Русской земли, усмирял то кнутом, то пряником вечно мятежный Новгород, железной рукой душил уделы, строил храмы и учил уму-разуму подраставших сыновей. И один только Всевышний знал, каких неимоверных усилий, каких «невидимых миру слез» ему это стоило…

В истории России Василий Тёмный всегда оставался лишь предтечей своего знаменитого сына – «государя всея Руси» Ивана III. Да и крупных успехов у Василия, конечно, было значительно меньше, чем у Ивана. И все же Василий сумел добиться многого. Признанием его заслуг может служить одна лаконичная, но многозначительная похвала, оброненная летописцем: «Бысть бо сей князь великий Василей единовластец в Руси»... У этой похвалы была и оборотная сторона: проклятья тех, кого переехала погоняемая слепым возницей колесница Московского государства. Голос одного из них случайно донесся до нас сквозь века. В рукописной богослужебной книге … из собрания подмосковного Воскресенского монастыря содержится современная событию запись о кончине Василия Тёмного: «В лето [1462] месяце марта 28 день… преставися раб Божий князь великий Василий Васильевич». Пониже этой записи, другим почерком XV века, сделана приписка: «Июда душегубец, рок твой пришед…»...

Василий Тёмный сумел подготовить страну к единовластию, а своего старшего сына Ивана – к роли самодержца. Хвалить его за это или хулить – вопрос особый. Но то, что этот поворот «родного корабля» потребовал от кормчего огромного напряжения всех сил, не вызывает сомнений.

…Василий Тёмный сошел в могилу в возрасте 47 лет. Удивительно, но факт: великий князь, управлявший Северо-Восточной Русью 37 лет, поднявший её из руин «феодальной войны», не удостоился даже приличного некролога в летописях. Сохранилось лишь описание его похорон, в котором искры живого чувства глубоко скрыты под холодным пеплом ритуальной скорби: «Бысть же тогда в граде Москве и рыдание велико зело… и в колокол звонению бывшу тогда многу зело…»»


На Карте №10 показаны русские княжества по состоянию на конец правления Василия II Тёмного.

В.к. Василий за вторую половину своего правления ликвидировал практически все уделы в.к. Московского. Но, следуя традиции, он выделяет уделы всем своим сыновьям. Правда Василий позаботился о том, чтобы новый великий князь обладал материальным (а как следствие – и военным) превосходством над всеми удельными князьями, вместе взятыми. К тому же младшие сыновья получили свои владения так, чтобы они не были соединены в одно целое.

Иван Васильевич получил по завещанию своего отца великое княжение, треть Московы, Коломну, Владимир, Переяславль, Кострому, Галич, Углич, Вятку, Суздаль, Нижний Новгород, Муром, Юрьев, Боровск, Калугу, Алексин.

Князь Юрий Васильевич получил Можайск, Дмитров, Серпухов, Медынь и Хотунь.

Князь Андрей Васильевич Большой получил Углич, Бежецкий Верх и Звенигород.

Князь Борис Васильевич получил Ржев, Волок Ламский и Рузу.

Князь Андрей Васильевич Меньшой получил Вологду, Кубенку и Заозёрье.

Вдова в.к. Василия, Марья Ярославна, получила те права на Ростовское княжество, которыми со времён Ивана Калиты обладали Московские князья, а также купленный москвичами г. Романов на территории Ярославского княжества.


Карта №10 Русские княжества по состоянию на конец правления Василилия II Тёмного http://www.ostu.ru/personal/nikolaev/rus1462.html

Карта №9 Территориальный рост Великого княжества Московского в 1300-1462 годах


Сообщение отредактировано amir: Apr 26 2011, 21:45

Вложенные эскизы изображений
Присоединенное изображение
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Oct 18 2004, 23:21
Создана #32


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15141
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



13. Так создавалась империя…

а) История о великом князе Московском 1462-1481


Новый великий князь Московский, Иван III Васильевич, вступил на престол в возрасте 22 лет (1462). Впрочем, формально он уже с 1448 г носил титул великого князя. За 43 года своего самостоятельного правления он добился огромных результатов. При нём окончательно отошла в небытие Древняя Русь – раздробленная, удельная и вечевая. И родилась новая Россия – централизованная и самодержавная, когда любое несогласие с государем стало считаться «изменой».

Взойдя на престол, Иван послал киличеев с приличествующими случаю дарами в Большую Орду. Хан направил ответное посольство. Но Иван заявил об отказе от ярлыка и прекратил выпуск русских денег с именем хана Большой Орды. В 1462 г впервые в Москве была начата чеканка золотых, а не серебряных монет. На этих монетах Иван Васильевич титуловал великим князем и себя, и своего четырёхлетнего сына Ивана. Впрочем, эмиссия золотых монет была крайне ограничена, а признания великокняжеского титула за своим сыном Иван Васильевич добился только в начале 70-х годов.

Ок. 1462 г великие князья Иван Московский и Михаил Тверской заключили договор. Формально он выглядит как договор дувх равных государей. Великие князья обязуются совместно выступать против Литвы, Польши, Ордена и Орды. Признают друг за другом право самостоятельно вести дипломатические отношения с Ордой. Признают право бояр и вольных слуг на отъезд. Но по сути все эти статьи – в пользу Москвы. Тверь уже давно не вела войн. Но во все походы Ивана Московского Михаил Тверской честно посылал свои войска. Дипломатических контактов с Ордой в Твери не поддерживали – в этом уже не было никакой нужды. Да и бояре из Москвы в Тверь никогда не отъезжали. А Иван в середине 80-х смог легко и легитимно лишить Михаила Тверского его аристократии.

В том же 1462 г епископ Пермский Иона крестил Великую Пермь вместе с её князем, введя таким образом эти отдалённые земли в сферу интересов Москвы.

Летом 1463 был подвергнут ослеплению и сослан в монастырь боярин Фёдор Басёнок – один из лучших воевод Василия Тёмного. Причины такого жестокого наказания неизвестны. Видимо, в.к. Иван в первые годы своего правления столкнулся с «фрондой» московской знати, которая отстояла московский престол от посягательств Шемяки. И, не дождавшись благодарности от Василия Тёмного, теперь думала прибрать к рукам его наследника. И Фёдор Басёнок был избран для показательной расправы.

В том же году было ликвидировано Ярославское княжество. Династия Ярославских князей во главе с Александром Фёдоровичем Брюхатым была вынуждена уступить в.к. Ивану все свои владетельные права. Ярославские князья перешли на московскую службу.

В 1463 г умер Казанский хан Махмутек. Ему наследовал его сын Халиль.

На момент смерти Василия Тёмного Новгород и Москва находились в состоянии размирья. И новгородское правительство хотело теперь выторговать себе новый, более приемлемый договор с новым великим князем. Новгородцы, нарушив статьи Яжелбицкого мира, направили посольства к Казимиру IV, а также к изгнанным князьям – Ивану Можайскому и Ивану Шемячичу. Однако король Казимир решил не вступать в этот конфликт. В итоге Новгород всё же пошёл на соглашение с в.к. Иваном и принял его наместников.

После этого в.к. Иван решил перетянуть на свою сторону Псков. Псковская армия была небольшой, но очень боеспособной – псковичи почти непрерывно сражались с немцами. Союз Пскова с Новгородом ставил под сомнения все планы по подчинению Новгорода. Псков издавна считался новгородским «младшим братом». И, подобно старшему, с недоверием относился к Москве. Псков участвовал на стороне Новгорода в войне 1456 г. После этого он принял себе князем литовца Александра Васильевича Чарторыйского – зятя Дмитрия Шемяки и врага Василия Тёмного. Василий Тёмный пытался разыграть псковскую карту – в 1460 г армия его сына Юрия изгнала князя Чарторыйского, после чего москвичи заключили выгодный для Пскова мир с Орденом. А для защиты города по просьбе жителей был оставлен лучший московский воевода – князь Иван Стрига Оболенский. Но уже через год Василий Тёмный отозвал его для участия в войне с Казанью, а псковским наместником назначил князя Владимира Андреевича Ростовского. Назначил его «не по псковскому прошению, не по старине». После смерти Тёмного наместник был с позором изгнан горожанами – псковичи дали понять новому великому князю, что не поступятся своими старинными вольностями.

Стороны сумели выйти из этого конфликта, сохранив лицо. Псковичи направили посольство великому князю – бить челом. В.к. Иван дал им наместника «по псковскому изволению» - князя Ивана Александровича Звенигородского. Этого было достаточно для восстановления мира, но не для заключения союза. Для этого требовалось делом – т.е. значительной военной силой – помочь псковичам в их борьбе с Орденом.

Случай вскоре представился. В марте 1463 г началась очередная война с Орденом. Новгород совршил непростительную ошибку, отказавшись предоставить помощь своему «младшему брату». Эту помощь предоставила Москва. Уже в июле рать под предводительством князя Фёдора Юрьевича Шуйского вступила во Псков и с немцами был заключён выгодное перемирие на 9 лет. В 1467 г именно его псковичи выпросили себе в наместники, согласившись ради этого даже на усиление его власти.

Все 1460-е годы шла напряжённая дипломатическая игра Москва-Новгород-Псков, в результате которой ситуация в регионе существенно изменилась в пользу Москвы.

CODE
«Псков из убежища всех врагов Ивана III превратился в его верного союзника. Этот союз стал сильным средством давления на Новгород. Сам Новгород…  вынужден был смириться с условиями Яжелбицкого мира… Успех был достигнут великим князем без явного применения силы, которое могло бы сплотить новгородцев и встревожить соседние государства.

Хорошо понимавший психологию толпы, Иван III был мастером того, что позднее назовут «манипулированием общественным сознанием». В глазах рядовых новгородцев московский князь прежде всего предстал защитником «старины» и противником псковского церковного сепаратизма. Последнее было очень важно: князь Иван не хотел задевать самолюбие всего Новгорода. Напротив, он надеялся расколоть городскую общину изнутри и привлечь на свою сторону ее основную часть. Горожане должны были увидеть в нем не завоевателя, а защитника.»


В 1464 молодой в.к. Рязанский, Василий Иванович, воспитывавшийся с 1456 г в Москве, отбыл в Рязань. В том же году он женился на сестре в.к. Ивана – Анне.

В 1464 г митрополит Московский и всея Руси Феодосий по настоянию в.к. Ивана оставил митрополичью кафедру. Феодосий имел склонность к самостоятельности, что вызывадло неудовольствие в.к. Ивана. И он решил наглядно показать свою власть и церковным иерархам. Новым митрополитом собором русских епископов был избран Филипп.

В 1465 г в.к. Иван проводит очередной удар по удельным владетелям. Он вынуждает старейшего из них, своего дядю князя Михаила Верейского, заключить новый договор, по которому Верейский князь отказывался в пользу в.к. Ивана от подмосковного Вышгорода и признавал себя «младшим братом» всех братьев в.к. Ивана.

В 1465 великокняжеские войска под командованием князя Василия Вымского и Василия Скрябы присоединили к владением в.к. Ивана Васильевича Югорскую землю, ранее числившуюся волостью Новгородской республики.

В 1465 г состоялось сражение на Дону между ханом Большой Орды Махмудом и Крымским ханом Хаджи-Гиреем. Победа оказалась за крымчанами. Воспользовавшись этим, к власти в Большой Орде пришёл Ахмат, младший брат Махмуда. А Махмуд стал удельных ханом в Астрахани. А в Узбекском ханстве, которое в это время находилось в состоянии кризиса, власть хана Абулхаира отказались признавать два султана – Джанибек и Керей, сыновья хана Барака. Они откочевали со своими людьми в Семиречье и образовали там новое ханство – Казахское.

В 1466 г умер Крымский хан Хаджи-Гирей, всю свою жизнь находившийся под литовским влиянием. Свои права на ханский титул заявили два его сына – Нур-Даулет и Менгли-Гирей, которые начали между собой войну, поочерёдно занимая Бахчи-Сарай. При этом Нур-Даулет опирался на поддерждку Большой Орды, а Менгли-Гирей – Османской империи.

В 1466 г закончилась Тринадцатилетняя война между Польшей и Орденом, по итогам которой Орден уступил часть своих территорий, включая столицу – Мариенбург. Его новой столицей стал Кёнигсберг.

В 1467 г умерла супруга в.к. Ивана Васильевича – в.к. Мария Борисовна Тверская. От этой, первой, жены у в.к. Ивана Васильевича был один сын – тоже Иван, названный Молодым. В.к. Мария умерла внезапно – её муж только что уехал в Коломну. Великая княгиня была очень молода и поэтому по Москве ходили слухи об отравлении.

CODE
«Итак, первые пять лет правления Ивана III выглядят спокойными и в историческом отношении малоинтересными. Но за этой однообразной чередой … скрывалось и нечто более важное. Москва собралась с силами и определила свои главные задачи. Молодой великий князь нашел сильное средство для укрепления своей власти – превращение измельчавших удельных князей в московских бояр, а их вотчин – в поместья. Расправившись с некоторыми фаворитами отца (Фёдором Басёнком, митрополитом Феодосием), он дал понять аристократии, что будет править твёрдой рукой. Постепенно князь Иван почувствовал в себе ту уверенность и ту холодную злость, которые и делают человека истинным Государем. Теперь настало время приниматься за большие дела.

Осенью 1467 года началась большая казанская война – первое исторически значимое предприятие великого князя Ивана Васильевича.»


В 1467 г в Казани умер хан Халиль. В.к. Иван Московский, воспользовавшись удобным случаем, начал проводить активную внешнюю политику. Мнения казанской аристократии разделились. В Казани уже существовала промосковская партия, которая хотела видеть своим ханом находящегося на московской службе царевича Касима, сына хана Улу-Мухаммеда. Но верх взяла другая партия, и ханом был провозглашён Ибрагим, брат хана Халиля. Царевич Касим испросил разрешения у своего сюзерена, в.к. Ивана Московского, занять отцовский престол. В.к. Иван нашёл момент удачным для вмешательства в дела могущественного соседа и такое разрешение дал.

В.к. Иван дал в помощь войскам царевича Касима свои войска под командованием князей Ивана Стриги Оболенского и Данилы Холмского – перешедшего на московскую службу представителя тверской династии. Соединённые армии выступили в поход в августе 1467 г. Часть сил была направлена на судах по Волге, другая часть – пешим ходом. Однако хан Ибрагим повёл войну умело, не дал соединиться русским войскам и вынудил их отступить от Волги.

Дождавшись зимы, хан Ибрагим совершил ответный поход на территорию в.к. Московского. Татары действовали широким фронтом. Основные силы дошли до Галича. Другие татарские отряды разорили несколько устюжских, костромских и муромских волостей. Но укреплённые города хан брать не пытался, так как в.к. Иван успел заблаговременно разослать по ним сильные гарнизоны.

Русские войска также предприняли рейд на территорию противника. Войска под командованием князя Семёна Романовича из рода Ярославских князей совершили нападение на территории вассальных Казани черемисов.

Весной 1468 г по требованию в.к. Ивана войну Казани объявила Вятка. Но вскоре под Хлынов подошли казанские войска – и Вятка признала себя данником хана.

Летом 1468 г из Н. Новгорода в сторону Казани выступили войска под командованием князя Фёдора Семёновича Хрипуна Ряполовского. На встречу им вышли татарские войска. В состоявшемся сражении татары были разбиты, а один из их предводителей, князь Хаджи-Берды, взят в плен. Однако русские войска, простояв два дня на месте сражения, решили повернуть назад. В это время другая татарская армия вновь напала на Муром, но была отбита силами князя Холмского.

Весной 1469 в.к. Иван подготовил крупномасштабный поход на Казань, намериваясь взять её в окружение двумя армиями, который должны были подойти к ней с разных сторон. Первая армия отправлялась из Н. Новгорода, возглавлял эту армию боярин И.Д. Руно. Вторая армия отправлялась речным путём из Устюга, командовал ей князь Данила Ярославский. Однако скоординировать действия этих армий не удалось, они подошли к Казани в разное время и были разбиты поодиночке. 21 мая 1469 г войска боярина Руна были отбиты от Казани и отступили к Н. Новгороду. А речной флот князя Данилы Ярославского был разбит на Волге Казанским флотом, сам князь Ярославский попал в плен.

Все эти неудачи отнюдь не обескуражили в.к. Ивана, и он с характерным для него упорством продолжил войну. Он перегруппировал свои войска и вручил командование над ними своим братьям – князьям Юрию и Андрею Большому Васильевичам.

Князь Юрий Васильевич сумел довести свои войска до Казани и окружить город. После этого хан Ибрагим предложил мир – до него дошли известия о смерти царевича Касима. И, таким образом, формальная причина войны была устранена. Вскоре воюющие стороны заключили мирный договор – его единственным условием стало возвращение татарами всех русских пленников, захваченных за последние 40 лет.

Не смотря на то, что мир был заключён практически на условиях статус-кво, эта война стала очень показательной. Потомки хана Улу-Мухаммеда властвовали теперь не над кочевниками, а над осёдлым народом. От наиболее населённых областей великого княжества Московского – Владимирского ополья и Нижнего Новгорода – до границ Казанского ханства было всего несколько дней пути. И это означало, что татары стали вполне удобной мишенью для действия русских войск. В 1469 г великокняжеская армия впервые штурмовала ханскую столицу. Хан Ибрагим осознал свою уязвимость и соблюдал заключённый мир без нарушений 8 лет. Он пошёл на нарушение мира только в 1477 г, когда до него дошли вести, что войска в.к. Ивана якобы разбиты под Новгородом. Хан повёл свою армию на Устюг. Но узнав в пути, что полученная информации неверна – повернул обратно. Через год после этого Ибрагим умер и в Казани началась династическая смута.

В это время на терриотрии улуса Джучи существовали одновременно десять государств: Большая Орда, Ногайская Орда, Казанское, Крымское, Астраханское, Сибирское, Узбекское и Казахское ханства, Тюменский юрт. Плюс вассальное к Москве Касимовское ханство.

В 1469 г, оставив своё государство в состоянии глубокого кризиса, умер узбекский хан, или хан «улуса Шибана» Абулхаир. Его приемником при поддержке Ногайского бия стал Арабшахид Ядигер. Сыновья умершего хана отстранены, но не смирились. В 1472 г хан Ядигер умирает и Шейх-Хайдар, старший сын Абулхаира, захватывает власть. Против узбеков выступает большая коалиция: ногаи, которые выдвигают в ханы Береке, сына Ядигера; сибиряки во главе с ханом Сайдеком; казахи. Шейх-Хайдар и его сын Куш-Хайдар были убиты. Но погиб и Сайдек. В качестве Сибирского хана ему наследует племянник Ибак-Ибрагим, сын хана Махмутека. Он же при поддержке ногаев становится и новым ханом «улуса Шибана», к 1480 г переносит свою стаку из Кызыл-Туры в Чинги-Туру и начинает походы на запад. А Казахская Орда продолжила планомерное вытеснение узбеков из степей. Процесс этот длился три десятка лет, пока в 1501 г узбеки под предводительством внука Абулхаира, Мухаммеда Шейбани, не ушли навсегда из степей в земледельческие районы Средней Азии, где и основали Бухарское ханство. Другая ветвь Шибанидов, потомки хана Ядигера, под предводительством Абу-л-Мансура Ильбарса десятью годами позже основала ещё одно узбекское государство – Хивинское ханство.

Война с Казанью была первым крупным внешнеполитическим деянием в.к. Ивана. Эта война представляла из себя попытку решить первоочередную для него задачу – обеспечение безопасности восточной границы путём взятия под политический контроль Казанского ханства. Война сложилась для Москвы в целом успешно. Но вместе с тем война показала недостаточность имеющихся у Москвы ресурсов для выполнения поставленной задачи. Решающие успехи могли быть достигнуты только на качественно новом уровне объединения русских земель. Осознав это, в.к. Иван обратил свой взор на Новгород.

Уже Василий Тёмный достаточно ясно выразил намерение подчинить Новгород великокняжеской власти. Условия Яжелбицкого договора сильно ограничивали суверенитет вечевой ркспублики. Незадолго до смерти он собирался провести ещё один поход. В Новгороде прекрасно видели, к чему клонит в.к. Московский. А так как на Руси противовеса ему больше не было, то новгородские власти обратили свой взор на короля Польского и в.к. Литовского и Русского Казимира IV Ягеллона. Литовские великие князья уже неоднократно предлагали своё покровительство Новгородской республике. Многие крещёные по православному обряду представители рода Гедиминовичей принимались Новгородом в качестве служилых князей. Уже с 30-х годов XIV века в Новгороде появляется пролитовская партия. Но пока давление со стороны в.к. Владимирских было не очень сильным, партия эта пользовалась влиянием, но не властью. С конца же правления Василий Тёмного, считая что политическая независимость от Москвы – это главное, и успокаивая себя тем, что в Киеве теперь есть собственный митрополит, пролитовская партия приходит к власти. Во главе её стоят вдова посадника Исаака Борецкого Марфа и её сыновья, который пытаются взять под контроль новгородское самоуправление.

CODE
«Самоуправление Новгорода и подобных ему древнерусских «народоправств» (Пскова, Вятки) на первый взгляд кажется весьма привлекательным. Многие отечественные вольнодумцы двух последних столетий считали Новгород колыбелью российской свободы. Однако уровень политической свободы в любом обществе прямо пропорционален уровню его материального благополучия. Жители Новгорода в среднем были, конечно, побогаче, чем жители других русских городов. Однако эта разница не была слишком большой. Соответственно и новгородская «свобода» – это демократия для аристократии. В городе с населением в 30-40 тысяч жителей правом участия в принятии решений общегосударственного характера обладали лишь несколько сотен человек. Конечно, с точки зрения «прав человека», это все же лучше, чем «самовластие» правителей Северо-Восточной Руси. Но и о подлинном народовластии тут, конечно, говорить не приходится. Тем не менее новгородцы гордились своим образом жизни и ощущали себя среди других русских некоей избранной общностью…

Новгородцы умели не только добывать деньги и с умом их тратить. Они также умели их беречь. Одной из важных статей экономии было сокращение расходов на оборону. Удивительно, но факт: это огромное государство фактически не имело собственной армии. В случае опасности горожане вооружались и создавали ополчение, во главе которого вставал избираемый на вече предводитель – тысяцкий. Помимо этого, Новгород в XIV-XV веках заключал своего рода контракт с великим князем Владимирским. Тот брал на себя обязательство защищать город своими войсками в случае серьезной опасности…

Однако слабость новгородского войска, состоявшего из облачившихся в доспехи торговцев и ремесленников, делала город почти беззащитным перед лицом самого великого князя Владимирского. В случае войны с Новгородом тот мог без особого труда привести свои дружины к стенам города и захватить его. И все же до завоевания Новгорода кем-либо из правителей Северо-Восточной Руси дело никогда не доходило. Обычно осерчавший на своеволие новгородцев князь вводил войска в южные районы Новгородской земли (Торжок, Бежецкий Верх, Волок Ламский) и приступал к их планомерному разграблению. Вскоре начинались переговоры, и стороны приходили к компромиссу. Иногда князья в запале гнева доходили с полками до самого Новгорода, разоряли округу. Но и тут дело неизменно заканчивалось миром. Ведь даже самый твердолобый из Рюриковичей понимал, что разорять Новгород – значит резать курицу, несущую золотые яйца. Кроме того, ни один из князей не имел достаточно сил и средств для освоения бескрайних владений Великого Новгорода. Наконец, захват Новгорода одним из князей существенно изменил бы весь баланс сил не только на Руси, но и в Восточной Европе в целом. Такая победа неизбежно стала бы «пирровой». В качестве новгородского «приданого» счастливчик получал войну с Ордой, Литвой, Орденом и Швецией, не говоря уже о ненависти сородичей.

Помимо толстой мошны, новгородцы знали и другие способы поддержания своей независимости. Главный из них – гибкая дипломатия, умелое лавирование между Москвой и Вильно. Новгородские земли граничили с Великим княжеством Литовским. В состав этого сильного государства входило большое количество русских земель, жители которых сохраняли православие и пользовались правом самоуправления. В принципе, в состав Великого княжества Литовского могла войти и Новгородская земля. Шантажируя Москву возможностью союза или даже соединения с Литвой, «золотые пояса» хорошо понимали, что делают. Московское княжество со времён Ивана Калиты всеми силами избегало войны с Литвой…

В моменты усиления военного давления со стороны Москвы новгородские бояре немедленно приглашали на Волхов в качестве «служилого князя» кого-либо из литовских Гедиминовичей. Дальше могло последовать обращение к великому князю Литовскому… за прямой военной помощью. Перед такой перспективой москвичи неизменно пасовали и начинали искать примирения.

Проводя политику «собирания Руси», московские князья долгое время не могли покорить Новгород, но не могли и оставить его в покое. К середине XV столетия он становится главным препятствием на пути к объединению страны, а значит и к подлинной независимости. Московская династическая смута оказалась столь долгой во многом благодаря поддержке, которую получали в Новгороде мятежные галицкие князья... Помимо этого, Москве необходим был мощный экономический потенциал Новгородской земли.»


Присоединение Новгорода было задачей хоть и архиважной, но и архисложной. В.к. Иван понимал, что главная трудность заключается не в том, чтобы завоевать Новгород, а в том, чтобы сделать это незаметно. В противном случае он рисковал восстановить против себя всю Восточную Европу. Незаметное присоединение огромного государства – дело почти невероятное. И всё же по окончании войны с Казанью, в.к. Иван поставил перед собой именно такую задачу.

И всё же зададимся вопросом: почему король Казимир так никогда и не встал на защиту Новгорода? Да, во время каждого противостояния Москвы с Новгородом он находил себе более важное дело, что уже само по себе – закономерность. Да, власть Казимира была сильно ограничена волей Сейма и Рады. И всё же – почему?

Государи не оказывают бескорыстной помощи. И помощь короля в сложившейся ситуации могла означать только одно – присоединение на тех или иных условиях Новгорода к Литве.

Разумеется, Казимир имел достаточно средств, чтобы самому захватить Новгород и украсить свою корону короля трёх народов ещё одним бриллиантом. Но… Захватывая Новгород, он неизбежно получал в придаток войну с крепнувшим великим княжеством Московским. И если ранее большой войны с Литвой старались всеми силами избегать именно Московские князья, то теперь такой войны опасались и литовцы. К этой войне присодинился бы и союзный Москве Псков. Захват Новгорода самым существенным образом затрагивал интересы Ордена и городов Ганзейского союза. К середине 70-х годов Москва стала налаживать контакты с Крымским ханством. Таким образом, захватив Новгород Казимир рисковал войной на три фронта. Более того, в самой Литве было множество православных князей, на верность которых в войне с Москвой, как показало будещее, нельзя было полагаться.

В этой ситуации определяющим было настроение самих горожан. Если бы население Новгорода определённо высказывалось за его власть – король бы рискнул. Но этого не было. Дипломатические усилия в.к. Ивана всё же приносили свои плоды. Да и сторонники короля в Новгороде на самом деле были не столько сторонниками короля, сколько противниками великого князя Московского. Играл свою роль и религиозный фактор. Всё-таки Казимир был католик. А его Киевский митрополит Григорий – униат, поставленный на митрополию Папой Римским.

Как видим, риск был велик, а перспективы удержания Новгорода – весьма туманны. Но если Казимиру всё же удалось бы удержать город – какие выгоды он бы получил? Да никаких. Корни богатства республики лежали не в самом Новгороде, а далеко на восток от него – на Северной Двине и Печоре. И в случае перехода Новгорода под власть Литвы Московский князь, опираясь на Вологду, Устюг и Вятку тот час бы оккупировал эти территории, без которых Новгород в сущности ничего не стоил…

Так что риск был велик. Но… велик был и страх перед необычайным усилением Москвы в случае захвата ею Новгорода. Так что определённые меры Казимир всё же предпринял. В начале 1470 г король посетил Полоцк (где не был уже 21 год), откуда было рукой подать и до Пскова, и до Новгорода. Он показал таким образом Московскому князю, что внимательно следит за регионом. В том же 1470 г Киевский митрополит Григорий отвергает униатство и переходит в православие – и его сан признаёт Константинопольский патриарх. Более того, патриархия рассылает призыв русским епископам признать именно ставленного в Константинополе Григория, а не возведённого в Москве Филиппа. Это был сильный удар по Москве, но там сумели его отразить. Григорий, много лет проведший в униатстве, был объявлен лже-пастырем. Да и святость самого патриарха Дионисия, поставленного волей турецкого султана, была подвергнута сомнению. Церковный Собор, прошедший в Москве, отказался подчиняться распоряжениям Дионисия. Но король Казимир подготовил и третий удар – в том же 1470 г он направил посольство хану Большой Орды Ахмату, предлагая ему союз против Москвы. И вот это уже было серьёзней всего.

CODE
«Впрочем, следует иметь в виду, что все военно-политические построения того времени вписывались в треугольник Москва – Вильно – Орда. Соотношение сил было примерно равным. Объединение двух сторон против третьей неизбежно привело бы к её уничтожению. Однако никто из серьёзных политиков не хотел так сильно рисковать своим будущим. Задача всех дипломатических служб «треугольника» сводилась к тому, чтобы, во-первых, не допустить соединения двух других «триумвиров», а во-вторых, не дать втянуть своё собственное государство в заманчивый, но слишком рискованный союз «двух против одного». Вся эта политическая геометрия особенно ясно проявлялась в критических ситуациях. Москва со времён Ивана Калиты всеми силами уклонялась от участия в ордынско-литовских войнах. Её примеру следовали и другие стороны. Орда не мешала Москве силой оружия решить спор с Литвой в 1368–1372 годах. Литовский великий князь Ягайло всего на день «опоздал» прийти на помощь Мамаю на Куликово поле. Московский князь Василий I не оказал никакой помощи своему тестю великому князю Литовскому Витовту, когда тот в битве на Ворскле в 1399 году попытался нанести сокрушительный удар по … Золотой Орде. И все же в трудную для одной из сторон минуту призрак вражеской коалиции возвращался вновь и вновь.»


Хан Ахмат не стал пока принимать королевское предложение – он в это время как раз вмешался в свары на востоке своего государства – в Узбекской Орде. И вот этот отказ хана Ахмата соединиться с королём Казимиром фактически и означал смертный приговор вечевой республике.

В ноябре 1470 г умер глава новгородского правительства – архиепископ Иона. Большая Игра, призом в которой был Господин Великий Новгород, началась…

Уже через несколько дней после смерти Ионы в город въезжает литовский князь Михаил Олелькович, брат Семёна Олельковича Киевского – ещё во время болезни архиепископа он по договору с Казимиром был призван служилим князем. Принятие служилыми князьями Гедиминовичей на новгородские пригороды не было чем-то необычным. Так и в этот раз – наместники в.к. Ивана продолжали исполнять свои обязанности. Но всё же приглашение литовского князя служило явным предостережением для Москвы. Другой служилый новгородский князь, Василий Васильевич Гребёнка Шуйский, ведёт свою дружину на Двину – для защиты богатейшей колонии республики.

Спустя несколько дней состоялись выборы архиепископа. Выборы проходили согласно обычаю – на престол Софийского собора было возложено три жребия с именами кандидатов. Жребий выпал Феофилу, ризничиму покойного Ионы.

Наречённый владыка не принадлежал к литовской партии – на постановление он желал ехать в Москву, а не в Киев. К великому князю было направлено посольство за «опасом». Ответ Ивана был вежлив по форме, но грозен по содержанию:

«Что отчина моя Великыи Новъгород прислали ко мне бити челом о том, что взял Бог отца их, а нашего богомолца архиепископа Иону, а избрали себе по своему обычаю по жребием, священноинока Феофила, и яз их, князь великы, жалую, и того нареченного Феофила и велю ему быти к себе на Москву и ко отцу своему Филиппу митрополиту стати на архиепископью Новагорода и Пскова без всякых зацепок, но по прежнему обычаю, как было при отце моем великом князе Василье и при деде и при прадеде моем и при преже бывших всех великых князей, их же род есмы, Володимерьских и Новагорода Великого и всеа Руси»

В.к. Иван называет Новгород «своей отчиной» и «велит без всяких зацепок» владыке ехать в Москву. Такой ответ вызвал возмущение в Новгороде. Этим возмущением и решила воспользоваться литовская партия. К этй партии принадлежал другой кандидат в архиепископы – Пимен, ключник покойного Ионы. Он не только соглашался ехать на постановление в Киев, но и пользуясь своим служебным положением – свободным доступом к архиепископской казне – начал подкупать себе сторонников.

Однако его кандидатура не прошла и в этот раз. Во-первых, московская партия тоже не дремала – злоупотребления Пимена были выявлены, а сам он арестован. Во-вторых, в Новгороде понимали, что признание литовского митрополита означает войну с Москвой.

Король Казимир всё же не пускал дело на самотёк. Уже несколько месяцев шли мелкие провокации на литовско-псковской границе. К королю прибыло псковское посольство с жалобой на действия его панов. Король отвечал, что его паны тоже жалуются на псковичей. И, видимо, придётся ему самому явиться на место и во всём разобраться. Король ясно дал понять, что у него есть прекрасный повод для начала войны со Псковом. Ну а о подлинной причине такой войны гадать не приходилось – такой причиной могло стать участие Пскова в войне против Новгорода. Король пытался дипломатическими методами разрушить московско-псковский союз. Без помощи Пскова всегла отличавшийся осторожностью в.к. Иван мог и не решиться на эту войну.

Псковичи не желали войны с Казимиром. Они отправили посольство в Новгород с предложением о своём посредничестве в заключении мира с Москвой. Но вече ответило отказом. Весной 1471 г к Казимиру было отправлено посольство с просьбой о более деятельной помощи. Обратно они вернулись с договором, по которому Казимир обязался оказать помощь Новгороду в случае нападения москвичей. Взамен он требовал немногого – небольшой дани и принятия королевского наместника на постоянной основе. Столь малые претензии короля объяснялись просто – он и не собирался выполнять свои обязательства. Цель договора была в другом – пригрозить в.к. Ивану участием Литвы в возможной войне и заставить его быть более уступчивым в переговорах с Новгородом.

По-видимому, Казимиру удалось организовать ещё одну тонкую провокацию. В мае 1471 г вятские ушкуйники разграбили столицу Большой Орды – Сарай. Хан Ахмат в это время отсутствовал в столице – он занимался делами Узбекского улуса. Вятская вольница формально числилась в подданстве у Москвы. И нападение ушкуйников на столицу Орды неминуемо приводило к обострению отношений между Ахматом и Иваном. Не имея возможности напасть на Вятку, ему оставался только поход на Москву. Иван уже умел отражать татарские нападения. Но теперь было другое дело – все свои войска он собирался вести под Новгород. Но в.к. князь всё же сумел найти выход – уже в июне в степях был срочно нанят на московскую службу царевич Муртаза, сын Мустафы. Впрочем, даже его вмешательства не понадобилось – хан сумел организовать свой поход только через год, когда новгородская война уже закончилась.

И всё же Иван не начинал войну до последнего. У него были причины для опасения. Перед угрозой внешней опасности новгородцы могли сплотиться. Иван не доверял своим братьям и сородичам. Он опасался Литвы и Орды – трудно было предположить, что они дадут ему возможность безнаказанно удушить Новгород. Иван ждал подходящего момента.

Удельных князей Иван повёл в поход вместе со своими войсками. Он понимал, что пока их дружины будут грабить богатую новгородчину – удельного мятежа точно не будет. Были предприняты усилия, чтобы ещё более расколоть Новгород. Великокняжеские послы уверяли вече, что принимая Кзимировых наместников, новгородцы изменяют не только своему законному «господарю», но и самому православию. Те же самые увещевания распространяли посланники митрополита Филиппа. Разумеется, это была явная натяжка. С канонической точки зрения литовское православие ничем не уступало московскому. И всё же московская демагогия по-немногу проникала в сознание «худых мужиков вечевиков».

Угроза от татар была также минимизирована. Казань только что проиграла войну. В Крыму шла гражданская война между двумя претендентами. Большая Орда увязла в узбекских разборках, а на крайний случай Иван нашёл хотя бы временный заслон в лице царевича Муртазы.

Оставалась Литва. Но у Казимира как раз нашлось два неотложных мероприятия. В конце 1470 г умер Семён Олелькович Киевский, и король решил ликвидировать крупнейшее в Литве удельное княжество. Киевским наместником был назначен боярин Мартин Гаштольд. Это возмутило Михаила Олельковича, желавшего наследовать брату. В марте 1471 г он оставил Новгород и, разграбив пару пригородов, отъехал обратно в Литву – отстаивать Киев. В этом его поддерживали и горожане, не желавшие подчиняться нетитулованному наместнику. Спор о Киеве, который Казимир ни за что не хотел упускать, оттянул его силы. К тому к нему как раз прибыло посольство из Москвы. Видимо, Иван предлагал Казимиру не поддерживать бунтовщиков друг у друга. Михаил Олелькович не смог отстоять Киев. Позднее он примкнул к заговору против короля и был казнён.

В том же 1471 г умер король Чехии Юрий Подебрад. Мнения чехов о выборе нового короля разделились. На чешскую корону претендовали сын умершего короля – Юрий, которого поддерживали гуситы; Матвей, король Венгрии; Фридрих Габсбург, император Священной империи и эрцгерцог Австрийский. Казамир IV, король Польский и великий князь Литовский, выдвинул кандидатуру своего сына – Владислава. Владислав в конце концов и стал королём Чехии. Но Казимиру пришлось вести войну с другими претендентами на Чехию, прежде всего с королём Матвеем Венгерским. Судьба Новгорода его в этих условиях интересовала не очень.

И вот, в мае 1471 г Московская боярская дума объявила Новгороду войну. В.к. Иван оставил на Москве в качестве исполняющего обязанности в.к. Московского своего сына Ивана Молодого, вместе со своим братом князем Андреем Большим и татарским царевичем Муртозой. С собой на Новгород в.к. Иван взял остальных своих братьев, князя Михаила Верейского с сыном и Касимовского хана Данияра. Главными великокняжескими воеводами были князья Данила Дмитриевич Холмский и Иван Васильевич Стрига Оболенский. Согласно договорам, требования о помощи было отправлено в Тверь, а требование о предоставлении войск – во Псков и на Вятку.

Накал страстей во время этой войны был весьма сильным. В летописи сказано: "Неверные изначала не знают бога; а эти новгородцы столько лет были в христианстве и под конец начали отступать к латинству; великий князь пошел на них не как на христиан, но как на иноязычников и на отступников от православия; отступили они не только от своего государя – и от самого господа бога; как прежде прадед его, великий князь Димитрий, вооружился на безбожного Мамая, так и благоверный великий князь Иоанн пошел на этих отступников". Т.е. фактически в летописи сказано, что новгородцы – хуже татар. Как замечает по этому поводу Л.Н. Гумилёв, различие в мироощущениях в Московской Руси и в Новгороде зашли так далеко, что фактически они представляли собой уже полностью различные этнические общности. Московские войска применяли на новгородчине тактику выжженной земли. Воеводы «распустиша воя своя на многие места жещи и пленити и в полон вести и казнити без милости за их неисправленье к своему государю великому князю». Иван хотел преподать новгородцам суровый урок. Сын Василия Тёмного умел быть жестоким. Двухвековое общение с Ордой многому научило русских князей. В том числе – великой силе страха. В передовых частях шли самые отчаянные головорезы, которые своими зверствами должны были поднять и погнать перед войском всесокрушающую волну паники.

Аавангард великокняжеской армии, под командованием князя Даниила Дмитриевича Холмского выступил к Русе. Князь Стрига-Оболенский и татары царевича Данияра выступили к Вышнему Волочку. Удельные князья в.к. Московского двигались также каждый по своему пути, разоряя Новгородские земли. Сам в.к. Иван, выступив из Москвы 20 июня, 29 июня был уже в Торжке, где к нему и явились псковские послы, сказавшие, что согласно договорным обязательствам Псков объявил войну Новгороду.

Новгородцы тоже разделили свою армию на несколько частей. Князь Холмский как раз взял Русу (24 июня 1471) и направлялся далее по назначаенному ему пути следования – в сторону реки Шелони, на соединение с псковичами. Однако новгородцы не дали этого сделать. Их судовая рать высадилась на берег и атаковала московские войска. В сражении у села Коростынь князь Холмский одержал полную победу, которую сопроводил поистине татарской свирепостью: «многих избита, а иных руками изымаша, тем же изниманным самим меж себя повелеша носы и губы и уши резати, и отпускаху их назад к Новугороду».

Тогда же князь Холмский узнал, что у него в тылу движется вторая новгородская армия. Развернувшись, он направился обратно к Русе и разгромил и вторую новгородскую армию.

В это время главные новгородские силы шли на запад, к Шелони. Их целью было разгромить псковичей, пока войска Холмского орудовали возле Русы. Новгородцы имели, по некоторым данным, четырёхкратное численное превосходство. Псковичи меж тем продвигались неспешно, разоряя новгородчину с не меньшей жестокостью, чем москвичи: «новогородские места грабити и жещи и люди сечи и, в хоромы запирая, жечи».

На помощь к псковичам князь Холмский и направил свою пятитысячную армию. 14 июля 1471 г на реке Шелонь состоялось сражение, решившее судьбу Новгорода. Князь Холмский не успел соединиться с псковичами. Но, не смотря на значительное численное превосходсво новгородцев, решил сам атаковать врага. Видимо, после трёх побед у молодого воеводы слегка кружило голову. Правда, эти три победы показали ему низкую боеспособность новгородской армии. Новгородцы более привыкли воевать с тяжеловооружённой рыцарской конницей и пешими ливонскими латниками. «Московский бой» был основан на татарской тактике стремительной и манёвренной конницы. Князь Холмский смог в этом сражении проявить свой тактический гений и разбить численно превосходящих его новгородцев по частям. А владычий полк вообще не стал сражаться с москвичами – наречённый архиепископ Филофей отдал своим воеводам приказ воевать только с псковичами, и не действовать против великого князя.

В этой битве был разбит «весь великыи Новъгород», по берегам Шелони полегли его лучшие воины. В плен был взят сам посадник Дмитрий Исаакович Борецкий, а в его архиве был найден новгородский договор с Казимиром. Этот документ, уличавший Новгород в «измене», был немедленно отправлен великому князю.

24 июля великий князь подошел к Русе, где и распорядился судьбой многочисленных пленников. «Мелких людей» было приказано отпустить. Прославляя милосердие великого князя, они разбежались по домам. Захваченные бояра были отправлены в московские тюрьмы. Виднейшие же представители новгородской знати, во главе с Дмитрием Борецким, были казнены – они были обвинены в измене. Такое произошло впервые. Иван с самого начала подчёркивал, что чтит новгородскую «старину», согласно которой Новгород являлся отчиной великих князей. И как всякий вотчинник, он имел право судить нарушителей порядка.

27 июля московский воевода Образец на Двине разбил войска князя Василия Гребёнки Шуйского. С этого времени началось установление московского влияния на Двине, хотя окончательно эта территория была присоединена только в 1478 г.

29 июля великий князь остановился в Коростыне, в одном переходе от Новгорода. Он устоял перед искушением и не стал штурмовать город. На следующий день к нему прибыло новгородское посольство – просить мир. 11 августа 1471 г мир был заключён «по старине» - Новгород сохранял своё внутреннее устройство, отказываясь только от Вологды и Волока Ламского, которые уже и так давно контролировались Москвой.

И всё же, не смотря на эту «старину», мир имел принципиально новое значение. Вся его соль была в признании Новгорода отчиной великого князя Московского. Соответственно новгородские делегаты теперь не называются послами и не заключают мир. Они теперь бъют челом своим господам великим князьям. Новгородцы обязуются не искать политической, военной или церковной связи с Литвой, а архиепископа ставить только в Москве. Обязуются не принимать недругов великого князя. С внешнеполитической самостоятельностью Новгорода было покончено. Но этого мало. Согласно новому договору, у «грамоты докончальной», устанавливающей судебное устройство республики, отныне «бытя имени и печати великих князей» - великий князь становился высшей судебной инстанцией. Кроме того, Новгород выплатил в.к. Ивану огромную контрибуцию в размере 15000 рублей, а также контрибуции другим князьям – участникам похода. Псков, как самостоятельная республика, заключил с Новгородом самостоятельный мир, очень выгодный для псковичей. В.к. Иван отпустил в Новгород большую часть захваченных его войсками пленных бояр.

В целом, договор полностью отвечал стратегическим замыслам в.к. Ивана. Не меняя внешних форм новгородской организации, ибо на их смену люди реагируют особенно остро, была изменена её суть. Теперь оставалось подождать, пока новая суть станет привычной – и тогда уже не составит труда придать ей нужные формы.

CODE
«…рассуждая беспристрастно, нельзя не признать…, что во всей этой истории немалую роль сыграла удача… Удачным было лето 1471 года, когда небывалая жара высушила новгородские реки и болота, открывая путь московским полкам. Удачными для москвичей были и на редкость бестолковые действия новгородских боевых сил.

Что же касается распоряжений Ивана III как полководца, то в них трудно обнаружить какую-то особую стратегическую мудрость, хотя явственно читается верность традициям московского военного искусства. Новгородский поход 1471 года даже в мелочах повторил поход на Новгород Василия Тёмного в 1456 году. Разделив свое войско на три группировки (что иногда представляют как выдающееся в военном отношении решение), Иван лишь подчинялся необходимости: держать огромную рать в едином кулаке не представлялось возможным из-за трудностей с фуражом и дорогами. Судьба похода решилась не его стратегическим замыслом (если таковой имелся), а удачными действиями одной из трёх группировок. Две другие… вообще не принимали участия в боевых действиях и занимались грабежом новгородских волостей… Выполняя противоречивые приказы верховного главнокомандующего, войско князя Холмского металось между Демоном, Русой и Шелонью, попутно отбиваясь от наседавших на него новгородских ратей. В конце концов князю Даниле велено было идти на поиски союзников-псковичей, которые явно не спешили вступить в дело, предпочитая заниматься… грабежом приграничных новгородских волостей. Промедли Холмский еще день-два – и новгородская рать успела бы добраться до псковичей. Новгородцам достаточно было одной победы, чтобы обрести так необходимую им уверенность в своих силах.

Однако князь Холмский был мастером своего дела… Решившая исход всей кампании битва на Шелони… была не только победой Москвы над Новгородом, но и победой Удачи над Неудачей. Кажется, это хорошо понимал и сам Иван III. Его пресловутая медлительность и осторожность, о которой любят говорить историки, была порождена боязнью делать ставку на удачу. А судьба, словно искушая князя Ивана, посылала ему одну удачу за другой. Как удалось ему удержаться от соблазна пуститься в азартную игру с судьбой?

Отец Ивана Василий Тёмный был игроком по натуре. Он внезапно выиграл московский престол после неожиданной смерти старшего брата. Усевшись за один стол с ещё более азартными игроками, галицкими князьями, Василий ухитрился всё проиграть – а потом с лихвой вернуть обратно.

Но каких страданий стоила эта безумная игра ему самому, его семье и его стране! Сын, наследник и соправитель Слепого, Иван знал об этом больше, чем кто-либо другой. Более того, он чувствовал в глубине своей души этот наследственный соблазн. И потому с детства ненавидел игроков. Иван всегда остерегался того, что словно бы само плыло к нему в руки. И дело здесь не только в его характере, но и в мироощущении.

Как и все великие правители Средневековья, Иван III верил в свою избранность. Сам Всевышний предназначил его для свершения великих дел. Но против Божьего избранника неизбежно ополчаются силы Ада во главе с самим Князем Тьмы. Зная это, Иван всегда ощущал дьявола как несомненную реальность, как своего главного противника. А самым страшным оружием дьявола, как известно, служит искушение…

Добиваясь в своих делах некоторого успеха, Иван тут же останавливался, словно желая убедиться в добротности приобретения. Каждое свое достижение он считал необходимым освятить постройкой храма с символическим посвящением. Он никогда не спешил умножить успех, хотя и никогда не терял добытого…»


Король Казимир ещё в 1470 г предлагал хану Ахмату ударить по в.к. Московскому. Но хан был тогда занят войной с узбеками. В 1471 г вятская вольница разграбила его столицу – Сарай. Нанести ответный удар Ахмат смог только в 1472 г. Летом этого года его войска вышли к рубежам Руси. Для отражения его нападения на берег Оки были высланы как великокняжеские воеводы, так и удельные князья – Юрий Васильевич и Василий Михайлович Удалой, сын князя Верейского. Ханские войска взяли штурмом г. Алексин, находившийся на степном берегу Оки, но сам водный рубеж форсировать не стали. Ибо к этому времени была собрана вторая великокняжеская рать под предводительством самого в.к. Ивана, двух Андреев Васильевичей и царевича Данияра. Опасаясь удара в тыл, хан Ахмат отвёл свои войска в степи. С 1472 г в.к. Иван прекратил выплату дани Большой Орде.

Осенью того же года умер бездетным брат в.к. Ивана – князь Юрий Васильевич. Его смерть вызвала первый открытый конфликт в.к. Ивана с братьями. В своём завещании Юрий не упоминает своих владений – Дмитровского, Можайского и Серпуховского княжеств. В.к. Иван присоединил весь этот удел к своим владениям. Его братья были этим недовольны – формально они имели права на часть наследства. Для примирения потребовалось вмешательсто их матери – великой княгини Марии Ярославны. Великокняжеские братья признали правомерность действий в.к. Ивана, за что тот выделил им некоторые территории из своих личных владений. Князь Борис получил Вышгород, отнятый в 1465 г у князя Михаила Верейского. Князь Андрей Меньшой получил Тарусу. Желая рассорить братьев, князю Андрею Большому в.к. Иван не дал ничего. Но его мать, в.к. Мария Ярославна, выделила тому одно из своих владений – Романовское княжество. После этого в.к. Иван заключил с двумя младшими братьями договор, по которому они отказывались от прав на великое княжество, признавали наследником в.к. Ивана его сына Ивана Молодого, обязались не претендовать на удел князя Юрия, считать Касимовских царевичей старше себя. Третий великокняжеский брат, князь Андрей Большой, этот договор не подписал. Но с этого времени Иван Иванович Молодой считается соправителем своего отца с титулом великого князя.

В 1472 г псковичи рассорились со своим наместником князем Ф.Ю. Шуйским и просили себе нового князя – Ивана Васильевича Стригу-Оболенского. Но в.к. Иван назначил Псковским князем его брата – Ярослава. Вскоре у Пскова началась очередная война с Орденом (1473). На помощь псковичам двинулись полки князя Холмского. В Новгород также было напрвлено требование о предоставлении помощи. И хотя новгородцы обычно не спешили помогать своему «младшему брату» против Ордена, в этот раз они не посмели отказть – войска Холмского как раз проходили мимо города. Так великий князь постепенно приучал новгородцев и псковичей действовать совместно. Война оказалась успешной и князь Д. Д. Холмский заключил для псковичей выгодный мир на 30 лет. С этого времени великий князь и его наместник Ярослав Стрига Оболенский начинают проводить политику по постепенной ликвидации древних псковских вольностей (1474-1477). Своим циничным произволом наместник доводит псковичей до отчаяния. Вече несколько раз посылает безрезультатные жалобы в Москву – в.к. Иван во всём поддерживает своего наместника. В конце концов в городе начинается вооруженная смута и горожане изгоняют Ярослава Стригу (1477). Но к псковскому посольству в.к. Иван относится неожиданно милостливо – он даже отпускает некоторых захваченных Оболенским пленников. Великий князь уже принял решение о предстоящем походе на Новгород. И псковичи по его замыслу должны были принять в нём активное участие. Безобразия московским чиновников в псковской земле были приостановлены. Новым псковским наместником был назначен князь Василий Васильевич Бледный Шуйский.

В 1469 г папа Римский Павел II, через посредничество униатского митрополита Виссариона, предложил в.к. Ивану взять в жёны жившую при его дворе Софью Палеолог, дочь Фомы Морейского, племянницу последнего императора Византии Константина XI. Предложение это Павел II сделал это, без сомнения, желая воспользоваться случаем завязать отношения с Москвой и утвердить здесь свою духовную власть посредством Софии, которую по самому воспитанию её не мог подозревать в отчуждении от католицизма. После нескольких посольств между Москвой и Римом, в июне 1472 г Софья Палеолог выехала на Русь. С ней ехал папский легат кардинал Антоний со свитой. 13 ноября 1472 г состоялось венчание в.к. Ивана Васильевича и царевны Софьи. Тогда же кардинал Антоний повёл речи о воссоединении церквей и о Флорентийской унии, но абсолютно безуспешно. В.к. Софья со временем приобрела довольно сильное влияние на своего мужа в некоторых вопросах, постепенно настраивая его на принятие византийских форм самодержавия. Иван Васильевич носил титул великого князя, что означало просто старшинство в роду Рюриковичей. Но возглавляемое им государсво по своей сути уже не являлось феодальной конфедерацией. Шла централизация государства. При Иване Васильевиче была введена единая администрация и единый закон почти на всей Северо-Васточной Руси. После падения Новгорода и Пскова исчез демократический инситут веча. С ликвидацией удельных и великих княжеств упало и влияние аристократии (бояр и служилых князей). Дело шло не просто к централизации. Дело шло к самодержавию.

«Но для успешнейшего достижения цели нужна была помощь преданий Империи; эти-то предания и были принесены в Москву Софиею Палеолог.»

Влиянию Софьи иногда приписывают принятие Иваном III новой титулатуры – государь всея Руси и самодержец (буквальный перевод греческого «автократор» – титула императоров Византии).

В 1472 году войска князя Фёдора Пёстрого подчинили Москве Великую Пермь, ранее числившуюся волостью Новгородской республики. Однако вплоть до 1505 г там правили местные князья, и только в 1505 г в Пермь был послан великокняжеский наместник.

В 1473 г умер митрополит Филипп. Новым митрополитом был избран Геронтий.

В 1474 г войска хана Ахмата вновь подходят к границам Руси. В.к. Иван, в очередной раз избегая сражения с ним, соглашается выплатить 140 тыс. алтын. Удовлетворившись таким решением, обе стороны отводят свои войска.

Зимой 1473/74 г в Москву впервые явился посол от Крымского хана Менгли-Гирея. В ответ в Крым был направлен первый русский посол – боярин Беклемишев.

CODE
«Успешное противостояние Большой Орде и Литве становилось возможным для Ивана III лишь при условии союза с Крымом. На это и были направлены усилия московской дипломатии. С помощью щедрых подарков Иван привлек на свою сторону нескольких влиятельных крымских «князей». Они побудили к сближению с Москвой и самого хана Менгли-Гирея…

Крымское ханство по многим причинам склонно было к почти непрерывной войне с Литвой и, соответственно, к союзным отношениям с Москвой. Для крымских татар, основная масса которых занималась кочевым скотоводством, набеги на земли соседних земледельческих христианских государств были основным источником обогащения. Главной добычей становились пленные. Их татары затем продавали через… Кафу… о которой один литовский автор середины XVI века говорил, что это «не город, а поглотитель крови нашей»… Южная часть Великого княжества Литовского (а также Молдавия) являлась ближайшей к Крыму территорией, где имелось многочисленное и к тому же довольно слабо защищённое сельское население. Сюда в течение нескольких столетий и были нацелены опустошительные рейды крымской конницы. Что касается владений великого князя Московского, то они, во-первых, находились гораздо дальше от Крыма, чем литовские земли, а во-вторых, были прикрыты сильной оборонительной линией вдоль Оки, над усовершенствованием которой работали все московские правители... В результате набеги крымских татар на Московию случались довольно редко и ещё реже завершались полным успехом.»


Переговоры между в.к. Иваном и ханом Менгли-Гиреем затянулись на несколько лет. Хан за это время несколько раз терял свой престол. Сначала он был изгнан своим братом Нур-Даулетом, потом ставленником хана Ахмата – Джанибеком. В конце-концов Менгли-Гирей смог окончательно утвердиться в Крыму при помощи турок-османов. Но ему пришлось признать Крымское ханство вассалом Османской империи.

Камней преткновения на переговорах было несколько. В.к. Иван категорически отказывался от обязательства регулярных выплат хану и настаивал на формально равноправном союзе – и хан, и великий князь должны были именовать себя в дипломатической переписке братьями. Были разногласия и по другому поводу – против кого дружить. Менгли-Гирей считал своим основным врагом хана Ахмата, а в.к. Иван – Литву. В 1479 г в.к. Иван сумел привлечь себе на службу братьев Менгли-Гирея – Нур-Даулета и Айдара, а также другого его конкурента – Джанибека. Это сделало крымского хана более уступчивым. К лету 1480 г компромисс был достигнут. Стороны стали именовать себя братьями. При этом в.к. Иван в своих посланиях «бъёт челом» Менгли-Гирею. Но называет его не «вольным царём», как золотоордынских ханов, а «вольным человеком». Во время ближайших событий «стояния на Угре» этот союз ещё не был реализован. Но Москва по крайней мере получила благожелательный нейтралитет Крыма во время столкновения с Большой Ордой. Крымский фактор оказался сдерживающим и для короля Казимира – свои войска на помощь Ахмату он так и не послал.

Союз этот обходился Ивану III недёшево, так как крымские татары постоянно требовали себе подарков по любому поводу. Впрочем, договор оказался достаточно прочным и соблюдался до самой смерти Ивана III. Так, в 1485 г, когда произошло столкновение сыновей хана Ахмата с ханом Менгли-Гиреем, Иван III посылал свои войска на помощь Крымскому хану. Хан Менгли-Гирей также по просебе великого князя посылал свои войска в набеги на Литву.

Весной 1475 г в Москву прибыл нанятый в Италии архитектор – Аристотель Фиораванти. Он был нанят за астрономическое жалование – 10 рублей в месяц. Целью его найма было возведение Успенского собора – главного храма Московского Кремля и всей Московской Руси. За год до этого рухнул уже почти готовый собор, который строили мастера покойного митрополита Филиппа, и великий князь решил подыскать для такого важного дела опытного иностранца. Этот мастер оказался сведущь и в других сферах – в качестве специалиста по артиллерии он сопровождал в.к. Ивана в походах на Новгород.

В 1476 г хан Ахмат прислал посольство в Москву с требованием в.к. Ивану явиться в Орду. Иван III это требование отклонил.

Осенью 1475 г в.к. Иван отправился в свой второй Новгородский поход. Хотя цель визита – исправление судебных дел – была весьма мирной, но великого князя сопровождали многочисленные войска. Великий князь передвигался неспешно – на каждый стан к нему стекался умело организованный обильный поток жалобщиков на новгородские нестроения.

В Новгороде боярство устраивало для в.к. беспрерывные пиры, дарило ему дары и т.п., дабы у него времени ни на что уже не оставалось. Но между пирами и праздниками в.к. Иван успел не только вынести заключения по судебным жалобам новгородцев, но и заключить перемирие со Швецией, сместить и осудить посадника, взять под стражу нескольких бояр (все осужденные бояре были лидерами литовской партии), которые были отправлены для заключения в Москву. Формально он ни в чем не нарушил старины – всё это были древние великокняжеские права, которые ни по одному договору не были отняты у великих князей. Но всё же для Новгорода это было шоком. Так как уже несколько веков ни один великий князь не мог воспользоваться этими правами.

В.к. Иван вернулся в Москву в феврале 1476 г. Уже в марте туда приехал архиепископ Новгородский – просить смягчения наказаний для схваченных бояр, впрочем, безуспешно.

QUOTE
«Между тем многим понравилось искать защиты от обид на суде великокняжеском; ждать Иоанна, когда он опять приедет в Новгород, было долго, и вот забыли старинное условие: "На Низу новгородца не судить"; стали брать приставов и являться в назначенный срок в Москву на суд,… приехали … бояре и многие житые люди, также поселяне, монахини, вдовы и все обиженные, многое множество, искать удовлетворения в обидах и отвечать на жалобы других. "Этого не бывало от начала, - говорит летописец, - как земля их стала и как великие князья пошли от Рюрика на Киеве и на Владимире; один только великий князь Иван Васильевич довел их до этого".»


В Москве всех жалобщиков внимательно принимали и все вины новгородских властей старательно записывали – уже шла подготовка к окончательному присоединению Новгорода. Литовская партия была лишена многих своих лидеров. Оставшиеся помнили, что в критический момент Казимир IV помогать им не стал. Народ начал смотреть на московского князя как на верховного судью. Но всё ещё оставалась власть веча и Новгородский посадник все ещё сидел в суде подле московского наместника; надобно было освободиться и от веча, и от посадника.

В Москве организовали целое представление. Двое новгородских должностных лиц, Назар Подвойский и вечевой дьяк Захар, будучи запуганы, приехали в Москву, выдавая себя за новгородских послов, якобы посланных вечем. Несмотря на их невеликие должности, в Москве им сразу «поверили» (и это при том, что в Новгороде Иван требовал чтобы даже кормы для лошадей в его резиденцию привозили знатные бояре). Эти послы называли в.к. Ивана государем Великого Новгорода, а не господином, как это делали новгородцы много веков. Добившись признания Новгорода своей вотчиной, в.к. теперь делал следующий шаг – добивался признанием себя государем.

В мае 1477 г великокняжеские послы прибыли в Новгород, где спрашивали новгородцев: «Какого они хотят государства? Хотят ли, чтоб в Новгороде был один суд государя, чтобы тиуны его сидели по всем улицам, хотят ли двор Ярославов очистить для великого князя?». В Новгороде были этим возмущены, ибо послов не посылали. Возмущённые горожане собрались на вече и с горяча поубивали нескольких промосковски настроенных бояр. Из Новгорода в.к. Ивану пришёл ответ, что Новгород признаёт его своим господином, но не государем. В.к. Иван, посоветовавшись с митрополитом Геронтием, счёл это клятвопреступлением.

Начались сборы великокняжеской армии. В.к. Иван отбыл из Москвы 9 октября 1477 г, оставив там вместо себя своего соправителя – Ивана Молодого. В великокняжеской армии находились все московские удельные князья со своими дружинами, а также воеводы – князья Иван и Александр Ярославичи Стриги Оболенские, Данила Дмитриевич Холмский, Иван Юрьевич Патрикеев, Борис Михайлович Туреня Оболенский, Семён Ряполовский, царевич Данияр. Согласно договорам в поход выступили тверичи и псковичи.

Первое новгородское посольство явилось к в.к. Ивану в Торжке. Дальше по всему пути к нему являлись новгородские люди с просьбами о принятии на московскую службу. Продолжали являться и посольства, предлагая всё более жёсткие для Новгорода условия мира, но в.к. Иван не соглашался.

27 ноября великокняжеские войска полностью окружили и блокировали Новгород, но штурма не начинали. В городе усиливались народные волнения. Часть горожан соглашалась признать власть в.к., а часть – нет. На все новгородские посольства в.к. отвечал: «Захочет Великий Новгород бить нам челом, и он знает, как ему нам, великим князьям, челом бить». И добавлял, что отказываясь признавать посольство Назара Подвойского и вечевого дъяка Захара, Новгород тем самым обвиняет его, великого князя, во лжи, что непростительно.

В Новгороде надеялись, что великий князь не сможет долго продержать свою огромную армию возле Новгорода и будет вынужден пойти на компромисс. Но снабжение войск было организовано на высоком уровне, а в осаждённом городе уже начинались трудности с продовольствием. В конце концов архиепископ Филофей «признал», что Новгород присылал послов с предложением принять Ивана государем, чего великий князь собственно и добивался. Ибо подготовленная ликвидация Новгородской республики была таким образом формально легитимизирована – Новгород сам его попросил об этом. Великий князь заявил, что в таком случае у него в Новгороде должна быть такая же власть, как и в Москве: «Вечевому колоколу в Новгороде не быть; посаднику не быть, а государство всё нам держать; волостями, селами нам владеть, как владеем в Низовой земле». Но великий князь всё же согласился дать «золотым поясам» существенную уступку – он обязался не вступаться в их вотчины и не требовать от них службы за пределами новгородской земли. Это заставило бояр смириться – теряя власть, они по крайней мере сохраняли свои богатства.

Архиепископ Филофей снова прибыл в ставку в.к. и объявил о согласии. 28 декабря 1477 г, видя какой оборот принимает дело, последний новгородский служилый князь, Василий Васильевич Горбатый Шуйский, сложил свою присягу Новгороду и перешёл на службу в.к. Ивану. С новгородским посольством уже шли уточнение деталей – какие именно волости передаст республика великому князю в непосредственное управление. В.к. потребовал половину волостей владычных и монастырских и все новоторжские, чьи бы ни были. К Москве должны были присоединиться и новгородские колонии – Двина и Заволочье. В конце концов, на 13 января 1478 года была назначена присяга всех новгородцев их новому государю – в.к. Ивану Васильевичу. Присягу Новгород закончил приность к 20 января. Новгородскими наместниками был назначены князья Иван и Ярослав Васильевичи Стриги-Оболенские и бояре Василий Китай и Иван Зиновьев – все они были известны как беспощадные администраторы. Наместники заняли уже не Городище, а Ярославов двор – где князья держали свою резиденцию до 1136 г.

Перед отъездом в Москву по приказу в.к. Ивана были схвачена Марфа Борецкая с внуком и другие оставшиеся лидеры литовской парти. Также в Москву был перевезён весь новгородский дипломатический архив и главный символ вольной республики – вечевой колокол. Так было покончено с древними вольностями Господина Великого Новгорода.

Впрочем, ликвидация политических институтов Новгорода ещё не означала его полной интеграции в систему великого княжества Московского. Чтобы «переварить» такой огромный кус ушли долгие годы. Новгород ещё пытался вернуть себе самостоятельность.

Рис. 15 Иван III Васильевич
Сообщение отредактировано amir: Apr 26 2011, 22:07

Вложенные эскизы изображений
Присоединенное изображение Присоединенное изображение
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Oct 19 2004, 00:22
Создана #33


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15141
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



В 1478 г скоропостижно сканчался новгородский наместник Иван Стрига. В 1479 г в.к. решил сам посетить Новгород. Но при нём было мало войск и в город его не пустили. К городу подошли полки князя Холмского и началась осада. По взятии города начались аресты. Был взят под стражу последний выборный архиепископ Новгорода – Феофил. Для того, чтобы поставить нового архиепископа, нужно было отречение старого. Однако в московских застенках Феофил держался стойко – его хватило на два с половиной года, после чего на освободившуюся епархию был поставлен Сергий. Около сотни богатых бояр были казнены, а их вотчины конфискованы. Тысячу детей боярских и купцов вместе с семьями выслали за пределы новгородчины – им дали поместья в низовских землях. Из города были также высланы окло семи тысяч «чёрных людей», а их дворами были пожалованы низовские купцы и дети боярские. В.к. Иван покинул Новгород, только узнав о мятеже своих братьев.

Но усмирение Новгорода на этом не прекратилось. Новые аресты были произведены в 1481, 1482 и 1484 г. В 1487-1488 г из Новгорода в другие города были переселены несколько тысяч человек. Целью этих переселений было полное изменение в земельных отношениях. Великий князь конфисковал обширные новгородские вотчины и раздавал их своим дворянам, которые несли военную службу. Эта политика коснулась не только мирских вотчинников. В 1499-1500 были конфискованы и розданы детям боярским за службу обширные владения новгородской церкви.

QUOTE
«Быстрое развитие поместного землевладения позволяло Ивану III увеличить армию, сделать её более дисциплинированной и боеспособной. Прежняя система комплектации войска из самых разнородных элементов (княжеских дружин, боярских полков, городских ополчений) порождала анархию и неразбериху. Наряду с широким использованием отрядов служилых татарских «царевичей» создание дворянской конницы открывало путь к немыслимым доселе военным предприятиям…

Главным препятствием на пути распространения поместного землевладения было отсутствие свободных земель, населенных крестьянами и пригодных для раздачи в качестве поместий... Все области, имевшие значительное население и развитое земледелие, давно уже были обращены в вотчины князей, бояр и церкви. Существовал и обширный массив «чёрных» земель, жители которых платили подати непосредственно государству в лице великого князя. Раздавать эти земли в качестве поместий Государь не хотел, так как в этом случае пострадали бы интересы казны, а в конечном счёте – и его собственные.

В итоге для развития поместного землевладения необходимо было либо отвоевать пригодные для раздачи в поместья земли у соседних государств… либо под предлогом «крамолы» конфисковать вотчины у некоторой части великорусской аристократии... Первый путь, с точки зрения внутренних отношений, был более спокойным. Иван III сделал целый ряд шагов по этому пути. Однако военный потенциал Московской Руси пока ещё не позволял добиться быстрого и однозначного успеха, а затяжные войны с сомнительным результатом пагубно сказывались на экономике страны.

Второй путь не требовал такого напряжения сил, как внешние войны. Но здесь нельзя было обойтись без развитого репрессивного аппарата, без риска гражданской войны. К тому же аристократия Северо-Восточной Руси представляла своего рода клубок тесно переплетённых родственных и дружеских связей. Репрессии против одного клана вызвали бы возмущение многих других…

Просчитывая возможные варианты гонений на аристократию, князь Иван естественным образом остановил свой выбор на Новгороде. Новгородское общество в генеалогическом отношении было довольно слабо связано с боярскими кланами Северо-Восточной Руси. Оно раздиралось внутренними противоречиями, которые Иван умело разжигал. В «Низовскои земле» новгородцев издавна недолюбливали: завидовали их достатку, возмущались их самоуверенностью и развитым чувством собственного достоинства…

Учитывая всё это, князь Иван надеялся, что поэтапное «раскулачивание» новгородской знати не вызовет особого сопротивления с её стороны, не встретит возражений со стороны московской аристократии и будет с энтузиазмом воспринято простонародьем... Первый мощный удар (конфискации 1478 года) был направлен на новгородское духовенство, точнее, на экономическую опору его могущества – обширные вотчины... Это вполне объяснимо… Архиепископская кафедра являлась главным организующим, консолидирующим началом новгородского общества...

Московские репрессии в Новгороде раскручивались по определенному, тщательно продуманному сценарию. Сначала была срезана та часть высшей аристократии, которая проявляла открытую враждебность по отношению к Москве. Этих людей уничтожали как политических противников, но при этом использовали в своих интересах и конфискованное у них движимое и недвижимое имущество…

Вторая волна репрессий была направлена против той части местной знати, которая никоим образом не была замешана в литовских интригах. Вся вина этих людей заключалась в их богатстве. Государю нужны были их земли и их деньги…

Прибрав к рукам собственность новгородцев, князь Иван как бережливый хозяин решил пустить в дело и их самих. Ведь он испытывал недостаток не только в землях, пригодных для поместной раздачи, но и в самих кандидатах на роль помещиков. Все люди, равно как и все земли, давно уже были «при деле»… Проще было черпать новых помещиков не из боярской челяди, а из взбаламученного новгородского моря. Именно этим и нужно объяснять третью волну новгородских репрессий, направленную против средних слоев городского населения – «житьих людей». Тысячи этих бедолаг были согнаны со своих насиженных мест и отправлены в принудительном порядке на юг, в московские земли. Те из них, кому больше повезло, получили поместья; другие пополнили собою население городов-крепостей по Оке, где почти каждый житель был одновременно и воином-пограничником.»


Разоряя новгородцев, Иван отнюдь не хотел разорить сам Новгород. С присоединением огромной республики его политический кругозор заметно расширялся, Иван уже начинал подумывать как о торговой, так и о военной экспансии в Прибалтике. Опорой в этом предприятии должен был послужить Новгород. В 1480-х годах в городе была возведена новая мощная каменная крепость.

В 1478 году король Казимир опять не оказал никакой помощи Новгороду. Он в это время противостоял Матвею Венгерскому, недовольному тем, что Казимир сделал своего сына королём Чехии. Матвей действовал не в одиночку – ему помогал Молдавский воевода Стефан. Возбуждал он против своего короля и самих поляков.

В 1478 г, ожидая, что в.к. Иван надолго завязнет под Новгородом, хан Ибрагим начал войну против в.к. Московского. Поводом к этому послужило то, что в.к. Иван снова начал приводит к покорности Вятку. Казанские войска начали войну против Вятки, но в.к. Иван направил свои войска непосредственно к Казани, и татары отступили к своей столице. Московские войска до Казани так и не дошли, мир был заключён на условии сохранения статус-кво.

В 1479 г умер могущественный хан Ибрагим, и в Казани снова начались споры о власти. Хан Ибрагим имел сыновей от двух жён – Фатимы и Нур-Султан. Одна группировка казанской аристократии, близкая к Ногайской Орде и тяготевшая к торговле со Средней Азией, выдвинула на престол царевича Али, сына Фатимы. Другая группировка, имевшая прорусские позиции, выдвинула кандидатом царевича Мухаммед-Эминя, сына Нур-Султан. Ханом стал Али, а 10-летний Мухаммед-Эминь бежал в Москву, где ему был выделен удел. Вдовствующая Нур-Султан в это время успела выйти замуж за Крымского хана Менгли-Гирея.

26 марта 1479 г у в.к. Ивана Васильевича родился старший сын от второго брака – Василий. 12 августа того же года митрополит Геронтий освятил главный храм Московской Руси – Успенский собор Московского Кремля.

В 1479 г в.к. Иван сместил за произвол Великолуцкого наместника, князя Ивана Лыко Оболенского, и обязал его выплатить населению всё награбленное. Но князь Иван Оболенский решил воспользоваться старинным боярским правом – на свободу в выборе господина, и отъехал на службу к князю Борису Васильевичу Волоцкому. Но в.к. Иван, усиленно проводящий централизаторскую политику, отказался признавать за ним такое право. На требования в.к. Ивана о выдаче князя Ивана Оболенского, князь Борис Волоцкий ответил отказом. Тогда князь Иван Оболенский был выкраден тайно.

Братья великого князя были давно им не довольны. Старший брат не выделил им доли из удела князя Юрия, на что они имели право. Не выделил доли из Новгородской добычи – хотя они исправно посылали свои дружины во все походы. А теперь ещё покусился на святое – на права бояр и служилых князей. Не в силах и дольше сносить подобное пренебрежение, князья Борис Волоцкий и Андрей Большой решились на бунт. В феврале 1480 г они выступили сначала во Ржев, а потом и в Великие Луки, откуда начали переговоры с королём Казимиром. Своих младших сыновей, судя по всему, морально поддержали и их мать – великая княгина Мария Ярославна.

Великий князь спешно приехал из Новгорода в Москву и начал переговоры с братьями. Посредником выступил ростовский архиепископ Вассиан. Великий князь предлагал Андрею Бльшому увеличить его удел – прибавить Калугу и Алексин. Но это предложение братьев не устроило. Переговоры застопорились. В.к. Иван не хотел идти на дальнейшие уступки. К тому же бунт двух его братьев так и не был никем поддержан внутри страны, поддержки не было даже со стороны Новгорода. Не оказал им активной поддержки и король Казимир – он только предоставил семьям бунтующих князей для проживания город Витебск. Да и проживание их дворов в несколько тысяч человек вдали от уделов было накладно. В конце концов братья отправили послов в Москву со своими предложениями. Ходатайствовала за них и мать.

Меж тем в июне 1480 г хан Ахмат с шестью своими сыновьями и племянником Касимом – владельцем Астраханского ханства – собрали все силы Большой Орды и выступили в поход на Москву. В.к. Иван уже восемь лет не платил дани. И, узнав про удельный мятеж, хан нашёл время подходящим для вторжения. Ахмат повёл свои войска в сторону русско-литовского пограничья – у него были основания считать, что король Казимир присоединиться к его походу.

QUOTE
«В сущности, Ахмат оказался заложником геополитической ситуации. Для сохранения своей власти над Ордой ему необходимы были военные успехи. А воевать он мог только с Московской Русью. Крымское ханство стало неприступным для Ахмата, перейдя под покровительство Османской империи. Напасть на Казань – значило бы окончательно подтолкнуть ее к союзу с Москвой. Литва – единственный потенциальный союзник Большой Орды в регионе. Ссориться с ней было бы безумием. Война с бродячей Ногайской Ордой была рискованным и к тому же бесперспективным занятием: тамошние татары были такими же нищими, как и подданные Ахмата.»


На оборонительные рубежи вдоль Оки стали выходить и московские войска – под предводительством Ивана Ивановича Молодого и Андрея Васильевича Меньшого. Через месяц вышел из Москвы и сам великий князь. Фактическим руководителем армии был назначен опытный воевода – князь Данила Холмский.

Орда передвигалась медленно – Ахмат ждал возможного выступления литовских войск. К сентябрю татарские войска переправились через Оку на её литовской части и вышли к реке Угре. Мелководная Угра была плохой защитой от татар. Плюс это была литовская территория – так что вновь появлись опасения, что могут подойти войска Казимира. Великий князь срочно вернулся в Москву – готовить город к возможной осаде и срочно мириться с братьями. В Москве Иван III оставил своего наместника князя Ивана Юрьевича Патрикеева, митрополита Геронтия и князя Михаила Андреевича Верейского. Жена в.к. Ивана с великокняжеской казной была отправлена в Белоозеро.

Этим летом войска Ливонского Ордена напасли на Псков. Великокняжеские братья оказали помощь псковичам, отбив немцев. И теперь стороны могли заключить мир сохранив лицо. Андрею Большому было обещано Можайское княжество, Борису Волоцкому – несколько сёл из бывшего Серпуховского удела. Удовлетворившись этим, братья повели свои войска к Угре (осень 1480).

Впрочем, в феврале 1481 г, уже после ухода хана Ахмата, у князя Бориса были отобраны свежевыданные ему земли (строго говоря, он просто даже не успел их получить). Так в.к. Иван надеялся рассорить братьев. Тогда же он заключил с обоими новые договора, где они отказывались от самостоятельности во внешней политике относительно татарских Орд. А Можайское княжество называлось не вотчиной, а пожалованием в.к. Ивана князю Андрею Большому.

Тем временем крымские татары совершили небольшой набег на Подолию. Существенного вреда они не причинили, но это дало Казимиру IV хороший повод отказать Ахмату в поддержке. В принципе, вся история его отношений с Москвой свидетельствует о том, что мир на восточной границе был одним из главных принципов внешней политики этого осторожного короля.

Итак, хан Ахмат остался один на один с Москвой. Стояние на Угре к этому времени продолжалось уже более месяца. 8 октября хан начал сражение – его войска предприняли попытку форсировать Угру. Сражение продолжалось четыре дня, но все атаки татар были отбиты. Князь Холмский блестяще организовал оборону «берега» - слабых мест хан так и не нашёл. Поэтому он стал ждать наступления холодов, когда река замёрзнет и не будет больше представлять препятствия для татарской конницы.

QUOTE
«Несколько дней боевых действий на фронте, протяженностью в несколько десятков километров вверх от устья Угры, убедительно показали хану, что русское войско не уступает татарам ни по численности, ни по манёвренности. Что же касается вооружения, то здесь преимущество, несомненно, было на стороне русских... Едва ли не каждый всадник в армии Холмского имел железные доспехи: шлем, латы, поручи. У многих были кольчуги. При таком облачении татарские стрелы почти не могли уязвить русских воинов. Имелись у них и особые доспехи, защищавшие коней. Вероятно, не было недостатка и в стрелах с острыми наконечниками, которыми москвичи осыпали кое-как прикрытых своими кожаными доспехами и деревянными щитами ордынцев. «Оружием устрашения» служили пушки и примитивные ружья («пищали»). Они не могли нанести сильный урон рассеянным по полю татарским всадникам, однако были очень эффективным средством прикрытия узких бродов.

Итак, воинское искусство князя Холмского в сочетании с многочисленностью и хорошей экипировкой армии (результат многолетней административно-хозяйственной деятельности Ивана III) сделали свое дело. Татары были отброшены обратно на правый берег Угры. Переходить реку вслед за ними Холмский не хотел: это сразу лишило бы русскую армию её позиционных преимуществ. Теперь все должна была решить «война нервов». Вновь началось изнурительное ожидание.»


Получив известия об успехе обороны, великий князь выехал из Москвы и перенёс свою ставку поближе к театру военных действий – в Кременец. Вскоре туда со своими дружинами подощли и его братья. Оттуда в.к. Иван начал переговоры с ханом. Из данных разведки он знал, что татарское войско измотано и не готово к зиме – и тянул время. Хан тоже вёл психологическую войну – татары всеми способами передавали русским слова хана о том, что с наступлением зимы реки встанут и он по любой из них пройдёт на Русь. Для великого князя, знавшего о тяжелом положении в лагере татар, это было пустой угрозой. Но на горожан и даже ратников это действовало.

26 октября Угра встала, и московская армия отступила на вторую линию обороны, в районе Кременца. Скованная льдом река уже не являлась препятствием для татар. А наличие московских войск мешало хану отвести и свои войска.

Хан Ахмат не начал преследования. 11 ноября, так и не перейдя Угру, он повёл свои войска назад в степи. За всё это время король Казимир IV так и не оказал ему помощи. В отместку Ахмат прошёл через земли в.к. Литовского, кои он значительно пограбил.

Причин отхода хана Ахмата было несколько:

1. Король Казимир IV так и не выполнил своих союзнических обязательств.
2. Причина выступления Ахмата – ссора в.к. Ивана с братьями и Новгородом, была в.к. Иваном успешно ликвидирована. И к 20 октября его братья подвели свои войска к Угре.
3. К началу ноября начались сильные морозы, что осложняло военные действия, также начались проблемы с продовольствием.

«Стояние на Угре» традиционно считается концом монголо-татарского ига на Руси.

После отхода Ахмата в.к. Иван не стал распускать войска. Он отвёл их ещё дальше от границы – к Боровску. Следить за отходящей Ордой была послана разведка. Примерно в это время был совершён ещё один задуманный Иваном ловкий манёвр – татары царевича Нур-Даулета и судовая рать князя В.И. Ноздреватого-Звенигородского напали на столицу Орды – Сарай. Впрочем, они нашли город почти пустым. Ибо отсутсвим хана воспользовались и другие люди. На владения Большой Орды соверщили нападения ногайцы во главе с мурзой Ямгурчи и Сибирский хан Ибак-Ибрагим. 6 января 1481 г их войска совершили внезапное нападение на ставку хана Ахмата, расположенную в районе Донца. В завязавшемся сражении хан Ахмат был убит. Хан Ибак в качестве намёка направил сообщение о своём подвиге в.к. Ивану, за что и получил от него многочисленные дары.

А Большую Орду возглавили сыновья хана Ахмата – Сеид-Ахмат, Шейх-Ахмат, Сеид-Махмуд и Муртаза, которые втягиваются в длительную войну с Крымским ханством.

QUOTE
««Стояние на Угре» было звеном в длинной цепи тех успешных оборонительных сражений с татарами, которые начались еще во времена Василия Тёмного. Распад единой Золотой Орды на несколько относительно небольших ханств сделал оборону южных… границ единственной целесообразной формой вооруженной борьбы за независимость. Грандиозные, поражающие воображение сражения «в чистом поле», подобные Куликовской битве или битве на реке Ворскле… безвозвратно уходят в прошлое. Действия Ивана III и его войск осенью 1480 года носили сугубо оборонительный характер и не отличались внешним блеском. Однако это была именно та стратегия, которая позволяла прийти к цели кратчайшим путем и с наименьшими потерями...

«Стояние на Угре» принадлежит к тем событиям, историческое значение которых в полной мере проявилось лишь со временем. Это было последнее нашествие кочевников на русские земли, целью которого было их всестороннее порабощение. (После 1480 года можно говорить лишь о более или менее удачных грабительских набегах...) Однако этот факт стал очевидным лишь несколько десятилетий спустя…

Многие подробности поведения Ивана III во время войны с Ахматом трудно понять до конца из-за крайней скудности наших знаний о реальном положении дел в Москве и на Угре. Однако совершенно ясно, что опасность прорыва татар к Москве великий князь оценивал как вполне реальную. Подобно своему отцу, деду и прадеду, Иван не считал позорным в случае крайней опасности бежать от врага в отдаленные края, предоставив защиту Москвы всемогущей судьбе и своим доблестным воеводам. Такое поведение давало повод упрекать великого князя в трусости. Однако не забудем, что речь идёт не о рядовом воине, обратившемся в бегство при виде врага, а о человеке, символизировавшем собою само государство. При тогдашней неразвитости аппарата государственной власти, при слабости внутренних связей, при доминирующем значении личностных отношений великий князь был одновременно мозгом и сердцем всего государственного организма. В эту роль он входил годами. Его опытность, знание людей и дел, широта кругозора, наконец – отшлифованное миллионами языков имя стоили не меньше, чем десяток опустошенных татарами волостей. Иван III имел гораздо больше оснований, нежели король Людовик XIV, для горделивого афоризма: «Государство – это я». И спасая себя, он одновременно спасал и государство.»


Сообщение отредактировано amir: Apr 26 2011, 22:11
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Oct 19 2004, 00:23
Создана #34


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15141
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



б) Государь всея Руси 1481-1507

После отражения Ахмата Иван III вновь начинает наступление на удельные княжества. Князь Борис так и не получил обещанных ему волостей. Князь Андрей Большой Можайск всё-таки получил. Но как пожалование, а не вотчину. В том же 1481 г умер самый младший из братьев Ивана III – Андрей Меньшой. Детей у него не было, зато было много долгов перед старшим братом. Поэтому в завещании он весь свой удел передал великому князью.

В 1482 г Иван III заключает договор с князем Михаилом Верейским, в коем тот уступает ему после своей смерти одно из своих владений – Белозёрское княжество. Однако вскоре (1483) Иван III отбирает у Михаила и его последнее владение – Верейское княжество, за вину его сына Василия. Тот якобы без ведома Ивана III принял в приданое за своей супругой дары от в.к. Софьи Полеолог, между коими дарами были и те, что в свое время Иван III получил в приданое за своей первой женой – Марией Тверской. Вскоре князь Михаил получил Верейский удел обратно в пожизненное владение, без права передачи его по наследству. Князь Василий Михайлович бежал в Литву и получил там Любчевское княжество.

В 1482 г Иван III решил начать новую войну с Казанью. Но его армия дошла только до Владимира, когда прибыли ханские послы и был заключён мир. Условия этого мира и причины его заключения неизвестны. Ясно только, что Иван III отнюдь не стремился к завоеванию Казани. Да, войск для захвата столицы у него бы уже хватило. Но освоить огромную территорию ханства Россия ещё не могла. Целью Ивана III было установление контроля над политической верхушкой Казани, как максимум – превращение ханства в вассала России, но никак не завоевание. Поэтому великий князь перешёл к денежной дипломатии – начал активно подкупать казанских мурз. За несколько лет промосковская партия в Казани заметно усилилась.

В 1483 г великокняжеские войска под командованием князя Фёдора Курбского воевали с вогуличами и, преследуя их, впервые проникли в Сибирь.

В январе 1483 в.к. Ивана Ивановича Молодой вступил в брак Еленой, дочерью Валашского господаря Стефана. В конце того же года у них родился сын Дмитрий.

В 1483 г Псковским князем опять стал Ярослав Стрига, и опять в городе начались волнения, в результате которого даже были убиты несколько посадников. Псков отправляет целую серию посольств в Москву с перечислением всех вин князя Ярослава. Но Иван III жалоб не принимает.

В 1483 г умер в.к. Рязанский Василий Иванович. Его наследник, в.к. Иван Васильевич, в том же году заключил договор с Москвой, где называл себя «младшим братом» Ивана III и его сына Ивана Молодого и приравнивался к Московским удельным князьям. Также в.к. Рязанский отказывался от самостоятельной внешней политики.

В 1485 г умер князь Михаил Андреевич Верейский. В своём завещании он говорит: "Что моя отчина, чем меня благословил отец мой и я благословил, дал эту свою отчину господину и государю великому князю Ивану Васильевичу всея Руси". Здесь в первый раз удельный князь называет великого князя государем. Верейский удел был ликвидирован.

После этого настала очередь Твери. С 1446 г Тверь и Москва находились в союзе. Борис Тверской предоставил свои войска Василию Тёмному для возвращения престола. При Михаиле Борисовиче Тверь также предоставляла войска по первому требованию великого князя Московского. Но всё же присоединение Твери в Москве было уже решённым вопросом. В 1484 г в.к. Михаил Тверской женился на внучке короля Польского и в.к. Литовского Казимира IV. Между ними был также заключён договор. В Москве это было расценено как «измена» государю и православию.

QUOTE
«Здесь не стали придумывать ничего нового, а просто пустили в ход все тот же обкатанный новгородский сценарий. Его основные положения хорошо известны. Сношения с королем Казимиром представлялись не только как измена своему исконному государю – великому князю Московскому… но и как измена православию. Первым актом должна была стать демонстрация подавляющего боевого превосходства Москвы, но на локальном театре военных действий. Затем противнику предоставлялась пауза для размышлений, во время которой ряды его сторонников таяли, а между оставшимися начинались распри. Вторым актом становился поход огромного войска на вражескую столицу, которая спелым яблоком должна была скатиться под ноги победителю. Поводом для похода выставлялась какая-нибудь подлинная или мнимая связь осужденного с «латинством».»


Московские войска вступили на территорию в.к. Тверского. Не дождавшись помощи от Казимира, и не имея возможности противостоять Москве в одиночку, в.к. Михаил Тверской запросил мира. Новый договор, заключенный между двумя великими князьями, сильно рознился от прежнего, но зато не отличался от аналогичного договора с в.к. Рязанским от 1483 г. В.к. Михаил признавал Ивана III и его сына в.к. Ивана Молодого «старшими братьями», приравнивался к удельному князю и отказывался от самостоятельной внешней политики.

QUOTE
«Перед тем как перейти ко второму действию своего плана – сокрушительному военному удару по Твери, – Иван позаботился о том, чтобы привлечь на свою сторону местную знать. Можно было, конечно, перемолоть ее в мясорубке войны и репрессий. Но Государь рассуждал здраво: эти люди, многих из которых он знал по прежним совместным действиям против Новгорода и татар, могли пригодиться ему на московской службе. Бережливость во всем – один из главных принципов московского процветания.

Переход на службу к врагу, особенно в условиях войны, во все времена рассматривался как предательство... Понимая это, Иван помогал колеблющимся преодолеть определенный нравственный барьер с помощью некоторых хитроумных ходов…

Важнейшей обязанностью правителя является защита прав и интересов тех, кто ему служит. Правитель, который не может или не хочет осуществлять эту функцию, теряет моральное право требовать от своих людей верной службы. Таким образом, задача состояла в том, чтобы нанести тверской знати чувствительное оскорбление, ответить на которое князь Михаил Борисович не сможет. И тогда у неё будет полное моральное право оставить его и перебраться в Москву, где первым или наиболее знатным перебежчикам (для приманки остальных) выдавались необычайно щедрые «кормления» и пожалования. (Спустя некоторое время все это будет, разумеется, у них отобрано.)

Осуществление этого плана началось сразу же после московско-тверской войны 1484 года. Московская знать и мелкие служилые люди как по команде принялись поднимать поземельные споры со своими тверскими соседями.»


В 1485 г два князя из династии в.к. Тверских, Андрей Микулинский и Осип Дорогобужский, приехали служить на Москву. Вскоре, поняв куда клонит в.к. Иван, переселяться в Москву начали и многие тверские бояре: «занеже многы от великого князя и от бояр обиды и от детей боярскых о землях: где межи сошлися с межами, где не изобидят московские дети боярские, то пропало, а где тферичи изобидят, а то князь велики с поношением посылает и с грозами к Тверскому, а ответом его веры не имет, а суда не дасть.»

Не найдя ничего лучшего, в.к. Михаил Тверской вновь вступил в отношения с Литвой против Москвы. Одна из его грамот к Казимиру IV была перехвачена. Неизвестно, что было написано в перехваченной (или сфабрикованной) грамоте. Но в Москве это сочли достаточным поводом для войны.

В августе 1485 г началась последняя Московско-Тверская война. Иван III выступил на Тверь совместно с сыном, в.к. Иваном Молодым, братьями, Андреем и Борисом Васильевичами, и князем Фёдором Бельским, бежавшим из Литвы. При армии находился также итальянец Аристотель Фиорованти, специалист по артиллерии, архитектуре и осадному делу.

8 сентября московская армия осадила Тверь. В ночь на 12 сентября в.к. Михаил тайно бежал в Литву, где и прожил до самой смерти не оставив наследников. Утром 12 сентября 1485 г Тверь сдалась и присягнула Ивану III. Великим князем Тверским Иван III назначил своего сына Ивана Молодого, так как тот по матери был внуком в.к. Бориса Александровича Тверского. Тверское княжество ещё некоторое время продолжало составлять некотурую самостоятельную административную единицу. В Твери был свой великий князь – Иван Иванович Молодой. Была сохранена тверская боярская дума, в которую входили представители местных родов. Было сохранено вотчинное землевладение. Но всё же постепенно в княжестве вводится московская администрация. В своём завещании Иван III делит бывшие тверские земли между несколькими своими сыновьями, после чего Тверь окончательно утратила свою самостоятельность.

Значительная часть тверской знати перешла на московскую службу. Иван III, однако, опасался возникновения в их среде какого-либо заговора. Для показательного суда был выбран самый знатный из них – князь Михаил Дмитриевич Холмский, брат прославленного московского воеводы. Он был обвинён в том, что незадолго до начала войны приехал в Москву и вёл крамольные речи пртив своего господина – Михаила Тверского.

QUOTE
«Отправив Холмского в темницу по смехотворному обвинению в измене прежнему сеньору в пользу нынешнего, Иван дал ясно понять всем тверичам, что любой из них может разделить его участь. Найденное обвинение, в сущности, было применимо к любому из тверских переселенцев. Иначе говоря, для жестокой опалы достаточно было одного лишь подозрения или просто недовольства Государя. Обвинение уже было готово и не требовало особых доказательств.»


В 1484 г умерла в.к. Мария Ярославна, которая всегда заступалась перед Иваном III за его младших братьев. Уже в 1486 г те были вынуждены подписать новые договора, в которых они обязались не вступаться в принадлежавшие великому князю волости умерших братьев – Юрия и Андрея Меньшого, ни в удел Верейский, ни в области Новгородскую и Псковскую, ни в примысел великого князя – Тверь и Кашин; также не сноситься ни с Казимиром, ни с изгнанным великим князем тверским, ни с князьями или панами литовскими, ни с Новгородом, ни с Псковом.

В 1485 г итальянские архитекторы начали строительство нового кирпичного Московского Кремля взамен прежнего, белокаменного. Строительство продолжалось десять лет.

В 1485 г умер Касимовский хан Данияр. Его наследником Иван III сделал Нур-Даулета – брата Крымского хана.

Тем временем казанская денежная дипломатия Иван III стала приносить плоды. В 1485 г против хана Али вспыхнул мятеж. Русские войска во главе с князем Василием Ивановичем Шихой Оболенским как раз вовремя подошли к Казани. Вместе с русской армией прибыл и младший брат хана Али – Мухаммед-Эминь, который уже несколько лет жил в Москве. Он и был провозглашён новым ханом. Хану Али удалось бежать.

Когда русские войска ушли, хан Али смог вернуть себе престол (1485/1486 г), и теперь бежал уже Мухаммед-Эминь. Вернувшийся хан решил разом покончить с неверными мурзами, для чего пригласил их к себе во дворец на пир – где планировал прирезать их всех разом. Но осуществить ему это не удалось – татарские аристократы сумели бежать в Москву, где и просили помощи у Ивана III.

Помощь эта была предоставлена. Уже весной 1486 г русские войска стояли под стенами Казани. Али вновь бежал в степи, а Мухаммед-Эминь вновь воссел на престол – но снова всего на несколько месяцев. С уходом русских войск вернулся Али, а его младший брат вновь бежал в Москву.

Чехарда с ханами имела следствием то, что центральная власть в Казани заметно ослабла, чего и добивались в Москве. К тому же к этому времени мать Мухаммед-Эминя, Нур-Султан, вышла замуж за Крымского хана Менги-Гирея. Поддерживая притязания её сына, Иван III одновременно рассчитывал на дальнейшее улучшение отношений с Крымом.

В Москве Мухаммед-Эминь вновь просил помощи и назвал Ивана III своим отцом – то есть признал себя вассалом России. Тот именно этого и ждал – теперь в Казанский поход отправился весь цвет русских войск во главе с князьями Данилой Дмитриевичем Холмским, Семёном Ивановичем Хрипуном Ряполовским, Александром Васильевичем Оболенским и Семёном Романовичем Ярославским. 9 июля 1487 г, после трёхнедельной осады, промосковская партия в городе возобладала. Казань открыла ворота, а хан Али сдался русским войскам. Ханом вновь стал Мухаммед-Эминь.

Через месяц, 9 августа 1487 г, население Москвы ожидало небывалое зрелище – в столицу был доставлен пленный хан. Вскоре он со всей семьёй был сослан в Вологду, где через год и умер.

С Казанью был подписан новый договор. Официально признавалось полное равенство сторон – даннические отношения Москвы к Казани согласно договору 1445 г были признаны морально устаревшими. Но фактически с 1487 г Казань попадает под протекторат Москвы. Казань обязалась не воевать против Москвы, не выбирать без её согласия ханов и неукоснительно обеспечивать интересы русских, проживающих на территории ханства. На территории ханства московскими чиновниками был организован сбор подати в пользу Ивана III. В Казани сел московский наместник (своего рода - баскак) – боярн Д.В. Шеин. Так что при формально равных отношениях, Казань стала испытывать на себе внешнюю власть, не сильно уступающую той, что Русь в своё время испытывала со стороны Золотой Орды. Иван III даже дабавил в свою титулатуру титул «князь Булгарский».

В своём протекторате Москва в основном опиралась на лояльную себе группировку казанских аристократов, которой она оказывала поддержку в удержании власти против представителей «восточной» партии. Во всё время протектората Москва не выдвигала к Казани никаких территориальных претензий, но деятельно пыталась закрепить своё экономическое и политическое влияние в регионе. После похода 1487 г тишина на восточных рубежах России воцарилась на 17 лет. Это развязало Ивану III руки для наступательных действий на других направлениях: от окончательного покорения Вятки, до наступления на Литву и Прибалтику.

В 1489 г умер митрополит Геронтий. Митрополитом стал Зосима (в 1490 г), тайный приверженец ереси жидовствующих.

В 1489 г Иван III обратил свой взор на Вятку. Изначально Вятка числилась новгородской колонией. Но со времён Анфала во главе Вятки стала местная вольница. В феодальной войне вятчане участвовали на стороне Галицких князей, но не ясно – как вассалы или как наёмники. Покончив с Шемякой, Василий Тёмный организовал два похода на вятчан для приведения их в свою волю. Вятка формально присягнула великому князю, но де-факто оставалась самостоятельной. Позднее Вятка попала в сферу интересов и Казанского ханства и старалась лавировать между двумя могущественными соседями. В 1489 г, поставив Казанское ханство в вассальную зависимость от себя, Иван III решил уничтожить и самостоятельность вятской вольницы. Поводом для этого послужило нападение вятчан на Устюг в 1486 г. В поход выступила армия под руководством князя Данилы Щени и боярина Григория Морозова.

16 августа войска подошли к Хлынову. После непродолжительных переговоров, Хлынов сдался. Высшие должностные лица были повешены, многие семьи переселены в другие города. Вятка была включена в состав России.

Объединив страну и обеспечив спокойствие восточных рубежей, Иван III переходит на новый уровень политической деятельности – им выдвигается программа воссоединения всех русских земель в объёме древнерусского государства под эгидой Москвы. В озноменовании этого во внутреннем делопроизводстве Иван III начинает с 1479 г титуловаться как государь всея Руси. Начиная с Михаила Ярославича Тверского великие князья Владимирские достаточно регулярно титулуют себя великими князьями всея Руси. Титул государя впервые появляется на монетах Дмитрия Шемяки, во время его непродолжительного великого княжения (1446). На монетах Василия Тёмного этот титул использовался с 1450 г. Но для Ивана III принятие этого титула знаменовало и принятие целой политической программы, характеризующей не столько истинное, сколько искомое положение. Половина Древней Руси находилась под властью великого князя Литовского. И против московского тезиса о восстановлении государства всея Руси под скипетром великого князя Московского, там был выработан антитезис – великое княжество Литовское и Русское объявлялось единственным наследником Киевской Руси. А государство потомков Килиты было названо «Московией» – совершенно побочным продуктом исторического развития. (Впервые эта идея получила теоретическое обоснование в трудах Меховского «Трактат о двух Сарматиях» (1517) и «Польская хроника» (1519, 1521)). Чей тезис возобладает – можно было решить только с помощью оружия. Иван III начал искать себе союзников. В 1482 г были установлены дипломатические отношения с Венгерским королём Матьяшем Корвином, врагом Польши. В 1483 г был заключён династический брак между Иваном Ивановичем Молодым и Еленой Волшанкой, дочерью Молдавского воеводы Стефана Великого, который с 1489 г стал венгерским вассалом. С 1486 г начинают налаживаться контакты с императором Священной Римской империей Фридрихом III Габсбургом. Но основных союзников Иван III сумел найти внутри самого Литовского государства – в среде удельных и служилых князей русско-литовского порубежья.

Замысел первой кампании против Литвы состоял в том, чтобы достичь успеха незаметно – без объявления войны и без использования великокняжеских войск. Во время первого этапа этой «странной войны», в 1487-1492 г, военные столкновения шли на тысячекилометровом фронте, вдоль всей московско-литовской границы. И всё же официально между государствами был мир.

Иван III вёл в это время войну на востоке – против Казани и Вятки. Казимир IV был занят очередными сварами с Внгрией. Поэтому обе стороны были незаинтересованы раздувать мелкие порубежные конфликты. И всё же Иван III понимал, что поведи он великокняжеские войска на Литву – Казимир ответит тем же. И с литовскими войсками придут поляки и чехи, к ним присоединяться татары под предводительством Ахматовых детей – соправителей Большой Орды.

Поэтому ставка в этой войне была сделана на мелкие диверсии со стороны:

1. Порубежных воевод и наместников.
2. Удельных князей. Борис Волоцкий владел пограничным с Литвой Ржевским княжеством. Андрей Большой получил в 1481 г Можайское княжество, чьи западные границы были весьма размыты. Иван Молодой в 1485 г получил Тверское княжество. С санкции Ивана III все они с 1486/87 г начали хорошо продуманную серию небольших атак против мелких вассалов короля Казимира – «верховских князей».

На восточных рубежах Великого княжества Литовского лежал целый ряд княжеств, во главе которых стояли князья православного вероисповедания – как Рюриковичей, так и Гедиминовичей. И усилия московской дипломатии 1480-х были направлены на то, чтобы переманить этих князей на московскую службу. Основным методом для этого стало разжигание муждоусобной вражды среди многочисленного семейства «верховских князей», что стимулировало их отъезды в Москву.

Причины отъездов были самые разные. Для владельцев крупных уделов это было желание сохранить свои старинные права. (Иван III беспощадно ликвидировал уделы великого княжества Московского, но на первых порах последовательно поддерживал все права литовских удельных князей, на которые активно покушался король Казимир). Для других это было продолжением внутрисемейных ссор – переход на московскую службу сопровождался захватом владений своих родственников. Для князей помельче смена сюзерена могла быть результатом прямого давления Москвы. Но, в отличае от официальных заявлений, это никогда не являлось следствием ущемления православия в Литве. Стимулировало князей к смене сюзерена и неспособность Казимира защитить границы от татарских набегов. Крымский хан Менгли-Гирей в 1484 г совершил удачный набег на Подолию и Киев. Это очень резко контрастировало с надёжной защитой москвичами своих южных границ во время всех походов хана Ахмата.

Иван III признавал удельным владением верховских князей всё, что они смогли захватить при переходе на московскую службу. Это служило для них хорошим стимулом для войны против родственников. Таким образом по форме это были усобицы вассалов Казимира. По сути – присоединение Верховских княжеств к Москве.

Когда какой-либо из верховских князей бил челом на службу Ивану III, то он попадал под его защиту. И это давало Ивану III повод вмешаться, если ренегата атаковали его пролитовски настроенные родственники.

Такие действия продолжались пять лет. Оба великих князя, Московский и Литовский, сами участия в войне своих вассалов не принимали. Но между ними шла постоянная переписка с взаимными жалобами на действия вассалов другой стороны. Чтобы не заострять внимания Казимира на районе Верхней Оки, был придуман и «обходной манёвр». Литовские князья издавна имели право на сбор определённой дани – «чёрной куны» - с некоторых пограничных новгородских волостей. Теперь Иван III отказался предоставлять Литве эти дани. Так что бурная дипломатическа переписка велась и по этому поводу.

Что же это были за Верховские княжества, с которых Иван III начал продвижение на запад?

Наиболее самостоятельным из Верховских княжеств было Новосильское. Во времена Дмитрия Донского Новосильские князья служили Москве, но в начале Феодальной войны перешли на литовскую службу. К тому времени княжество было раздроблено на три удела – Воротынское, Одоевское, Белевское. Каждым уделом владело несколько близких родственников, как правило враждовавших между собой. Рядом лежали удельные владения князей Мезецких и их младшей ветви – князей Барятинских. В этом же регионе располагались вотчины князей Мосальских, Хотетовских, Мышегодских. Сохраняя землевладения, они уже лишились владетельных удельных прав после захвата этих земель Витовтом в 1407-1408 г. Это и были Верховские княжества.

К ним примыкали вотчины Гедиминовичей – князей Трубецких. Владетельными правами они уже также не обладали. Далее шло Бельское княжество. Им на правах служилых князей управляли также представители рода Гедиминовичей.

Ещё далее шло Вяземское княжество. Вяземские Рюриковичи уже также лишились удельных владетельных прав, и контролировали свои родовые земли на правах служилых князей.

К западу от Верховских княжеств лежали уделы московских изгнанников – потомков Дмитрия Шемяки, Ивана Можайского, Василия Удалого Верейского и Ивана Серпуховского. В этой войне они участвовали на стороне Литвы.

Ещё в конце 1460-х на московскую службу перешёл князь Семён Юрьевич Одоевский со своей отчиной – половиной Одоева (в 1487 г его сыновья захватили у своего дяди Фёдора Юрьевича и вторую половину княжества). Но тенденцией это стало в 1480- х годах. В 1481 г в Литве был раскрыт заговор против короля Казимира. Большенство зачинщиков этого заговора были схвачены и казнены. Среди них был и Михаил Олелькович, брат последнего Киевского князя и некогда служилый князь Новгородский. Но одному из участников заговора удалось бежать в Москву. Это был князь Фёдор Иванович Бельский. После Фёдора Бельского на московскую службу вместе с вотчиной перешёл князь Иван Михайлович Воротынский (1487), владелец Перемышля. Потом – князь Иван Васильевич Белевской (1487). В 1489 г – князь Дмитрий Фёдорович Воротынский. Он владел половиной Воротынска и незадолго до этого получил от короля Козельск. Перед переходом в Москву он захватил вторую половину Воротынска у своего брата Семёна, а также несколько мелких городков.

В 1490 г умер король Венгрии Матьяш Корвин. Кроме сына покойного на престол претендовал и сын императора Фридриха III Максимилиан Габсбург. Выдвинул претензии и Владислав IV Ягеллон, король Чехии – старший сын Казимира IV, короля Польского и в.к. Литовского. Он в конце концов и стал новым Венгерским королём под именем Ласло II. Все эти династические комбинации сильно отвлекли внимание Казимира от пограничной войны на востоке его владений.

В 1490 г умер Иван Молодой, великий князь Тверской, соправитель и наследник Ивана III. Ему было 32 года. Его лечил итальянский лекарь Леон, которого рекомендовал великокняжеской семье Андрей Палеолог, брат великой княгини Софьи. Напряжённые отношения между Иваном Молодым и его мачехой были достаточно известны, поэтому ходило множество слухов об отравлении. С его смертью встал вопрос о наследнике Ивана III, не утихавший уже почти до конца его правления. Ибо теперь было двое наследников, обладавших равными правами. Это были семилетний Дмитрий, сын Ивана Молодого; и одиннадцатилетний Василий, старший сын Ивана III от второго брака – как-никак потомок византийской императорской династии. Московская знать начала делиться на партии и готовиться к борьбе за власть. Ивану III предстояло решить вопрос о своём наследнике, иначе страну могла ожидать новая династическая смута. Решение было сложным. Ибо назначив наследника, Иван III фактически обрекал на смерть его конкурента – убийство соперника во все времена было ценой верховной власти. Великий князь долго тянул с решением этого вопроса, несколько раз меняя своё решение.

В 1491 г в.к. Иван послал свои войска на помощь своему союзнику – Крымскому хану Менгли-Гирею. Требования направить свои войска согласно договорам получили и великокняжеские братья. Князь Борис Волоцкий свои войска отправил, а князь Андрей Большой – нет. За это в сентябре 1491 г князь Андрей вместе со своими сыновьями был схвачен и посажен в заточение, его удел был ликвидирован. Таким образом Иван III избавил своего наследника, кто бы им не стал, от наиболее опасного конкурента.

В 1492 г умер Казамир IV, король Польский и великий князь Литовский. Литва и Польша разделились между его сыновьями. Королём Польским стал Ян Ольбрехт, а великим князем Литовским – Александр. Иван III, опасавшийся вести открытую войну против Казимира, счёл момент подходящим дабы воспользоваться разделением государства и неопытностью в.к. Александра.

Малая пограничная война фактически велась уже несколько лет. Но теперь началась уже большая война. Российские войска взяли Мценск и Любутск. Выступивший на стороне Москвы великий князь Рязанский Фёдор Васильевич взял Серпейск. С юга Литву беспокоили отряды из Крымского ханства.

В 1492 г Иван Васильевич Белевской напал на Белев и захватил «дольницы» своих братьев – Андрея и Василия. Будучи пленены, они также целовали крест на верность Ивану III. В конце года князь Семён Фёдорович Воротынский также перешёл на Московскую службу. При этом его войска захватили Мосальск (Мосальские князья были вынуждены целовать крест Ивану III). Также князь Семён вынудил перейти на московскую службу князя Михаила Романовича Мезецкого, который ради округления своих владений заодно захватил в плен родного брата Семёна Романовича и двоюродного Петра Фёдоровича.

В начале 1493 г главные московские силы под командованием князей Данилы Щени и Василия Ивановича Патрикеева (оба – из рода Гедимина) взяли Вязьму. Старший из Вяземских князей, Михаил Дмитриевич, был сослан и вскоре умер. Андрей Юрьевич и Юрий Борисович Вяземские стали служилыми князьями на Москве. Часть Вяземских князей осталась на литовской службе, но никакими владетельными правами они не обладали.

В конце концов в 1494 г был заключён мир, по которому в.к. Александр признавал за Иваном III его новый титул – государь всея Руси, вместе с чем Литва отказалась от всяких видов на Псков, Новгород и Рязань. Также к Москве отходили княжества Вяземское, Одоевское (Лихвин и пловина Одоева, удел до 1547 г), Воротынское (Воротынск, Новосиль, Перемышль, половина Одоева, удел до 1573 г), Белевское (удел до 1558 г) и частично Мезецкое (удел до 1504 г). На Московскую службу перешли Михаил и Семён Романовичи Мезецкие, Ваилий и Фёдор Ивановичи Говдыревские, Василий и Владимир Григорьевичи Барятинские. На литовской службе остались Фёдор, Василий и Пётр Фёдоровичи Мезецкие. Москва возвращала Литве Серпейск, Любутск и Мосальск, с властями которых российской стороне наладить добровольное сотруднечество не удалось.

В 1495 г для закрепления достигнутого мира состоялась свадьба в.к. Александра Литовского с дочерью Ивана III – Еленой, причём в.к. Александр подписал обязательства не чинить ей препятствий в исповедании православия.

В 1494 г Зосима был вынужден отречься от митрополии. Митрополитом стал Симон, бывший Троицкий игумен.

В 1494 г умер в заточении князь Андрей Васильевич. В том же 1494 г умер и последний брат Ивана III – князь Борис Васильевич. Свои владения он завещал своим сыновьям. Князю Фёдору – Волок, князю Ивану – Рузу. Ржевское княжество они получили в совместное владение.

В 1495 г «восточная» партия организовала в Казани заговор против хана Мухаммед-Эминя. К заговору был привлечён Мамук, брат Сибирского хана Ибака. В Казань явились московские войска под предводительством князя Семёна Ряполовского, но, не обнаружив сибирских войск, вернулись в Н. Новгород. Дождавшись этого, Мамук взял Казань и провозгласил себя ханом (1495). Мухаммед-Эминь успел бежать в Москву. Но новый хан не сумел поладить с пригласившими его аристократами и был ими изгнан в 1496 г. Он бежал в Сибирь, где после смерти хана Ибака возглавил это ханство. Впрочем, одновременно из Сибирского ханства выделился Тюменский юрт, который возглавил тайбугид Махмет. В том же 1496 г Казанская аристократия отправила посольство в Москву с признанием своих ошибок и просьбой всё простить. Но от Мухаммед-Эминя они отказывались напрочь, согласившись признать своим ханом его младшего брата Абдул-Летифа, практически всю жизнь прожившего в Москве. Иван III согласился, и Казанским ханом стал Абдул-Летиф.

В 1496 г были начаты дипломатические отношения с Османской империей. Первым русским послом стал боярин М.А. Плещеев. В инструкциях, которые Иван III дал ему перед отъездом, особое внимание уделялось вопросам сохранения достоинства перед лицом самого султана Баязеда: «Первое, пришед, поклон правити стоя, а на колени не садитися. Иоанъ, Божьею милостию государь всея Русии и великий князь, велел тебе поклонитися. А опосле поклона поминки явити…».

Плещеев столь ревностно исполнял наставления великого князя, что даже вызвал возмущение турецких властей своим высокомерием. И все же его миссия в целом прошла благополучно. С ответом в Москву был отправлен первый турецкий посол.

В 1495 г началась война со Швецией. Она имела свою предысторию.

Ещё в 1491 в Новгороде была построена новая крепость. В следующем году по приказу Ивана III на границе Псковской республики с Ливонским Орденом был построен Ивангород – первый русский город-порт. Это означало появление нового вектора во внешней политике Ивана III – балтийского.

С объединением русских земель доходы Ивана III многократно возрасли. Но всё же постоянные войны и регулярное строительство требовали огромных средств, и денег в казне часто не хватало. Для увеличения налоговых поступлений Иван III решил избавиться от очень обременительного ганзейского посредничества в балтийской торговле – это было самое оживлённое торговое направление московского государства. Именно балтийская торговля давала России железо и цветные металлы, столь необходимые для ведения войн, через Балтику доставлялось и современное европейское огнестрельное оружие. Но само по себе строительство порта не изменило ситуации на Балтике. Монополию на торговлю с Русью держала Ганза. И на строительство порта Ганза ответила бойкотом – запретом всем судам заходить в Ивангород под страхом нападения каперов.

Иван III был не из тех, кто отступает перед трудностями. Он решает готовиться к войне на Балтике. Предвидя, что война может помешать в получении из Европы необходимых металлов, он организует первую геологоразведочную экспедицию. В конце 1491 г на Печоре было найдено месторождение цветных металлов и в следующем году там был организован первый рудник.

Россия не имела морского флота. Поэтому продвижение своих торговых интересов на Балтике можно было осуществить только путём сухопутной войны. Ганза сухопутной армии не имела. Но война с Ганзой автоматически означала и войну со Швецией и Ливонским Орденом. Понимая это, Иван III в 1493 г заключает союз с датским королём Гансом, который находился во враждебных отношениях с правителем Швеции Стеном Стуре. Впрочем, Дания тоже отнюдь не хотела появления на Балтике новой силы.

В 1493 г мир с Ливонским Орденом был продлен на 10 лет. Несмотря на это обстановка на Балтике была напряженная. В ганзейских городах были обеспокоины строительством Ивангорода, и это начало выражаться в нападениях на русских купцов. И Иван III все же решился на торговую войну – в 1494 г были отменены все привелегии ганзейским купцам, а в конце года был разгромлен весь Ганзейский двор в Новгороде. Ганза, вдобавок к блокаде Ивангорода, на двадцать лет прекратила поставку в Россию цетных металлов. К торговой войне присоединились Ливония, Литва и Швеция. Кое-какие контакты на Балтике у России остались только с Данией. В итоге, в 1495 г началась война между Россией и Швецией. Одновременно войну со Швецией начала и Дания.

Войска под Выборг повёл князь Данила Щеня. Иван III сам лично также перебазировался поближе к театру военных действий – в Новгород. Его сопровождал внук Дмитрий. Но осада Выборга оказалась неудачной. Тогда войска под предводительством князя Василия Ивановича Косого Патрикеева были направлены на Финляндию. В 1496 г речной флот под предводительством князей Ушатых Ярославских проник глубоко на территорию Финляндии. Но сам Иван III был вынужден срочно вернуться в Москву – как раз обострилась обстоновка в Казани, что привело к замене хана.

Стен Стуре не стал ввязываться в большую сухопутную войну, решив просто покончить с её главной причиной. Летом 1496 г шведский флот уничтожил Ивангород.

В марте 1497 г между Россией и Швецией был заключён мир. В ноябре того же года Ганс Датский всё же захватил Стокгольм и стал ещё и королём Швеции. Но от порубежных уступок, которых ждал от него Иван III, Ганс отказался. А в 1501 г он был свергнут и правителем Швеции вновь стал Стен Стуре.

В 1497 г был издан Судебник, который кодифицировал нормы гражданского права. Кроме всего прочего, в Судебнике урезались права крестьян на свободный переезд. Теперь они могли переезжать только во время Юрьева дня.

В 1497 г Иван III решил назначить своим наследником внука – Дмитрия Ивановича. Тогда великая княгиня решила устроить заговор в пользу своего старшего сына Василия. Но заговор был раскрыт. В.к. Софья была удалена ото всех дел, Василий был посажен под домашний арест, привлечённые Софьей к делу заговорщики были казнены. А Дмитрий Иванович 4 февраля 1498 г в Успенском соборе Московского Кремля был венчан шапкой Мономаха великим князем всея Русии.

В 1498 г Ивану III было 58 лет – он прожил уже больше, чем любой другой потомок Александра Невского. Видимо, великий князь уже был морально готов к смерти, поэтому и решил после восьмилетних раздумий вопрос о наследнике и организовал его официальную коронацию. Для обеспечения воцарения Дмитрия (которому было только 14 лет) великий князь подготовил ему надёжную опору – могущественный клан князей Патрикеевых, которые должны были возглавить правительство нового государя.

Но проделав эту комбинацию, Иван III вскоре начал сомневаться в правильности своего решения. Василий Иванович был освобождён из под домашнего ареста. Началась подготовка к церемонии провозглашения его великим князем. Но князь Иван Юрьевич Патрикеев, глва клана Патрикеевых, двоюродный брат самого государя и фактический глава московского правительсва в 90-е годы, отказался переходить на сторону Василия. Старый князь был всецело предан семье Ивана Молодого.

В итоге в январе 1499 г клан Патрикеевых был подвергнут настоящему разгрому. Князь Иван Юрьевич и его сын Василий были сосланы в монастырь. Зять Ивана Патрикеева, князь Семён Иванович Ряполовский, был казнён. Князь Василий Ромодановский был арестован. Таким образом правительство Дмитрия Внука было уничтожено. А уже в марте 1499 г Василий Иванович был венчан как великий князь Новгородский и Псковский. На Руси появился уже третий великий князь. Формальное выделение Новгорода и Пскова в отдельное великое княжение имело кроме династического спора и прикладное значение. Иван III хотел без помех изьять тамошние церковные земли – в обход Московской боярской думы.

Впрочем, окончательное решение о наследнике было ещё не принято. В апреле 1499 г Иван III направил посольство к королю Гансу Датскому, предлагая тому выдать одну из его дочерей замуж за Дмитрия Внука. Но сватовство оказалось безуспешным. А в феврале 1500 г Иван III выдал свою дочь от второго брака Феодосию замуж за князя Василия Даниловича Холмского – таким образом была установлена связь детей Софьи Палеолог с верхушкой московской знати.

В 1499 г Агалак, брат Сибирского хана Мамука, при поддержке части Казанской аристократии пытался захватить власть, но был отбит войсками Ивана III и хана Абдул-Летифа.

В 1500 г умер в.к. Иван Васильевич Рязанский. Его наследнику, в.к. Ивану Ивановичу, было в это время только 5 лет. Зависимость в.к. Рязанского от Москвы ещё более усилилось.

А 1500 г узбеки под предводительством Мухаммеда Шейбани были вытеснены казахами из степей в Среднюю Азию, где и основали новое государство, названное впоследствии Бухарским ханством.

Мир, заключённый в 1494 г между Россией и Литвой, был непрочным. Обе стороны постоянно находили причины испытывать неудовольствия от действий другой стороны, и между Москвой и Вильной возобновились постоянные посольства с взаимными жалобами и обвинениями. Поводами к чему служили взаимные захваты земель и имущества, отношения с ханом Крымским и господарем Молдавским, препятствия в исполнении православных обрядов для в.к. Елены Ивановны. К тому же Иван III слал тайные посольства к оставшимся на русско-литовской границе удельным князьям – ещё в 1499 г князь Семён Иванович Бельский поставил об этом в известность своего сюзерена. Но государь всея Руси был упорен и не скупился в своих посланих на угрозы. В результате в 1500 г трое сильнейших князей пограничья били ему челом о принятии на службу вместе с вотчинами. Это были князья Семён Иванович Бельский, брат бежавшего ещё в 1482 г Фёдора Ивановича; Василий Иванович, внук Дмитрия Шемяки; и Семён Иванович сын Ивана Можайского. Бельские князья не были отчичами своего княжества – они владели им за службу. На Москве они стали служилыми князьями без удельных прав. Иначе было с потомками московских беглецов. Василий Шемячич владел Новгородом-Северском, да ещё и захватил Рыльск, который ранее принадлежал другому московскуму беглецу – Василию Удалому Верейскому. Семён Можаич владел Черниговом, Стародубом и Гомелем, и захватил ещё и соседний Любеч.

Этот переход удельных князей нарушал условия мира 1494 г, и Иван III объявил великому князю Александру войну. На Литву было послано несколько армий. Первую армию возглавляли боярин Яков Захарьевич Кошкин, хан Мухаммед-Эминь, князья Фёдор и Иван Палецкие. При продвижении этой армии командующие приняли присягу у князей Мезецких, Мосальских, Хотетовских и Трубецких. После этого войска взяли Мценск, Серпейск, Брянск, Путивль и двинулись на соединение с Северскими князьями.

Второй армией командовал боярин Яков Захарьевич Кошкин. Его войска взяли Дорогобуж.

В третьей армии находились псковичи под предводительством наместника князя А.В. Ростовского, князья Фёдор и Иван Борисовичи, племянники Ивана III, воеводы боярин А. Ф. Челяднин и князь А. В. Оболенский. Эта армия взяла Торопец.

После этого границу пересекла резервная армия во главе с князем Данилой Щеней. Соединившись со второй армией, его войска двинулись в сторону Смоленска. При этом произошёл первый в русской истории местнический конфликт – боярн Я. З. Кошкин отказался подчиняться Щене, считая себе более родовитым, и потребовалось вмешательство Ивана III, чтобы восстановить субординацию.

В это время великий князь Александр как раз закончил формирование литовской полевой армии под командованием гетмана князя Константина Острожского. 14 июля 1500 года недалеко от Дорогобужа, на р. Ведроше, произошло решающее сражение в этой войне. Русские войска под верховным командованием князя Данилы Щени нанесли поражение литовским войскам. Сам князь Острожский попал в плен.

Потерпев военное поражение, великий князь Александр предпринял дипломатические усилия. В начале 1501 г в Москву явились послы от королей Яна Ольбрахта Посльского и Владислава Чешского и Венгерского – родных братьев Александра. Попытался Александр натравить на Москву и своих степных союзников – хана Большой Орды Ших-Ахмата и ногайских мурз (ногайцы напали на казанские владения, и Ивану III пришлось посылать помощь своему союзнику). Попытался он переманить на свою сторону и Крымского хана Менгли-Гирея – но тот ответил отказом. Впрочем, помочь Ивану III он пока тоже не мог – в степи против него начал войну хан Ших-Ахмат. Привлёк на свою сторону в.к. Александр и ещё одного союзника – Ливонский Орден. И значительные силы Ивану III пришлось перебрасывать под Псков.

В 1501 г стороны начали вести переговоры. Но военные действия продолжались. Северские князья совместно с бывшим псковским наместником князем Ростовким ходили под Мстиславль, но город взять не смогли.

1501 Умер король Ян Ольбрехт Польский и польские паны провозгласили своим королём великого князя Александра Литовского.

В 1502 г хан Менгли-Гирей нанёс решаюший удар по Большой Орде. Хан Ших-Ахмат был разбит и вскоре бежал в Литву, где его посадили в заключение. А Большая Орда прекратила своё существование. (А Сибирь, находящуюся в конфронтации с Тюменским юртом, примерно в это же время возглавил Кулук-Салтан. Власть его была не прочной. Видимо, он даже не имел ханского титула.). Избавившись от степного конкурента, Крымский хан совершил набег на Литву и Польшу. Молдавский господарь Стефан также занял ряд литовских городов на Днестре.

На тот же 1502 г было назначено главное действо этой войны – Иван III решил взять Смоленск, обладавших огромным стратегическим значением. Номинальным главой русский армии он назначил своего сына Дмитрия. С ним шли и опытные воеводы – князь В.Д. Холмский и боярин Я. З. Кошкин. Но смоляне храбро оборонялись, а московские ратники слишком много времени уделяли грабежу окрестных волостей, и осада оказалась безуспешной. Возобновились преговоры. В добавок к Владиславу Чешскому и Венгерскому, новым посредником выступил папа Александр VI.

После длительных препирательств, стороны сошлись на том, что мир они заключать не будут, а ограничатся перемирием на 6 лет, от 25 марта 1503 до 25 марта 1509 года.

QUOTE
«Перемирная грамота написана от имени великого князя Иоанна, государя всея Руси, сына его, великого князя Василия, и остальных детей. Александр обязался не трогать земель московских, новгородских, псковских, рязанских, пронских, уступил землю князя Семена Стародубского (Можайского), Василия Шемячича, князя Семена Бельского, князей Трубецких и Мосальских, города: Чернигов, Стародуб, Путивль, Рыльск, Новгород Северский, Гомель, Любеч, Почеп, Трубчевск, Радогощ, Брянск, Мценск, Любутск, Серпейск, Мосальск, Дорогобуж, Белую, Торопец, Острей, всего 19 городов, 70 волостей, 22 городища, 13 сел.»


Все эти земли уступались Литвой России во временное владение – на шесть лет.

QUOTE
«Как Иоанн смотрел на перемирие с Литвою, видно из наказов послам, отправлявшимся в Крым: "Если Менгли-Гирей захочет идти на Литовскую землю, то не отговаривать, только нейти самому с татарским войском. Если приедут литовские послы в Крым за перемирием, то говорить Менгли-Гирею, чтоб он не мирился".»


С заключением перемирия на пограничье всё равно продолжались мелкие враждебные действия. И Александр, и Иван находили поводы для того, чтобы находиться в неудовольствии друг от друга. Продолжался и конфликт по поводу вероисповедания супруги короля Александра – Елены Ивановны.

Иван III провёл две войны с великим княжеством Литовским. В первой войне активные действия велись в основном бывшими литовскими вассалами, перешедшими на московскую службу. Им, посредством точечных ударов, помогали московские приграничные наместники. Во второй войне её активная часть проводилась великокняжескими войсками. Поддержка на местах если где и была, то довольно вялая. Но в результате была захвачена огромная территория – примерно треть великого княжества Литовского. Ещё 11 лет спустя Василий III возмёт отчаянно оборонявшийся Смоленск – и на этом продвижение России на запад фактически прекратится. К западу от Смоленска русских уже не ждали и не хотели.

Ещё в 1501 г магистр Ордена Вальтер фон Плеттенберг заключил союз с Александром Литовским и объявил московскому государю войну. Это была с его стороны неоценимой услугой Александру. Ибо литовские войска были уже разбиты при Ведроше, сам Александр уехал в Краков требовать себе польскую корону, а от русских войск этим летом ожидали похода на Смоленск.

Орден открыл второй фронт против России. Фон Плеттенберг показал себя мастером манёвренной войны. Его войска совершили несколько рейдов по псковским землям и нанесли несколько поражений русским воеводам. Но когда Иван III заключил мир с королём Александром, то мир был заключён и с Ливонией, причём Иван III в переписке с магистром именовал себя царём.

В 1502 г Иван III окончательно решил вопрос о престолонаследии. 11 апреля Дмитрий Внук и его мать Елена Волшанка были посажены в заточение. Единоличным наследником был провозглашён Василий Иванович, и 14 апреля 1502 г он был венчан шапкой Мономаха как великий князь Владимирский и Московский и всея Руси самодержец.

В апреле 1503 в.к. Софья Палеолог скончалась в возрасте 60-и лет. А летом того же года великий князь Иван III «начят изнемогати», а к концу года его разбил частичный паралич. Власть начала ускользать из его рук.

В 1503 г умер князь Фёдор Васильевич, князь Перевитский и Старорязанский, дядя малолетнего в.к. Ивана Ивановича Рязанского. Свой удел князь Фёдор целиком завещал Ивану III. В конце 1503 г умер князь Иван Борисович, племянник Ивана III. Все свои владения он завещал в.к. Ивану.

Осенью 1503 г был проведён Собор, где был поставлен вопрос о секуляризации церковных земель. Великого князя поддержала часть духовенство – «нестяжатели». Однако иерархи дружно воспротивились запросам государя и он вынужден был уступить.

В конце 1503 г, чувствуя приближение смерти, Иван III решил примириться с Церковью. Он много раз посягал на права митрополитов, завладел церковными землями новгородчины и даже пытался провести полную секуляризацию, приближал к себе еретиков – «жидовствующих». Теперь он пообещал игумену Иосифу Волоцкому (глава иосифлян – противников нестяжателей) отступиться от своих заблуждений. Начались казни. В Москве было впервые устроено аутодафе – «жидовствующих» сжигали заживо. Во время этой кампании, в январе 1505 г, умерла Елена Волшанка – известная как покровительница еретиков.

Впрочем, сам Иван III к этому времени уже не контролировал ситуацию. Власть переходила к его наследнику. В 1504 г Василий Иванович, устав от постоянных неудачных попыток отца найти ему невесту среди заграничных принцесс, принял свое первое самостоятельное политическое решение. В Москве был проведён конкурс красавиц, в котором участвовало полторы тысячи претенденток. Выбор молодого великого князя пал на Соломонию Юрьевну Сабурову. Свадьба состоялась в сентябре 1505 г. Чуть ли не за свадебным столом новый государь узнал о начале войны с Казанью.

Хан Абдул-Летиф ещё в 1501 г начал курс на выход из-под протекции Москвы. Глава Казанского правительства, мурза Кель-Ахмед, ездил жаловаться в Москву на действия хана. В результате этого в 1502 г в Казань явились московские войска под командованием князя Ивана Звенигородского. Хан Абдул-Летиф был низложен, а ханом вновь провозглашён Мухаммед-Эминь. С ним был подписан новый договор о союзе.

Но хан Мухаммед-Эминь также стал тайно проводить антимосковскую политику. Иван III был уже стар и вел войну на западе, почему на Казань внимание обращали мало. А хан сумел устранить влиятельных промосковских вельмож, и прежде всего Кель-Ахмеда.

Мухаммед-Эминь начал войну 24 июня 1505 года и имел целью выйти из-под политического влияния Москвы, разорвать кабальные договоры и приобрести в ходе войны побольше русских пленников, ибо из-за их длительного отсутствия на невольничьих рынках цены на них стояли очень высокие. В этот день на территории Казанского ханство были взяты в плен все русские подданные. Одновременно из Казани вышли союзные казанско-ногайские войска и к сентябрю 1505 г они осадили Н. Новгород, но взять его не смогли.

Из Москвы на перехват казанских и ногайских татар была направлена армия под предводительством князя Василия Даниловича Холмского.

При этих обстоятельствах, 27 октября 1505 года в возрасте 65 лет после 43 лет правления умер Иван III Васильевич, государь всея Руси, великий князь Московский, Владимирский, Новгородский, Псковский, Тверской, Нижегородский, Югорский, Пермский, Булгарский, и иных.

Предводители московской армии в таких обстоятельствах не решились переходить Казанскую границу. А новым государем стал сын Ивана III и Софьи Палеолог – Василий III Иванович. В это время ему было 26 лет.

На Карте №11 показана Россия во время правления Ивана III Васильевича.

QUOTE
«Кончина Ивана Великого 27 октября 1505 года описана в летописях на удивление кратко и сухо…

Нет ни упоминания о всеобщем горе, ни похвального слова Ивану Васильевичу. А между тем речь идет о великом князе, которого по справедливости стоило бы почтить приличным некрологом. Ведь «для областей, доставшихся Иоанну в наследство от отца, его правление было самым спокойным, самым счастливым временем: татарские нападения касались только границ; но этих нападений было очень немного… восстание братьев великокняжеских только напугало народ; остальные войны были наступательные со стороны Москвы: враг не показывался в пределах постоянно торжествующего государства»…

В этом равнодушии к памяти Ивана, возможно, сказалась все та же тайная неприязнь к «государю всея Руси», которой отмечены… летописи. Не склонен был прославлять своего грозного отца и новый великий князь Василий III, успевший в последние годы жизни Ивана отведать тюремных сухарей. Кажется, все вздохнули с облегчением: разжалась взнуздавшая Русь железная рука, закрылся грозный взгляд, заставлявший трепетать всех и каждого…

Уйдя из жизни, Иван Великий продолжал жить в своих делах. Его потомки придерживались основных направлений разработанной им политики, решали задачи, которые он поставил. Для того чтобы выполнить составленную им программу, стране потребовались целых три столетия.

Во внутренней политике основной целью Ивана III было укрепление Российского государства. (Примечательно, что и само название «Россия» входит в употребление со времен Ивана III.) Наилучшей его формой он считал монархию...

«…он… был первым истинным самодержцем России, заставив благоговеть перед собою вельмож и народ, восхищая милостию, ужасая гневом, отменив частные права, несогласные с полновластием венценосца»….

Для укрепления своей монархии Иван нашел несколько методов. Первый и главный состоял в развитии поместного землевладения, которое способствовало политической централизации страны, росту её военного могущества…

Другим методом укрепления государства стало строительство аппарата центральной и местной власти…

Важнейшим условием своевременного исполнения распоряжений центральной власти было наличие развитой сети дорог. Возможность быстрого и безопасного передвижения по дорогам — один из главных признаков сильного государства. Этого же требуют и интересы торговли. При Иване Великом в Московском государстве имелась чётко действовавшая система ямской гоньбы, заимствованная русскими у Золотой Орды… В завещании Иван велит сыновьям сохранять её…

Действенным средством усиления авторитета центральной власти были жестокие расправы с теми, кто так или иначе становился на её пути. Этот метод Иван применял столь же энергично, сколь и расчётливо. Тем же путем шли и его наследники, неуклонно ужесточавшие свой политический режим… Деспотический характер власти московских князей отчётливо проявился уже при Василии III. Теперь времена Ивана III казались почти либеральными…

Заветы Ивана Великого жили не только во внутренней, но и во внешней политике Московского государства. Его любимая идея собирания под одним скипетром «всея Руси» оказалась необычайно продуктивной. Как и положено великим идеям, она поначалу казалась почти безумной. Но в погоне за этим «почти» наследники Ивана зашли так далеко, что однажды и вправду проснулись хозяевами всех владений Ярослава Мудрого…

Иван начал борьбу за Прибалтику…

Иван начал «прибирать к рукам» беспокойное наследство Золотой Орды. Он первым очертил то, что позднее назовут «национальной политикой» России. В своих отношениях с надменными татарскими ханами Иван соединял силу «кнута» со сладостью «пряника». Он умел говорить с Востоком на его языке. Он понял, что великая Россия без Востока так же немыслима, как и без Запада, и начал понемногу расширять свои владения на восток. Тем самым было положено начало трехвековому движению русских к Тихому океану…

Иван «прикармливал» Крым и присматривался к Турции… Стремясь вывести Россию из ее византийского одиночества, Иван готов был вступать в любые союзы и коалиции. Впрочем, при этом он никогда не терял здравого смысла и доброй доли цинизма, присущего выдающимся политикам всех времен.

Люди, подобные Ивану Великому, всегда вызывают у потомков сложное чувство. Их оценка столь же противоречива, как противоречива и сама природа российской верховной власти, объединяющей — но и подавляющей. Во времена Ивана Великого Россия выходила из политического распада… через диктатуру. По происхождению, воспитанию и в силу обстоятельств ему суждено было стать первым российским диктатором («самодержцем»). Как правитель он был, несомненно, первоклассным мастером своего дела. И в этом отношении он заслуживает нашего восхищения. Что же касается нравственного (или, скорее, безнравственного) аспекта его деятельности, — то здесь мы вступаем в ту область, где каждый сам составляет свою калькуляцию…»


За время своего правления Иван III расширил территорию своего государства в несколько раз, добился пожалуй самой сильной в Европе централизации верховной власти, победил всех своих соседей, пытался взять под контроль Церковь, провёл успешную борьбу с удельными князьями. Но в своём завещании Иван III всё же ещё не решился окончательно покончить с удельным прошлым, и всем своим сыновьям выделил удельные княжества. Правда, все эти уделы, даже вместе взятые, были теперь совершенно малы и бессильны по сравнению с тем, что передал Иван III своему наследнику – Василию III Ивановичу.

Василий III получил 66 городов, в том числе все наиболее значительные: Москва, Новгород, Псков, Тверь, Владимир, Коломна, Переяславль, Ростов, Нижний Новгород, Суздаль, Муром, кроме того, волости князей Мезецкого, Новосильских, Одоевских, Белевских, Щетинина, а также Заозерье, Заволочье, Югру, Печору, Пермь Великую, Мордовию, Вятку, вотчину князя Бельского, Корельскую землю с Лопью, Поонежье и Двинскую землю.

Младшим братьям завещано держать Василия III в место отца. Также Василий III в собственно Москве получает две трети города, вместо той трети, что сам Иван III получил от своего отца. А последней третью все братья, включая и Василия III, должны были владеть совместно.

Право чеканки денег передавалось одному Василию III. Он также назначался единственным наследником всех выморочных уделов. Право сношений с иностранными государями также имел только великий князь.

Князь Юрий получил Дмитров, Кашин, Рузу, Звенигород, Брянск и Серпейск.
Князь Дмитрий: Углич, Устюжну, Зубцов, Ржев, Мезецк.
Князь Семён: Калугу, Бежецк, Козельск.
Князь Андрей: Старицу, Верею, Алексин, Вышгород, Холм.

Кроме братьев Василия III было ещё несколько удельных князей:
Князь Фёдор Борисович Волоцкий.
Князь Василий Семёнович Стародубский, Гомельский, Черниговский, Карачевский(?) и Любечский.
Ккнязь Василий Иванович Новгород-Северский и Рыльский.
Князья Иван и Андрей Васильевичи Белевские.
Князь Иван Михайлович Воротынский и Перемышльский.
Князья Иван, Василий и Пётр Семёновичи Одоевские.

Весной 1506 г новый государь всея Руси Василий III сформировал армию для похода на Казань. Её возглавляли его брат князь Дмитрий Иванович, князь И. Бельский и князь А. Ростовский. В сражении 22 мая 1506 г на берегу Волги эта армия потерпела сокрушительное поражение от войск хана Мухаммед-Эминя. Другая армия также потерпела поражение 22 июня у стен Казани. Разбитые русские войска были изгнаны за пределы ханства, однако границу татары переходить не стали. Весной 1507 г начались переговоры о мире, шедшие попеременно в Москве и Казани. В результате были освобождены все русские пленники и признан мир «по старине и дружбе», то есть признавалось полное равенство сторон. Заключению этого мира весьма способствовала мать Мухаммед-Эминя, Крымская ханша Нур-Султан.

Отношения между Московской Русью и Казанским ханством поддерживались на достаточно добрососедском уровне (что было ещё раз закреплено договором 1512 года) вплоть до смерти хана Мухаммед-Эминя, то есть до 1519 года. Но Московское правительство извлекло урок из войны 1505-1507 годов, и вдоль восточной границы была выстроена цепь укреплений, в том числе в Н. Новгороде был построен каменный кремль, существующий и поныне.

Смертью Ивана III решили воспользоваться не только казанские татары, ждали её и в Литве. Король Александр надеялся, что Василий III не сможет быстро утвердить власть в своих руках, так как думал, что партия Дмитрия Внука всё ещё достаточно сильна. В Литве ожидали начала усобицы в России, коий момент был бы благоприятен для возвращения завоеваний Ивана III. Были начаты переговоры с Ливонским магистром Плеттенбергом о совместном выступлении. Но в Москве было всё спокойно – усобиц всвязи со смертью Ивана III не возникло. А в августе 1506 г умер и сам король Александр. И теперь уже Василий III хотел воспользоваться смертью бездетного зятя для мирного соединения Литовской и Московской Руси.

Василий III направил послания королеве Елене и виднейшим панам, где предлагал себя на должность великого князя Литовского. Однако сначала Литва, а потом и Польша признали власть Александрова брата Сигизмунда. Король Сигизмунд решил ознаменовать своё вступление на престол победоносной войной с Россией, чему были благоприятные обстоятельства: Россия уже вела войну с Казанским ханством, да ещё и Крымский хан Менгли-Герей решил разорвать свой союз с Москвой и выступить на стороне Сигизмунда (чему способствовало то, что в самом конце правления Александра крымские татары были разбиты литовцами под предводительством князя Михаила Глинского.)

Однако Василий III сумел заключить мир с Казанью и избежал таким образом войны на два фронта. И 29 апреля 1507 г русские войска перешли западную границу и начали войну с Литвой. В Литве тем временем влиятельный князь Михаил Львович Глинский, обиженный королём Сигизмундом, изменил ему и перешёл на службу Василию III.

Война длилась более года и по её итогам 19 сентября 1508 года был заключён вечный мир. Король Сигизмунд получил Гомель, но уступил в вечное владение России все остальные завоевания Ивана III (ранее они уступались только временно).


Карта 11 Россия во время правления Ивана III Васильевича

Сообщение отредактировано amir: Apr 26 2011, 22:15

Вложенные эскизы изображений
Присоединенное изображение
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Oct 19 2004, 00:25
Создана #35


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15141
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



14. PS Встречь солнца…

В наступившем XVI веке Россия начала своё стремительное шествие «встречь солнца» – на восток. Чуть больше чем за век были пройдены огромные расстояния Сибири и Дальнего Востока, и к 40-м годам XVII века землепроходцы достигли своего «последнего моря» - Тихого океана. Продвижение по Сибири было стремительным. В 1586 г была основана Тюмень, в 1587 – Тобольск. Далее: Пелым 1592, Сургут 1593, Берёзов 1593, Обдорск 1594, Тара 1594, Томск 1604, Туруханск 1607, Кузнецк 1617, Енисейск 1619, Красноярск 1629, Илимск 1630, Якутск 1632, Охотский Острог 1647, Анадырь 1649, Нерчинск 1654, Иркутск 1661, Курган 1689, Верхнекамчатск 1697. Около 1650 г власть «белого царя» признали буряты, и таким образом в состав Российского царства вошли земли, где Чингисхан основал свою империю.

На своём пути встречь солнца Россия вобрала в себя весь бывший улус Джучи. Казанское ханство было присоединено к России к 1556 г, в том же году было присоединено Астраханское ханство. В 1598 г в состав России вошло Сибирское ханство. Ногайская Орда была присоединена в 1606 г. В 1609 г власть «белого царя» признало Калмыкское ханство. Крымское ханство вошло в состав Российской империи в 1783 г.

В XIX веке к империи были присоединены среднеазиатские ханства, основанные Чингисидами. В 1802 г был присоединён Мангышлак, в 1821 – Младший Жуз Казахского ханства, в 1847 – Средний Жуз и Букеева Орда. В 1868 г под власть Российской империи попал Бухарский эмират. В 1870 г столица Тимура – Самарканд вошла в состав России. В 1873 в состав Российской империи вошло Хивинское ханство, а в 1875 – Кокандское.

Литература

1. Алексеев А.К. «Политическая история Тукай-Тимуридов.»
2. Алексеев Ю. Г. «Государь всея Руси.»
3. Андреев А.Р. «История Крыма».
4. Арсюхин Е. «Сибирское ханство. Тёмная история.»
5. Балашов Д.М. Цикл из 9 романов «Государи Московские».
6. Богуславский В.В. «Держава Рюриковичей».
7. Борисов Н.С. «Иван Калита»
8. Борисов Н.С. «Иван III»
9. Варваровский Ю.Е. «Мамаева Орда».
10. Вернадский Г.В. «Монголы и Русь.»
11. Гаев А.Г. «Генеалогия и хронология Джучидов. К выяснению родословия нумизматически зафиксированных правителей улуса Джучи.»
12. Горский А.А. «Москва и Орда».
13. Горский А.А. «К вопросу о составе русского войска на Куликовом поле.»
14. Горский А.А. «Русские земли в XIII-XIV веках. Пути политического развития.»
15. Греков Б. Д., Якубовский А. Ю. «Золотая Орда и её падение».
16. Григорьев А.П. «Официальный язык Золотой Орды.»
17. Григорьев А.П. «Шибаниды на золотоордынском престоле.»
18. Григорьев А.П. «Золотоордынские ханы 60-70-х годов XIII в. Хронология правления».
19. Гумилёв Л.Н. «От Руси до России».
20. Гумилёв Л.Н. «Древняя Русь и Великая степь».
21. Егоров В.Л. «Историческая география Золотой Орды в XIII-XIV вв.»
22. Зайцев И.А. «История Астраханского ханства».
23. Клёнов Н. «Тверь в борьбе.»
24. Клёнов Н. «Господин Великий Новгород: история падения.»
25. Костюков В.П. «Улус Шибана в XIII-XIV вв (по письменным источникам).»
26. Костюков В.П. «Улус Джучи и синдром федерализма.»
27. Костюков В.П. «Шибаниды и Тука-Тимуриды во второй половине XIV в.»
28. Костюков В.П. «Несколько замечаний к походу Тимура 1391 г.»
29. Кривошеев Ю.В. «Русь и монголы. Исследование по истории Северо-Восточной Руси XII-XIV вв.»
30. Кром М.М. «Меж Русью и Литвой. Пограничные земли в системе русско-литовских отношений конца XV - первой трети XVI в.»
31. Кульпин Э. С. «Золотая Орда».
32. Кучкин В.А. «Формирование государственной территории северо-восточной Руси в X-XIV вв.»
33. Кучкин В.А. «Ханы Мамаевой Орды.»
34. Кучкин В.А. «Московско-литовское соглашение о перемирии 1372 г.»
35. Миргалеев И.М. «Политическая история Золотой Орды периода правления Тохтамыш-хана.»
36. Мыськов Е.П. «Политическая история Золотой Орды (1236-1313 гг.)»
37. Нагель Т. «Тимур-завоеватель и исламский мир позднего средневековья».
38. Насонов А.Н. «Монголы и Русь (история татарской политики на Руси).»
39. Немировский А.А. «Монгольская империя в 1248-1388 г».
40. Немировский А.А. «Правители Улуса Орда-Ичена в 1300-1370».
41. Нестеров В. «Московиты.»
42. Песков Д.Н. «Железный век».
43. Порсин А.А. «Политическая деятельность Ногая в Золотой Орде».
44. Похлёбкин В.В. «Татары и Русь. 360 лет отношений. 1238-1598».
45. Почекаев Р.Ю. «Батый. Хан, который не был ханом».
46. Почекаев Р.Ю. «Цари Ордынские. Биографии ханов и правителей Золотой Орды.»
47. Почекаев Р.Ю. «К вопросу о переходе власти в государствах Чингизидов. Золотая Орда в 1358-1362 гг.: династический кризис и феномен самозванства.»
48. Почекаев Р.Ю. «Русские войска в золотоордынских военных кампаниях (к вопросу о статусе вассальных правителей в государствах Чингизидов).»
49. Почекаев Р.Ю. «Право Золотой Орды.»
50. Пресняков А.Е. «Лекции по русской истории. Т.2 Западная Русь и Литовско-Русское государство.»
51. Рева Р.Ю., Шарафеев Н.М. «Неизвестный Сайид-Ахмад.»
52. Рыжов К. Н. «Все монархи мира. Россия».
53. Рыжов К. Н. «Все монархи мира. Мусульманский Восток VII-XV вв».
54. Рыжов К. Н. «Все монархи мира. Мусульманский Восток XV-XX вв».
55. Сабитов Ж.М. «Ханы Ногайской Орды».
56. Сабитов Ж.М. «О численности монгольской армии в Западном походе (1235-1242).»
57. Сабитов Ж.М. «Таварих-и гузида-йи насрат нама как источник по генеалогии джучидов.»
58. Сабитов Ж. М. «Тарихи Абулхаир-хани как источник по истории ханства Абулхаир-хана.»
59. Сабитов Ж. М. «Аноним Искандара как генеалогический источник».
60. Сабитов Ж.М. «Натанзи как источник по истории Золотой Орды.»
61. Сабитов Ж. М. «Ахматовы дети: вопросы генеалоги и хронологии правления.»
62. Сагдеева Р.З. «Серебряные монеты ханов Золотой Орды.»
63. Сафаргалиев М.Г. «Распад Золотой Орды».
64. Селезнёв Ю.В. «Элита Золотой Орды.»
65. Сидоренко В.А. «Хронология правления Золотоордынских ханов 1357-1380 гг».
66. Соловьёв С.М. «История России с древнейших времен».
67. Султанов Т.И. «Чингисхан и Чингисиды. Судьба и власть.»
68. Сусенков Е.И. «Русско-монгольская война (1237-1241).»
69. Таловин Д.С. «Князь Михаил Андреевич и Нижегородское Поволжье в начале XIV века.»
70. Трепавлов В.В. «Золотая Орда в XIV столетии.»
71. Трепавлов В.В. «Джучиев улус в XV-XVI вв: инерция единства.»
72. Ускенбай К.З. «Прообраз казахского улуса (из этнополитической истории Ак-Орды).»
73. Ускенбай К.З. «Улусы первых Джучидов. Проблема терминов Ак-Орда и Кок-Орда.»
74. Ускенбай К.З. «Арало-каспий в первой трети XV в.»
75. Ускенбай К.З. «Держава Урус-хана».
76. Феннел Д. «Кризис средневековой Руси. 1200-1304.»
77. Хрусталев Д.Г. «Русь: от нашествия до "Ига", 30-40 гг. XIII века».
78. Черепнин Л.В. «Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV – XVI в.»
79. Чернышевский Д.В. «Приидоша бесчислены, яко прузи.»
80. Чернышевский Д.В. «Русские союзники монголо-татар».
81. Шабульдо Ф.М. «Земли Юго-Западной Руси в составе Великого княжества Литовского.»
82. Широкорад А.Б. «Русь и Литва. Рюриковичи против Гедиминовичей.»
83. Широкорад А.Б. «Русь и Орда.»
84. Широкорад А.Б. «Альтернатива Москве. Великие княжества Смоленское, Рязанское, Тверское.»
85. Шокарев С.Ю. «Русские княжества в XIV-XV столетиях. К оценке москвоцентрической концепции отечественной истории.»
86. Форум ТВОВ http://www.twow.ru/forum/
87. Форум «Удел Могултая» http://www.wirade.ru/
88. Форум «Новый Геродот» http://gerodot.ru/
89. Форум «Хисторика» http://www.historica.ru/
90. Форум «Историчка» http://www.istorichka.ru/
91. Форум «Евразийского исторического сервера» http://forum-eurasica.ru/
92. Форум «Партизанская база» http://gspo.ru/
93. Сайт «Генеалогия русской знати» http://rusgenealog.ru/
94. Сайт «Хронос» http://www.hrono.ru/
95. Сайт «Средневековая Литва» http://www.istorija.net
96. Сайт «Геосинхрония» http://www.hrono.ru/proekty/ostu/index.html
97. Сайт «Материалы русской истории» http://knigo.com/history/history1.htm
98. Сайт «Книги по истории России» http://www.spsl.nsc.ru/history/
99. Сайт «Гумилевица» http://gumilevica.kulichki.ru/start.html
100. Сайт «История. Историческая география» http://www.hist-geo.net/index.php
101. Сайт «Древнерусская литература» http://old-ru.ru/
102. «Википедия» http://ru.wikipedia.org/


Сообщение отредактировано amir: Apr 30 2011, 22:10
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Oct 19 2004, 00:26
Создана #36


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15141
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



Опаловский В.А.
Москва, декабрь 2003 – май 2004.
Внесение изменений и дополнений: октябрь 2004, август-сентябрь 2009, апрель 2011.

КОНЕЦ

Сообщение отредактировано amir: Apr 26 2011, 22:17
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
amir
post Apr 26 2011, 22:19
Создана #37


Зай XIV
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 15141
Зарегистрирован: 18-March 04
Пользователь №: 8



Последнее редактирование текста:

Апрель 2011

Внесены изменения и дополнения почти во все главы.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение

Тема закрытаОпции темыСоздать новую тему
1 человек читают эту тему (1 гостей и 0 скрытых пользователей)
0 пользователей:
 

Упрощенная Версия Сейчас: 26th April 2018 - 19:52

Ссылки: