IPB

Здравствуйте, Гость ( Авторизация | Регистрация )

11 страниц « < 7 8 9 10 11 > 
ОтветитьСоздать новую темуСоздать новое голосование

Схематически · [ Стандартно ] · Линейно

> Греч. история Xiii века до н.э., с некоторой демифологизацией

Антон Короленков
post Jul 31 2018, 00:04
Создана #121


Пропретор
*********

Группа: Пользователи
Сообщений: 2080
Зарегистрирован: 21-October 12
Пользователь №: 3939



Увы, г-н Голованов, Ваши безграмотные и легкомысленные посты так наскучили мне, что я сделал из для себя невидимыми.

Сообщение отредактировано Антон Короленков: Jul 31 2018, 00:41
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Suetonius
post Jul 31 2018, 08:25
Создана #122


Военный трибун
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 627
Зарегистрирован: 10-July 18
Из: Санкт-Петербург
Пользователь №: 4901



Так, я чувствую - пора заканчивать. Между тем, у нас ещё 7 кораблей, которые бороздят море после гибели Трои. Это благочестивый троянец Эней спасает из обречённого града своих.

30. Энеида (1220-1213 гг)

Не смотря на покровительство самой Афродиты, их тоже постигла страшная буря, после которой они из последних сил подгребают к незнакомому берегу.
Это Северная Африка, здесь правит молодая царица Дидона. Она приветливо принимает Энея и его спутников. В честь них справляется пир, и на этом пиру Эней ведёт свой знаменитый рассказ о падении Трои. Рассказ начинается с Троянского коня, об опасности которого предупреждал ещё Лаокоонт:

«Верите вы, что отплыли враги? Что быть без обмана
Могут данайцев дары? Вы Улисса не знаете, что ли?
Либо ахейцы внутри за досками этими скрылись,
Дибо враги возввели громаду эту, чтоб нашим
Стенам грозить, дома наблюдать и в город проникнуть.
Тевкры, не верьте коню: обман в нём некий таится!
Чем бы он ни был, страшусь и дары приносящих данайцев».

(II, 43-49)
Quidquid id est timeo Danaos et dona ferentes – это стало крылатой латинской фразой, которая обычно переводится императивом: «Бойтесь данайцев и дары приносящих».

Когда коня втаскивали в город, Эней спал; во сне ему явился Гектор:
- Сын богини, беги, из огня спасайся скорее!
Ибо, объехав моря, ты город воздвигнешь великий
.
(II, 289-295)

Эней взбегает на крышу дома — город пылает со всех концов, пламя взлетает к небу и отражается в море, крики и стоны со всех сторон. Он скликает друзей: Гипанида и Диманта, но теряет их в стычках на узких улицах, где на их глазах волокут в плен изнасилованную царевну Кассандру. Потом видят последний бой вокруг дворца Приама. Эней и сам ждёт смерти, но ему является мать-Венера: «Троя обречена, спасай отца и сына!»

С бессильным старцем на плечах, ведя бессильного ребёнка за руку, Эней оставляет горящий город. С уцелевшими троянцами он скрывается на лесистой горе, в дальнем заливе строит корабли и покидает родину. Нужно плыть, но куда?
Так начинается III книга, посвящённая 6-ти годам скитаний. Один берег не принимает их, на другом бушует чума, сочится кровью кустарник на могиле троянского царевича. Посетив Крит, беглецы плывут мимо Итаки и в Эпире встречают Андромаху, которая уже родила Неоптолему, но тот отдал её в жёны своему рабу, а сам уехал свататься к Гермионе (дочери Елены):
Сына Ахиллова спесь, надменность юнца я терпела,
В рабстве рожая детей. Когда же он в Спарту уехал,
Брачный союз заключить с Гермионой, внучкою Леды,
Отдал рабыню свою он Гелену-рабу во владенье…

- горестно жалуется Андромаха (III, 326-329).

Отсюда они плывут в Италию мимо Харибды, и у подножья Этны встречают спутника Одиссея, отставшего от своих. Он прибивается к бывшим врагам. На последней стоянке у острова Ортигии (в Сицилии, близ Сиракуз) умирает дряхлый Анхис; дальше — буря, карфагенский берег, и рассказу Энея конец.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
aeg
post Jul 31 2018, 15:16
Создана #123


Цензор
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 9901
Зарегистрирован: 7-January 10
Пользователь №: 2519



Гелен не был рабом Неоптолема. Это вполне знатный троянец, сын Приама, брат-близнец Кассандры. Как и Кассандра, он имел способности к предсказанию. Однако его сестра обманула Аполлона: Аполлон обещал подарить ей эту способность, если она согласится на его домогательства. Кассандра подарок взяла, но дружить с Аполлоном отказалась. Аполлон обиделся и сделал так, что предсказаниям Кассандры никто не верил.

А вот Гелену повезло, ему верили. После смерти Париса Гелен был одним из претендентов на брак с Еленой, но его отвергли. Огорченный Гелен пошёл развеяться прогулкой на гору Ида, где ахейцы его захватили в плен. А скорее всего, он обиделся и перебежал к противнику, чтобы отомстить за своё унижение и из-за того, что не одобрял предательское убийство Ахиллеса. Его благоприятное отношение к ахейцам доказывают и дальнейшие действия Гелена: он назвал им три условия, при которых они смогут взять Трою.

1) унести у троянцев Палладий, изображение Афины Паллады;

2) добыть лук Геракла у брошенного ими Филоктета;

3) а главное призвать на помощь потомка Эака - имелся в виду сын Ахиллеса Неоптолем (Пирр).

Палладий охранял Трою, когда Одиссей и Диомед похитили эту статуэтку, город лишился защиты. Позднее Палладий привезли в Афины сыновья Тезея, участвовавшие в осаде Трои и освободившие из рабства Эфру, мать Тезея (в рабство она попала, когда братья Елены напали на Афины, чтобы вернуть свою похищенную сестру).

Филоктет (или его отец Пеант) получил от Геракла лук и стрелы в награду за то, что по его просьбе зажёг его погребальный костёр. На пути в Трою его ужалила змея, и в войне Филоктет участвовать уже не мог, поэтому его оставили на острове. Одиссей и Диомед уговорили его отправиться к Трое и по дороге смогли вылечить Филоктета от его болезни. Филоктет убит из лука Париса, позднее вернулся домой, затем отправился для основания колонии в южной Италии и погиб в сражении.

Неоптолем после войны взял с собой в Эпир Андромаху и Гелена. В рабстве они не находились, рабам царство не завещают. Неоптолем женился (или собирался жениться) на Гермионе и был вскоре убит в Дельфах. Царство досталось Андромахе и её новому мужу Гелену (брак заключён после смерти Неоптолема). У Андромахи было три сына, Молосс, Пиел и Пергам. Кто был их отец, не вполне ясно, возможно, что они были от разных браков. Молосс, в честь которого названо эпирское племя молоссов, унаследовал после Гелена царство в Эпире. Пиел также был царём в Эпире, а младший брат Пергам вместе с Андромахой вернулся в Малую Азию, где основал названный его именем город.

В роде эпирских царей встречаются имена, связанные с этой историей. Два царя носили имя Неоптолема, три царя названы именем Пирр (другое имя Неоптолема), два царя носили имя Александра (другое имя Париса, брата Гелена), сын Пирра I носил имя Гелен (не царствовал), встречаются имена Тевкр (брат Аякса и двоюродный брат Ахилла), Троада, царь Эакид (название рода, к которому принадлежал Ахилл), Деидамия (жена Ахилла), Алкимах (дочь Эака Алкимаха). Другие имена указывают на связь с соседней Македонией (Пердикка, Птолемей, Алкет) или эолийцами из Фессалии (Адмет).


Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Suetonius
post Jul 31 2018, 23:03
Создана #124


Военный трибун
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 627
Зарегистрирован: 10-July 18
Из: Санкт-Петербург
Пользователь №: 4901



QUOTE(aeg @ Jul 31 2018, 15:16)
Гелен не был рабом Неоптолема. Это вполне знатный троянец, сын Приама, брат-близнец Кассандры...
Неоптолем после войны взял с собой в Эпир Андромаху и Гелена. В рабстве они не находились, рабам царство не завещают.
*


Спасибо, уваж, aeg - как всегда - великолепный комментарий!
Фактически Вы доказали, что Вергилий был "не в курсе"- ведь он писал много позже Гомера. Но всё же был прекрасный поэт, поэтому перескажу, что пишет далее:

IV книга начинается с признаний царевны Дидоны в любви к Энею. Она говорит об этом своей сестре Анне и обе спешат в храм. Да, за чувствами людей следят боги. Юнона и Венера не любят друг друга, но здесь они подают друг другу руки: Венера не хочет для сына дальнейших испытаний, Юнона не хочет, чтобы в Италии возвысился Рим, грозящий ее Карфагену, — пусть Эней останется в Африке!
Начинается любовь Дидоны и Энея, двух изгнанников, самая человечная, но и трагическая во всей античной поэзии. Они соединяются в грозу, во время охоты, в горной пещере: молнии им вместо факелов, и стоны горных нимф вместо брачной песни. Это не к добру, потому что Энею писана иная судьба, и за этой судьбою следит Юпитер. Он посылает во сне к Энею Меркурия:
- «Не смей медлить, тебя ждёт Италия, а потомков твоих ждёт Рим!»

Эней мучительно страдает:
-«Боги велят — не своей тебя покидаю я волей!..» — говорит он Дидоне, Следует душераздирающий диалог (вообще, конец IV книги потрясает). Дидона убеждает, молит, наконец, пророчествует:
«Побойся! если будет Рим и будет Карфаген, то будет и страшная война меж твоими и моими потомками!»
Всё тщетно. Она видит с дворцовой башни дальние паруса Энеевых кораблей, складывает во дворце погребальный костёр и, взойдя на него, бросается на меч:
Анна нашла и сестру умирающую грела в объятьях,
Тёмную кровь одеждой своей утирала, стеная.
Тяжкие веки поднять попыталась Дидона – но тщетно;
Воздух, свистя, выходил из груди сквозь зиявшую рану.
Трижды старалась она, опершись на локоть подняться,
Трижды падала вновь, и блуждающим взором искала
Свет зари в небесах – и стонала, увидев сияние.

(IV, 686-692)


Сообщение отредактировано Suetonius: Jul 31 2018, 23:05
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Suetonius
post Aug 1 2018, 01:20
Создана #125


Военный трибун
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 627
Зарегистрирован: 10-July 18
Из: Санкт-Петербург
Пользователь №: 4901



Между тем, Эней уже в Сицилии, где посещает могилу отца и устраивает в честь него состязания. Отец является ему в ночном видении и призывает спуститься к нему за некими тайнами. Самое время! Его товарищи устали от скитаний; пока Эней справляет поминальные игры на могиле Анхиса, их жены зажигают Энеевы корабли, чтобы остаться здесь и никуда не плыть. Четыре корабля погибают, уставшие остаются, однако Эней выполняет завет родителя:
В царство Дита сойди, спустись в глубины Аверны,
Сын мой, и там меня отыщи: не во мраке унылом
Тартара я обитаю теперь, но средь праведных сонмов
В светлом Элизии. Путь пред тобою откроет Сивилла…
Там узришь ты свой род и город, что дан тебе будет.

(V, 732-737)

Вся VI книга – захватывающее инфернальное путешествие в загробный мир. Вход в него расположен у подножья Везувия, где обитает вещая Сивилла. Она предсказывает герою подвиги «в краю Латинском» и научает его сорвать у входа путеводную золотую ветвь. С этой золотою ветвью в руках он сходит в подземный мир, населённый тенями. Как Одиссей спрашивал тень Тиресия о своём будущем, так Эней надеется спросить тень своего отца Анхиза о будущем своих потомков.

Дорога приводит его к Ахеронту, через который Харон перевозит только погребённых умерших. Поэтому многие тени безнадёжно толпятся на берегу. Среди них Эней узнаёт недавно утонувшего Палинура. Эней предъявляет золотую ветвь и перевозится на другой берег, охраняемый 3-х главым Цербером. Вдали уже виден судья Минос, который вопрошает всех о прожитой жизни.
Перейдя болота Стикса, Эней выходит на поля скорби, где встречает жертв любви – Пасифаю, Федру и свою Дидону с раной в груди. Но напрасно он пытается заговорить с ней:
- Против воли я твой, царица, берег покинул!..
Она молчит и отворачивается (VI, 450-476).

На краю равнины ему встречаются герои: Тидей, Адраст и друзья-троянцы. Деифоб протягивает к нему окровавленные руки и рассказывает, что когда, проводив Елену к Троянскому коню, он заснул, она привела к нему Менелая и тот убил его.
Далее – развилка дорог: правая ведёт к стенам Дита (в Элизии), а левая – в Тартар, напоминающий город в огне:

Влево Эней поглядел: там, внизу, под кручей скалистой
Город раскинулся вширь, обнесённый тройною стеною.
Огненный бурный поток вкруг твердыни Тартара мчится,
Мощный струёй Флегетон увлекает гремучие камни.
Рядом ворота стоят на столпах адамантовых прочных:
Своры их сокрушить ни людская сила не может,
Ни оружье богов. На железной башне высокой
Днём и ночью сидит Тисифона в одежде кровавой,
Глаз не смыкая, она стережёт преддверия Дита.
Слышится стон из-за стен и посвист плетей беспощадных,
Лязг влекомых цепей и пронзительный скрежет железа.

(VI, 549-558)

В последней глубине Тартара находится колодец титанов:
В глубину уходит настолько
Тартара тёмный провал, что вдвое до дна его дальше,
Чем от земли до небес, до высот эфирных Олимпа.
Там рождённых Землёй титанов древнее племя
Корчится в муках на дне, низвергнуто молнией в бездну.

(VI, 577-581).

Всякий может видеть, насколько близка эта география ада последующей (уже христианской!) географии великого Данте. Только у Данте гигантская воронка Коцита образована падением свергнутого с небес сатаны. Но в целом Вергилия можно назвать настоящим пророком и предтечей христианства (почему Данте и выбирает его в спутники).

Видит Эней также загробных друзей Тесея и Пейритоя. Но, окроплённый святой водой, вступает в радостную область, где «зелень счастливых дубрав» и слышатся песни пирующих на траве героев. Это те, кто вели добродетельную жизнь или погибли в боях за отчизну. Здесь, наконец, находит он тень отца:

Трижды пытался отца удержать он, сжимая в объятьях,-
Трижды из сомкнутых рук бесплотная тень ускользала,
Словно дыханье, легка, сновиденьям крылатым подобна.

(VI, 700-702).
Анхиз развивает доктрину метемпсихоза, указывая на реку забвения Лету: над нею вихрем кружатся души, которым суждено в ней очиститься и явиться на свет.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
aeg
post Aug 1 2018, 04:55
Создана #126


Цензор
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 9901
Зарегистрирован: 7-January 10
Пользователь №: 2519



QUOTE(Suetonius @ Aug 1 2018, 02:20)
Всякий может видеть, насколько близка эта география ада последующей (уже христианской!) географии великого Данте. Только у Данте гигантская воронка Коцита образована падением свергнутого с небес сатаны. Но в целом Вергилия можно назвать настоящим пророком и предтечей христианства (почему Данте и выбирает его в спутники).
*



Вергилия Данте не выбрал: его прислала Беатриче, умершая возлюбленная Данте.

В "Буколиках" (4-ая эклога) Вергилий предсказывает наступление Золотого века и связывает его с рождением младенца в семье Азиния Поллиона (по другим версиям, в семье Марка Антония или Октавиана). Христианские авторы (как Тертуллиан) считали этого младенца Христом, потому Вергилий и получил от них христианскую душу.

Брут и Кассий всего лишь проиграли в гражданской войне, а Данте сделал из них предателей, достойных 9-го круга Ада. По справедливости и Вергилий должен был оказаться там же, поскольку Октавиан при раздаче земель своим ветеранам после победы при Филиппах конфисковывал земли у италиков, а среди пострадавших оказался и сам Вергилий. Гораций даже участвовал в этой битве на стороне Брута в качестве военного трибуна.

Получается, что Меценат собрал литературный кружок из оппозиционных режиму Августа поэтов, да и у самого его взгляды часто противоречили официальной идеологии.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Suetonius
post Aug 1 2018, 09:40
Создана #127


Военный трибун
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 627
Зарегистрирован: 10-July 18
Из: Санкт-Петербург
Пользователь №: 4901



QUOTE(aeg @ Aug 1 2018, 04:55)
Вергилия Данте не выбрал: его прислала Беатриче, умершая возлюбленная Данте.
*


Но ведь опять же – избранная (творчески) Беатриче его внутреннего культа, а не та реальная монна Портинари, которая всего дважды походя говорила с Поэтом, вышла замуж за другого и умерла родами в 1290 г.

Однако спешу закончить:

В дне пути от Сивиллиных мест — устье Тибра, область Лаций, где живёт старый мудрый царь Латин со своим народом — латинами; рядом — племя рутулов с молодым героем Турном, потомком греческих царей. Сюда-то приплывает Эней и отправляет послов к царю Латину просить мира, союза и руки его дочери Лавинии. Старик не против: боги давно вещали ему, что дочь его выйдет за чужестранца и потомство их покорит весь мир. Но богиня Юнона в ярости — враг ее, троянец, одержал верх над ее силой и вот-вот воздвигнет новую Трою:
- Будь же война, будь общая кровь меж тестем и зятем!
Если небесных богов не склоню — преисподних воздвигну!


На охоте троянские охотники по ошибке затравили ручного царского оленя, теперь они латинам не гости, а враги. Царь Латин в отчаянии слагает власть; молодой Турн (сам сватавшийся к царевне Лавинии, а теперь отвергнутый) собирает могучую рать против пришельцев:

Эней тоже ищет союзников: он плывёт по Тибру туда, где на месте будущего Рима живёт царь Евандр, вождь греческих поселенцев из Аркадии. На будущем форуме пасётся скот, на будущем Капитолии растёт терновник, в бедной хижине царь угощает гостя и даёт ему в помощь четыреста бойцов во главе со своим сыном, юным Паллантом.
Но пока Эней вдалеке, Турн с италийским войском подступает к его стану:
Как пала древняя Троя, так пусть падёт и новая:
за Энея — его судьба, а за меня — моя судьба!


Турн поджигает троянские укрепления, врывается в брешь, крушит врагов десятками. Тем временем наконец-то возвращаются Эней с Паллантом и его отрядом; юный Асканий-Юл, сын Энея, бросается из лагеря на вылазку ему навстречу; войска соединяются, закипает общий бой (как когда-то под Троей). Пылкий Паллант рвётся вперёд, совершает подвиг за подвигом, сходится, наконец, с непобедимым Турном — и падает от его копья. Турн срывает с него пояс и перевязь, а тело в доспехах благородно позволяет соратникам вынести из боя. Эней бросается мстить, но Юнона спасает от него Турна…
Ну - и т.п. перепевы Гомера…

Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Антон Короленков
post Aug 1 2018, 09:48
Создана #128


Пропретор
*********

Группа: Пользователи
Сообщений: 2080
Зарегистрирован: 21-October 12
Пользователь №: 3939



Дион Хрисостом давно доказал, что троянцы войну выиграли и захватили Эпир и Лаций, простерев свои владения от Геллеспонта до Тибра.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Suetonius
post Aug 1 2018, 15:02
Создана #129


Военный трибун
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 627
Зарегистрирован: 10-July 18
Из: Санкт-Петербург
Пользователь №: 4901



QUOTE(Антон Короленков @ Aug 1 2018, 09:48)
Дион Хрисостом давно доказал, что троянцы войну выиграли...
*


А - "Троянская речь"!
Блестящий образец II софистики и демифологизации.
Нелепо было бы с этим спорить; тем более - в разделе, посвящённом альтернативной истории (где торжествует постмодернизм, а серьёзные споры, по крайней мере - неуместны).

Но закончу:

Эней сходится с Мезенцием и убивает его вместе с сыном Лавсом. День заканчивается, оба войска хоронят и оплакивают своих павших. Но война продолжается.
Видя гибель своих бойцов, слыша скорбные рыдания старого Латина и юной Лавинии, чувствуя наступающий рок, Турн шлёт гонца к Энею: «Отведи войска, и мы решим наш спор поединком». Если победит Турн — троянцы уходят искать новую землю, если Эней — троянцы основывают здесь свой город и живут в союзе с латинами. Поставлены алтари, принесены жертвы, произнесены клятвы, два строя войск стоят по две стороны поля. И опять, как в «Илиаде», перемирие вдруг обрывается.

В небе является знамение: орёл налетает на лебединую стаю, выхватывает из неё добычу, но белая стая обрушивается со всех сторон на орла, заставляет его бросить лебедя и обращает в бегство.
«Это — наша победа над пришельцем!» — кричит латинский гадатель и мечет своё копье в троянский строй. Войска бросаются друг на друга, начинается общая схватка, и Эней и Турн ищут друг друга в сражающихся толпах.

Вот - сошлись: «сшиблись, щит со щитом, и эфир наполняется громом».
Эней ударяет копьём — пронзает Турну и щит и панцирь, он падает, раненный в бедро. Подняв руку, он говорит:
Ты победил; царевна — твоя; не прошу пощады для себя, но если есть в тебе сердце — пожалей меня для моего отца: и у тебя ведь был Анхис!
Эней останавливается с поднятым мечом — но тут взгляд его падает на пояс и перевязь Турна, которые тот снял с убитого Палланта, недолгого Энеева друга. «Нет, не уйдёшь! Паллант тебе мстит!» — восклицает Эней и пронзает сердце противника;
и объятое холодом смертным
Тело покинула жизнь и к теням отлетела со стоном.


На этом заканчивается «Энеида».

Сообщение отредактировано Suetonius: Aug 1 2018, 15:03
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Антон Короленков
post Aug 1 2018, 23:50
Создана #130


Пропретор
*********

Группа: Пользователи
Сообщений: 2080
Зарегистрирован: 21-October 12
Пользователь №: 3939



QUOTE(Suetonius @ Aug 1 2018, 15:02)
Блестящий образец II софистики и демифологизации.
Нелепо было бы с этим спорить; тем более в разделе, посвящённом альтернативной истории (где торжествует постмодернизм, а серьёзные споры, по крайней мере неуместны).
*



Да какие споры, исключительно ioci gratia. :drinks:
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Suetonius
post Aug 2 2018, 08:37
Создана #131


Военный трибун
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 627
Зарегистрирован: 10-July 18
Из: Санкт-Петербург
Пользователь №: 4901



Пока Эней воюет, Одиссей мастерит плот и бежит с острова нимфоманки Калипсо. Но Посейдон всё ещё мстит ему: на 18-й день плаванья начинается буря, которая разрушает плот и 3 дня носит пловца незнамо где, после чего выбрасывает на остров Схерии, в котором все комментаторы согласно признают остров Корфу (Керкиру). Там обитает благодушный народ феаков под управлением царя Алкиноя (песнь V). Утром следующего дня Афина является во сне дочери царя Навсикае:
- Тебе замуж скоро; пойди на берег постирай одежды свои!

Можно себе представить, как подскочила девушка, и, впрыгнув в самую быструю колесницу, помчалась с подругами на берег! Постиравшись и искупавшись, девушки стали играть на берегу в мяч, который нечаяно залетел в кусты и пробудил измученного Одиссея. Когда весь покрытый тиною, он вылез из кустов, обнажённые девушки с визгом разбежались. Навсикая одна осталась, и во все глаза рассматривая героя, и обещала ему и помощь и приют. Такова VI – самая поэтичная песнь Одиссеи.

Вечером, по совету Навсикаи, Одиссей приходит на пиршество к царю Алкиною (песнь VII). Далее описано пение Демодока во время пира (как бы автопортрет Гомера). Одиссей плачет, слушая певца, и Алкиной расспрашивает его причинах скорби (песнь VIII). Следует рассказ Одиссея о приключениях, описанных выше (песни IX, X, XI и XII). Тронутый его скитаниями царь Алкиной велит снарядить для героя корабль, и, щедро одарив его, отправляет на родину.

Так Одиссей оказывается на туманном берегу Итаки. Он почти неузнаваем: стар, лыс, нищ, с посохом и сумою. В этом виде идёт он в глубь острова — просить приюта у старого доброго свинопаса Евмея, которому рассказывает, будто был у пиратов и едва спасся. Евмей зовёт его в хижину, сажает к очагу, угощает, горюет о пропавшем без вести Одиссее, жалуется на буйных женихов, жалеет царицу Пенелопу и царевича Телемаха.

На другой день приходит и сам Телемах, вернувшийся из своего странствия. Евмей и Одиссей в одежде нищего бредут за ним. Здесь есть невыразимо трогательная деталь: странника, которого не в силах узнать ни верная жена, ни её «женихи», узнаёт старый пёс:

Уши и голову, слушая их, подняла тут собака
Аргус; она Одиссеева прежде была, и её он выкормил сам…
Ныне ж, забытый (его господин был далёко)
Аргус лежал у ворот на навозе, который от многих
Мулов и многих коров на запас там копили,
Им Одиссеевы были поля унавожены тучно;
Там полумёртвый лежал неподвижно покинутый Аргус.
Но Одиссееву близость почуствовал он, шевельнулся,
Тьронул хвостом и поджал в изъявлении радости уши;
Близко ж подползть к господину и даже подняться он не был
В силах…

(XVII, 291-327)
Так, в радостном узнавании, он отдал богу душу, и великий Гомер оставил в своей великой поэме бессмертный памятник этой верности.

Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Антон Короленков
post Aug 2 2018, 09:30
Создана #132


Пропретор
*********

Группа: Пользователи
Сообщений: 2080
Зарегистрирован: 21-October 12
Пользователь №: 3939




QUOTE(Suetonius @ Aug 2 2018, 08:37)
Пока Эней воюет, Одиссей мастерит плот и бежит с острова нимфоманки Калипсо.
*



Ну почему же бежит, всё официально, сцена прощания, оркестр на берегу, прочувствованные речи – боги разрешили, так что никакого бегства.


QUOTE(Suetonius @ Aug 2 2018, 08:37)
Но Посейдон всё ещё мстит ему
*



А трепаться не надо было, что это он Полифему глаз выколол (и в пещеру его лазить тоже, а то объел хозяина, да ещё и подарков ждал).

QUOTE(Suetonius @ Aug 2 2018, 08:37)
3 дня носит пловца незнамо где, после чего выбрасывает на остров Схерии, в котором все комментаторы согласно признают остров Корфу (Керкиру).
*



Да мало ли что комментаторы признают. Схерия – в сказочном пространстве, её и искать бесполезно. Это как избушку на курьих ножках локализовать.

QUOTE(Suetonius @ Aug 2 2018, 08:37)
Далее описано пение Демодока во время пира (как бы автопортрет Гомера).
*



Эх, если бы ещё знать, что автор «Одиссеи» и впрямь слепым был! ;)

QUOTE(Suetonius @ Aug 2 2018, 08:37)
Так, в радостном узнавании, он отдал богу душу, и великий Гомер оставил в своей великой поэме бессмертный памятник этой верности.
*


Предстал перед Спасителем? :biggrin:

Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
aeg
post Aug 2 2018, 11:17
Создана #133


Цензор
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 9901
Зарегистрирован: 7-January 10
Пользователь №: 2519



На Посейдона Одиссей зря обижался. Ему следует винить только свою неспособность к мореходному искусству. Видишь бурю? Срочно на берег. Если не успеваешь, то уходи в открытое море, чтобы не разбиться о прибрежные скалы и не попасть на мель.

Посейдон сделал доброе дело, выбросив его к феакам в самом жалостном виде. Свой царский костюмчик Одиссей потерял в море, поэтому неудивительно, что жители испугались его вида. А может быть, что и не испугались: феакиянки с детства привыкли к морю, плавали с папой на корабле и даже утопленника, которого немножко покушали рыбы и прочие морские жители, не испугались бы.

Что они пришли для стирки, тоже сомнительно. Кто же стирает в жёсткой морской воде?

А Одиссею следовало бы не заговаривать с незнакомыми принцессами. У лестригонов такая барышня уже привела его спутников к своему папаше, которому как раз нужна была закуска к пиву. Видимо, Одиссей был не в себе, и обычное хитроумие ему изменило.

Феаки имели прямое отношение к Посейдону: он считался предком их царя. Навсифой, отец Алкиноя, был сыном Перибеи (внучки Миноса) и неизвестного отца, под которым подозревали Посейдона. Если бы Посейдон хотел отомстить Одиссею, феаки бы не стали его принимать как гостя, а бросили бы обратно в море.

Идентификация земли феаков с Коркирой сомнительна. Коркира относится к Ионическим островам, как и Итака. А тогдашние цари все друг друга знали, и Одиссея бы не стали расспрашивать, кто он такой и какого он рода. Елена долгое время провела в Трое, однако, находясь на стене, всех ахейских царей смогла вспомнить и дать им характеристику. Не Елена, а отдел кадров.

Раз Одиссея не узнали, то феаки жили далеко от Итаки. А скорее всего Одиссей их просто выдумал, когда Пенелопа встретила его со сковородкой в руке и грозно произнесла: "Ты где шлялся столько времени, старый сатир?". Чтобы избежать позорной смерти от удара сковородкой, Одиссей всё и выдумал. И месть Посейдона тоже, и разные ужасы. Сам же всё это время пьянствовал и шлялся по социально безответственным девицам.

Когда явился его незаконный сын Телегон требовать с беспутного папаши алименты, то случайно убил его и был вынужден жениться на его вдове, чтобы избежать преследования Эриний. Эриний никаких не было, это были родственницы убитого, которые мстили за него убийцам.

Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Suetonius
post Aug 3 2018, 00:19
Создана #134


Военный трибун
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 627
Зарегистрирован: 10-July 18
Из: Санкт-Петербург
Пользователь №: 4901



Ой, молодцы – как хорошо подхватили!
А то я совсем уже зачах в своём проклятом бизнесе (только сейчас вернулся с работы).
Ну, главное – успел! Цель была – представить греч. мифологический кикл в некой синхронизации (даже с условными датами). Что, в общем-то, и получилось: весь XIII век до.н.э. (от победы Крита над Афинами в 1297 г. до возвращения Одиссея в 1210-м) предстал, как некоторая связанность событий (м.б. - реальная история, впоследствии мифологизированная).

QUOTE(Антон Короленков @ Aug 2 2018, 09:30)
Предстал перед Спасителем? :biggrin:
*


О собачьем боге процитирую стих нашего лучшего питерского Поэта:
А с прописной я пишу или строчной буквы
Имя его, если бы спохватились вдруг вы,
Вам это важно? Ему это всё равно.
Знает звезда, залетающая ночью в окно.


Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Suetonius
post Aug 3 2018, 23:23
Создана #135


Военный трибун
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 627
Зарегистрирован: 10-July 18
Из: Санкт-Петербург
Пользователь №: 4901



Тут осталось обсудить совсем немножко – победоносный финал (не предполагавшийся предыдущим повествованием):

Одиссей входит в дом, просит подаяния у женихов, терпит насмешки и даже побои. Только Пенелопа зовёт чужестранца к себе:
- Не слышал ли ты вестей об Одиссее?
- Слышал, — отвечает Одиссей, — он в недальнем краю и скоро прибудет.
Пенелопе не верится, но она благодарна гостю и велит старой служанке омыть страннику его пыльные ноги. И здесь совершается второе узнавание: служанка прикасается к ногам гостя и чувствует на голени шрам, какой был у Одиссея после охоты на кабана в его молодые годы:
- Ты?!
Одиссей зажимает ей рот:
- Да, но молчи — иначе погубишь все дело!

Наступает последний день. Пенелопа созывает женихов в пиршественную горницу:
- Вот лук моего погибшего мужа; кто натянет его и пустит стрелу, тот станет моим мужем!
Один за другим сто двадцать женихов примериваются к луку — ни единый не в силах даже натянуть тетиву. Они уже хотят отложить состязание до завтра — но тут встаёт Одиссей в своём нищем виде:
- Дайте и мне попы¬тать: ведь и я когда-то был сильным!
Женихи негодуют, но Телемах заступается за гостя. Одиссей берётся за лук, легко сгибает его, звенит тетивой, стрела пролетает сквозь кольца и вонзается в стену:
- Нет, не разучился я стрелять: попробую теперь другую цель!

И вторая стрела поражает самого наглого и буйного из женихов, которые
хватаются за мечи. Но Одиссей разит их стрелами, а когда кончаются стрелы — копьями, которые подносит верный Евмей. Жадные конкуренты мечутся по палате и падают один за другим. Груда мёртвых тел громоздится посреди дома, верные слуги толпятся вокруг и ликуют, видя как бы воскресшего из мертвых (Песни XXI и XXII).
Одиссей велит позвать Пенелопу и напоминает ей тайну их ложа. Они предаются любви.
(Happy end)

Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение

ОтветитьОпции темыСоздать новую тему
1 человек читают эту тему (1 гостей и 0 скрытых пользователей)
0 пользователей:
 

Упрощенная Версия Сейчас: 16th October 2019 - 00:54

Ссылки: