IPB

Здравствуйте, Гость ( Авторизация | Регистрация )

ОтветитьСоздать новую темуСоздать новое голосование

Схематически · [ Стандартно ] · Линейно

> Мог ли Александр 1 стать союзников декабристов, Ваше личное мнение

Rzay
post Jan 21 2020, 20:09
Создана #106


Дистрибьютор добра
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 53236
Зарегистрирован: 19-March 04
Из: Уфа
Пользователь №: 17



Впрочем многие фигуранты заговора 1801 года тоже во власть так и не попали - тот же Пален, его глава, который пожалуй при Павле мог подняться выше.


--------------------
Хотел создать в ЖЖ журнал под ником Rzay - отказали, поскольку такой уже существует. Так что если попадётся блогер Rzay - это не я.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
LMs
post Jan 21 2020, 20:31
Создана #107


Консул
**********

Группа: Пользователи
Сообщений: 2992
Зарегистрирован: 15-March 11
Пользователь №: 3323



организаторы февраля тоже пробыли у власти микроскопический по времени период, или не попали во власть вовсе, тот же Родзянко


--------------------
Τελος και τω Θεω δοξα!
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
тохта
post Jan 21 2020, 23:20
Создана #108


Пропретор
*********

Группа: Пользователи
Сообщений: 2218
Зарегистрирован: 17-June 05
Пользователь №: 232



Мой ответ на вопрос типикапстера- безусловно да. Первые организации декабристов создавались именно для поддержки царских реформ, просто их не последовало.


--------------------
каждый сходит с ума по своему
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Michael
post Jan 21 2020, 23:37
Создана #109


Цензор
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 11416
Зарегистрирован: 21-March 04
Пользователь №: 24



QUOTE(Rzay @ Jan 21 2020, 16:24)
Ну есть известный анекдот про его любовницу Жеребцову, которая будучи в Лондоне уже после переворота получила деньги для распределения между заговорщиками, но оставила их себе.
*

Это разве что анекдот.

Нет никаких свидетельств того, что Жеребцова получила хоть какие-то деньги (а ведь это должна была быть значительная сумма). Более того, зачем выплачивать деньги после переворота? Очевидно, только если они были обещаны до; но нет никаких свидетельств, что кому-то были обещаны какие-то средства за участие в заговоре. Рассказ не указывает конкретных имен получателей, реальных или потенциальных, сложно отнестись к нему более, чем к анекдоту.


--------------------
История - это предсказание настоящего (Луис Менанд).
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Michael
post Jan 21 2020, 23:53
Создана #110


Цензор
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 11416
Зарегистрирован: 21-March 04
Пользователь №: 24



QUOTE(Val @ Jan 21 2020, 18:00)
Даже в рамках анекдота отмечается готовность англичан профинансировать свержение русского императора.
*
Разумеется. Но понятно, что это не говорит о том, была ли у англичан такая готовность; это отражает лишь взгляды авторов анекдота (появившегося, похоже, через много лет после событий).


--------------------
История - это предсказание настоящего (Луис Менанд).
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Val
post Jan 30 2020, 09:28
Создана #111


Цензор
*************

Группа: Совет
Сообщений: 59775
Зарегистрирован: 19-March 04
Из: СПБ
Пользователь №: 15



К вопросу об англо-русских экономических связях:
Ингредиенты английского пирога

Чтобы получить в эпоху паруса деревянный корабль, недостаточно было одного только желания. Для постройки линкоров и фрегатов требовались древесина, железо, лён, пенька, дёготь, смола — и это далеко не полный перечень материалов. Все их необходимо было где-то брать, и не всегда даже «владычица морей» могла справиться с этой задачей своими силами. Тем не менее почти 200 лет Англия содержала флот, насчитывавший более 100 линейных кораблей, причём их состав почти полностью менялся каждые 20 лет, то есть одних только линкоров, по самым скромным подсчётам, за это время было построено более 2000! Посмотрим, как англичане справлялись с проблемами и какие «ингредиенты» использовали для создания своих кораблей.
Древесина
Материалы для строительства кораблей имели стратегическое значение. Если каких-то ресурсов не хватало, их надо было достать — из колоний или откуда-то ещё. Чаще всего сырьё поступало из других стран.
Первое, в чём нуждалась Англия, — это лес. Постройка линейного корабля требовала большого количества древесины, причём разнообразной: дуба, вяза, тика и других видов. Древесина была расходным материалом: она гнила на стоянке, её ел корабельный червь, повреждали шторма и сражения, и даже разность в солёности вод влияла на жизненный цикл корабельных корпусов. Неудивительно, что ремонт и замена всех деревянных частей корабля были процессом постоянным. Можно сказать, что любое судно XVIII века постоянно находилось в ремонте.
Своё дерево англичане свели ещё в елизаветинские времена и после этого обратили внимание на ближнее зарубежье. К 1660-м годам они уже не могли достать древесину в пределах так называемых Узких морей (Narrow Seas) — каналов между Великобританией и континентом, а также между Великобританией и Ирландией. Начались поиски корабельного леса в дальних странах.
Судостроение того времени было долгосрочным, нацеленным на будущее предприятием. Некоторые деревья высаживались, чтобы пойти в дело через 60 лет. Росли они не сами по себе, а в соответствии с нуждами судостроителей: иногда их форму преднамеренно искривляли, чтобы получить нужную деталь, и такие деревья имели большую ценность. Достигшее необходимого размера дерево поступало на верфь, где доводилось до кондиции, то есть сушилось, ещё два-три года. Такой подход был возможен только при наличии своих лесов. А вот они-то и закончились. Поэтому англичане обратили внимание на Балтику.
Поначалу английские комиссионеры скептически отнеслись к тамошнему дереву, считая его хуже английского дуба. Это предубеждение объяснялось разными факторами: плохой разведкой лесов в странах-экспортёрах, злоупотреблениями в судостроительстве (корабли нередко изготавливались из непросушенной древесины), коррупцией купцов, смешивавших хороший лес с гнилым. Из-за этого в 1705–1713 годах многие корабли начали гнить ещё до спуска на воду, прямо на стапелях.
Однако к 1740-м годам ситуацию удалось исправить. Были налажены системы отбора и контроля поставляемого леса, а комиссионерам пришлось признать, что балтийский дуб не уступает английскому. Одновременно росли и запросы. К примеру, на постройку 90-пушечного «Бленхейма» в 1761 году потребовалось 188 688 кубических футов леса (3773 лоада или 5343 м³), а на 100-пушечный «Роял Джордж» в 1756 году — 288 025 кубических фута (5760 лоадов или 8156 м³).
Балтийский дуб поставлялся из Швеции, Норвегии, Дании, Ганновера, Пруссии и Польши, а также из русской Прибалтики и Карелии. Мачтовое дерево закупалось в Норвегии, в русской Прибалтике и в Архангельске. Норвегия и Дания в 1755–1764 годах дали 4/5 всего мачтового дерева. На долю России пришлась пятая часть, но эта доля была очень важной: так называемая ель из Риги (fir of Riga — общее название для мачтового дерева из Прибалтики) была крупнее, прочнее и выше, чем норвежская, поэтому её ставили на корабли первого и второго ранга.
Примерно с 1770-х годов Россия перехватила у Норвегии первенство по поставкам сосны и ели, однако после 1807 года и начала Континентальной блокады англичанам пришлось отказаться от поставок из этих стран. Если в 1807 году из Балтии экспортировалось 200 000 лоадов (283 200 м³) древесины, то в следующем году — уже всего 25 000 лоадов (35 400 м³). Замену англичане нашли в Канаде и стали вывозить оттуда древесину ударными темпами: 27 000 лоадов (38 200 м) в 1807 году, 57 000 лоадов (80 700 м³) — в 1808-м, 90 000 лоадов (127 440 м³) — в 1809 году. Лес продолжал поступать и из Швеции, чьё участие в Континентальной блокаде было номинальным.
В 1801 году Британия импортировала древесины на 682 000 фунтов стерлингов, что составляло 2,14% от всего импорта. В 1810 году импорт древесины вырос до 808 000 фунтов, или 2,06% от всего объёма. Это были очень важные два процента — на них зиждилось благополучие всей империи.
Смола, дёготь и другие приправы
Для строительства кораблей нужна была не только древесина. Важнейшими материалами являлись смола и дёготь. Они поставлялись в Британию почти исключительно из Швеции, Финляндии и России, при этом шведская смола, которая называлась стокгольмской (Stockholm tar), считалась эталоном.
В судостроении применялось два вида водоотталкивающих смесей: «белое вещество» (white stuff) и «чёрное вещество» (black stuff). «Белое вещество» состояло из китового жира, сосновой смолы и самородной серы. «Чёрное вещество» представляло собой смесь смолы и дёгтя в пропорции 1:2. В середине и конце XVIII века «белое вещество» практически не использовалось. Почти все страны остановили выбор на «чёрном веществе» как из-за его дешевизны, так и из-за лучших водоотталкивающих качеств.
В 1703–1711 годах англичане попытались перейти на своего рода импортозамещение и заменить шведскую смолу американской. Однако качество последней отказалось столь плохим, что её остатки англичане спешно перепродали по дешёвке в страны Средиземноморья, а сами закупали смолу исключительно в Швеции, Финляндии и России. О роли Балтии в поставках смолы можно судить по следующим данным: с 1694 по 1794 год Англия потратила на закупку смолы и дёгтя в Швеции и Финляндии 84 681 фунт стерлингов, тогда как в Америке — всего 272 фунта.
Пенька также являлась стратегическим товаром, поскольку из неё производились канаты. Лучшей считалась российская. Именно поэтому её доля в поставках составляла 90 и более процентов. Вторым по объёму поставщиком являлась Пруссия, но на её долю даже в лучшие годы приходилось не более 6% поступавшей пеньки. Попытки закупать этот материал в Испании, Франции или американских колониях, чтобы слезть с российской «пеньковой иглы», оказались неудачными. Самым тяжёлым временем для англичан стал период Континентальной блокады. Они пробовали было заменить российскую пеньку на индийскую, канадскую, американскую и даже австралийскую, однако все они были и дорогими, и не столь качественными.
На 1807 год из России было вывезено пеньки на 639 507 фунтов стерлингов, в 1808 году — на 103 231 фунт стерлингов. Ещё примерно на 200 000 вывезли корабли под нейтральными флагами: вюртембергские, мекленбургские и т. д., перепродавшие затем эту пеньку Британии. В результате в 1810 году, несмотря на Континентальную блокаду, из России было вывезено пеньки на 752 000 фунтов стерлингов, две трети этого количества покинули страну под чужим флагом.
Ещё одним важным компонентом морской мощи Англии являлось производство пороха. Ключевыми ресурсами здесь были селитра и сера. Селитра (нитрат калия) главным образом экспортировалась из Индии, а сера поступала из Италии. Древесная зола сначала производилась в Англии, но позже само производство пороха перенесли либо в Индию, либо пользовались некондиционной древесиной для производства золы в метрополии. 94% селитры поставляла Ост-Индская компания, в основном из Бенгалии, где, согласно отчёту военного министра 1773 года, «селитры было очень много, и она была самой дешёвой в мире». Селитра из Индии по своим качествам превосходила европейскую, что дало англичанам настоящее преимущество в морских сражениях.
Железо в разные годы закупалось в Швеции, Испании, Америке и России. Импорт этого металла в Англию в 1806 году составлял 244 000 фунтов стерлингов, а в 1823 году — уже 455 000 фунтов стерлингов. Основная доля приходилась на шведское железо — 197 000 фунтов стерлингов в 1806 году. В 1770-х годах экспорт железа из Швеции сравнялся с экспортом из России. Однако даже второй сорт шведского железа по своим качествам превосходил первый сорт русского. Континентальная блокада практически не повлияла на эти поставки, поскольку шведы, напомним, участвовали в ней номинально.
В 1770-х годах британцы начали обшивать днища своих кораблей медными листами. Сразу же встал вопрос о поставках меди. Ситуация усугублялась тем, что норвежские шахты, которые ещё с XVII века поставляли в Англию этот металл, к 1770-м годам были выработаны. Пришлось вновь завязать поставки на Швецию. Однако у Англии были и собственные заброшенные медные шахты в Северном Уэльсе и Корнуолле, которые промышленники снова начали разрабатывать. Это снизило потребность в шведской меди, но всё же примерно 40% общего потребления металла импортировалось.
Стратегический поставщик
Балтика имела колоссальное значение для Британии, и на каждую попытку закрыть английским судам вход в Зунды правительство реагировало очень жёстко. Например, во время Второго вооружённого нейтралитета (1800–1801), заключённого между Россией, Данией, Швецией и Пруссией для защиты судоходства, английская эскадра Паркера и Нельсона напала на датский флот в гавани Копенгагена и заставила его капитулировать и выйти из союза с Россией. В 1807 году эскадра Гамбьера атаковала присоединившуюся к Континентальной блокаде Данию, обстреляла и сожгла Копенгаген, высадила там 25-тысячный десант и экспроприировала датский флот, просто-напросто угнанный в Англию. Целью этих операций было обеспечить английским военным и торговым судам беспрепятственный доступ на Балтику, поскольку именно тут Британия пополняла свои стратегические ресурсы, из которых строила флот.
В 1801 и 1807 годах англичане всерьёз рассматривали возможность нападения на Кронштадт или Ревель, дабы заставить Россию выйти из режима Континентальной блокады и продавать нужные Англии товары. В 1808 году английская эскадра адмирала Сомареца заблокировала русский флот в Балтийском порту, чтобы он не смог прервать поставки из Швеции. В том же 1806 году англичане аннексировали у Голландии её колонию на африканском мысе Доброй Надежды, желая обеспечить бесперебойные поставки селитры из Индии и отрезать от Европы французский Маврикий. Эти действия вполне вписывались в слова комиссионера Адмиралтейства Чарльза Миддлтона, который в 1786 году честно объявил:
«Любые производимые нашим флотом операции зависят только от пунктуальности и полноты поставок материалов, нужных для строительства флота, на верфи, и обеспечение этих поставок — главная и непременная задача любой войны и любой кампании на суше или на море».
Эти слова не были просто словами. Конкуренты по флотскому строительству безжалостно уничтожались либо низводились до уровня, близкого к нулю. К примеру, по условиям русско-английского торгового договора голландцы не могли напрямую закупать в России кораблестроительные материалы — только при посредничестве англичан. На Венском конгрессе в 1815 году Англия потребовала законодательно ограничить количество кораблей, которые Испания и Франция могут иметь в составе своих флотов. По завершении войны 1812–1815 годов англичане также попытались запретить США строить линкоры. В результате всех этих усилий в 1815 году Роял Неви численно был равен всем остальным девяносто трём флотам мира в совокупности.

Сергей Махов


https://warspot.ru/16340-ingredienty-angliyskogo-piroga
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Val
post Jan 30 2020, 09:34
Создана #112


Цензор
*************

Группа: Совет
Сообщений: 59775
Зарегистрирован: 19-March 04
Из: СПБ
Пользователь №: 15



По поводу упомянутой в статье пеньки ещё один текст того же автора:

Пеньковые интриги

Победы одерживают не только полководцы на полях сражений, но и государственные мужи на страницах торговых договоров, играя на нуждах своих экономических партнёров. Великобритания традиционно имела потребность в экспортном сырье: древесине, пеньке и железе. Не отставала от неё и Голландия — политическая союзница Англии и её же торговая конкурентка. В годы Северной войны (1700–1721) Пётр I сумел заключить с англичанами неплохую торговую сделку, продав им большую партию пеньки, и одновременно столкнуть их лбами со Швецией, своей главной противницей в долгом конфликте.
Английская нужда
До Северной войны британцы импортировали дерево и пеньку из Норвегии, Польши, Прибалтики, Германии и Швеции. Сами английские купцы чаще всего лесом не занимались: слишком мала была прибыль, колебавшаяся от 7 до 10% с судна водоизмещением 350 т и выше. В Англию лес привозили норвежские, датские, немецкие и шведские купцы. Поляки своё сырьё чаще всего продавали либо англичанам, либо посредникам: их торговый флот был микроскопическим. Но в 1704 году у побережья Англии и Шотландии вовсю развернулись французские корсары, которым к 1707 году фактически удалось организовать блокаду восточного побережья Великобритании. Несмотря на стоны Адмиралтейства, парламент не спешил выделять силы для защиты. Чисто английская прагматичность: грабят-то не английских купцов, а чужих. И эта прагматичность привела к тому, что в следующем году у Англии на складах фактически оказалось не более 3320 лоадов леса (132 800 м³) вместо требуемых 8000–11 000 лоадов (320 000–440 000 м³). Англичане попробовали было вывозить древесину из своих колоний в Северной Америке, но этому помешали два обстоятельства.

Во-первых, Адмиралтейство забраковало американский лес: он оказался подвержен «сухой гнили» (dry-rot). Это касалось и американского дуба, и американской сосны, что было видно по жёлто-красным проплешинам на коре. Почти весь лес был заражён грибками, питающимися сочными древесными каналами, из-за чего при сушке количество влаги в дереве уменьшалось, а грибки, чтобы эту влагу не упустить, размножались в геометрической прогрессии, выжирая дерево изнутри. Оставалась только красивая внешняя оболочка. Пни по такому бревну — и оно просто рассыплется в труху.
Во-вторых, вывозу сырья из Америки сильно противились колонисты. Они предложили правительству доверить строительство кораблей им, но делали это неумело, из сырого леса, при этом завышали цены, а результат их трудов был недолговечен.
На очередной сессии парламента в 1711 году лорды Адмиралтейства взвыли, уверяя, что им нужен балтийский лес либо дерево, не уступающее ему по качеству. И тут пришёл отчёт посланника в России Чарльза Витворта. Он утверждал, что Россия готова поставлять в Великобританию лес в любых количествах. К этому времени голландцы начали ходить уже не только в Архангельск, но и в Санкт-Петербург, налаживая тесные торговые связи с русскими. Несмотря на военный и политический союз, английские и голландские купцы были злейшими конкурентами, поэтому в головах у британских коммерсантов билась только одна мысль: «Как бы не опоздать!» Ушлые голландцы вовсю вывозили лес с Балтики и мало того, что удовлетворяли свои потребности в кораблестроении, так ещё и перепродавали этот лес англичанам по повышенным ценам.

Таким образом, в Англии осознание того, что с Россией надо не бороться, а сотрудничать, пришло не сверху, а снизу. Купцы уже оценили то, чего до сих пор не поняли британские политики: российские ресурсы — это топливо для английского развития. Вопрос был только в том, когда и правительство Британии начнёт извлекать выгоду для страны из сложившейся ситуации.

К тому же шведский король Карл XII, обиженный на Морские Державы после Полтавы и последующих событий, решил стукнуть Англию и Голландию по самому больному месту — по карману, задрав цены на пеньку и железо. Напомним, что первая покупка английских купцов железа у Демидова состоялась в 1715 году. Чуть ранее, с 1713 года, уральское железо стали покупать голландцы. В 1716 году железо стало стандартной статьёй русского экспорта — и это у страны, которая раньше железо покупала, пусть и в небольших количествах, в той же Швеции.
Российские возможности и международные обстоятельства
Вспомним ситуацию до Петра. На 1680 год в России насчитывалось шесть металлургических заводов: Тульский, Каширский, Алексинский, Звенигородский, Олонецкий и Липецкий. Общими усилиями эти предприятия давали в общей сложности 154 000 пудов (2525,6 т) чугуна и 51 000 пудов (836,4 т) железа в год. К этому добавлялись ещё кустарные производители, которые давали примерно 100 000–150 000 пудов (1640–2460 т) чугуна. Для сравнения, Англия производила 12 000 т железа в год, а Швеция — 59 000 т.
К 1713 году Пётр I уже имел одиннадцать казённых и шесть частных заводов, которые давали 350 000 пудов (5740 т) чугуна и 180 000 пудов (2952 т) железа в год. Эти показатели только росли. К концу царствования Петра Россия давала 815 000 пудов (13 366 т) чугуна и 376 000 пудов (6166 т) железа. К 1725 году Россия и Швеция стали основными поставщиками железа в Англию и Голландию. Таким образом, на конец 1713 года были созданы все предпосылки для торгового, военного и дипломатического союза между Морскими Державами и Россией.

Отметим ещё, что с 1712 года почти все страны на Балтике начали играть не просто в меркантилизм, а в протекционизм. К примеру, Дания с 1715 года ввела почти полный запрет на ввоз иностранных шерсти, шёлка, сахара и других колониальных продуктов. Эта мера совпала с переходом под королевскую руку Датской Ост-Индской компании: она дышала на ладан, и датский монарх надеялся таким способом вдохнуть в неё новую жизнь и обеспечить нормальный сбыт хотя бы в пределах Дании и Норвегии. С 1713 года Пруссия стала назначать квоты на экспорт сырой шерсти, а в 1718 году и вовсе запретила её вывоз, что крепко ударило по голландцам. Ограничив экспорт необработанной шерсти, прусский король одновременно запретил ввоз изделий из неё, что уже шарахнуло по Англии. В 1715 году Швеция начала принимать первые протекционистские законы, запретив или ограничив ввоз табака, чая, кофе, предметов роскоши и т. д., чтобы переориентировать потребителя на свои собственные товары.
В этом плане ко второй половине 1710-х годов Россия и для Голландии, и для Англии виделась не просто перспективным рынком, а вообще средством спасения. Именно поэтому, несмотря на все конфликты в политической сфере, английские и голландские купцы, открывшие для себя новую, балтийскую, Россию, упорно плыли в Петербург, Ригу, Ревель, Пернов и другие порты и закупались товаром доверху, параллельно сбывая продукты производства своих колоний. При этом торговое сальдо складывалось в пользу России и росло весь XVIII век.
И всё же положение России как торгового партнёра Морских Держав было ещё довольно шатким. Здесь главное было не ошибиться, не оборвать строящиеся отношения. Пётр решил эту проблему оригинально.
Царская хитрость
Итак, шведский король решил наказать за вероломство Англию, покупавшую в Швеции основной стратегический материал — местную пеньку, которая шла не только на строительство торговых судов, но и Королевского Флота. Зимой 1714–1715 годов Карл XII приказал свезти всю пеньку сначала в Стокгольм, а потом переправить в Карлскруну. Англичане, традиционно покупавшие пеньку в Швеции, в ноябре 1714 года прибыли в Штральзунд, где совершались основные торговые сделки, но их перенаправили в Карлскруну, где король объявил им двойную цену. Сделка сорвалась. Но тут неожиданно Адмиралтейству помог барон Чарльз Витворт, друг Петра I, британский посол и разведчик, резидент герцога Оксфорда.

Для начала немного цифр. В 1708 году Георг Датский определил потребность Королевского флота в пеньке — 1800 т в год. При средней цене закупки в 4 фунта за тонну траты на пеньку в год, как несложно посчитать, составляли 7200 фунтов. Однако с началом Северной войны и Войны за испанское наследство цены резко подскочили. Сначала Швеция и Польша, основные поставщики Англии, стали продавать пеньку по 7 фунтов за тонну. К 1709 году цена выросла до 11, а потом и до 14 фунтов. Более того, из-за разорения земель в Польше, Финляндии и Швеции получить нужный объём стало проблематичным. В 1714 году Карл XII назначил вообще заоблачную цену — 22 фунта за тонну.
В начале того же года Пётр I довёл до сведения английских и голландских купцов, что готов продать пеньки больше и гораздо дешевле, нежели Карл XII. Одновременно с этим царь своим указом запретил продавать товары иностранцам через Архангельск. По сути, торговой площадкой России с Морскими Державами осталась только Балтика.
Первым решился заключить контракт Уильям Апстелл, который послал в Санкт-Петербург четыре торговых корабля под командованием шкипера Джо Тейлора. Но все эти суда шведы перехватили и привели в Стокгольм. Короля можно понять: мало того, что бизнес рушат, так ещё и, торгуя с русскими, по сути признают территориальные захваты России, легализуют отобранные Ингрию, Ливонию и Эстляндию. Попытки других английских и голландских купцов прорваться в Петербург также не увенчались успехом. В результате в 1714 году англичане остались без пеньки, и это лето вошло в историю как кризисное — hemp crisis time.

Поскольку Пётр I прекратил торговлю с иностранцами в Архангельске, а Карл XII вовсе запретил продажу пеньки предателям-англичанам, надеясь нанести жестокий удар по Роял Неви, англичанам нужно было искать выход из ситуации. И они свой выбор сделали. 23 марта 1714 года отдел снабжения Роял Неви заключил с Россией контракт на поставку 1200 т пеньки (67% всех потребностей в год) по фиксированной цене — 6 фунтов (13 рублей серебром) за тонну. На плечи англичан легла и проблема самовывоза товара с петербургских складов. Пенька обошлась им в 7200 фунтов, плюс 5475 фунтов пришлось отдать за снаряжение конвоя и выплату жалований матросам и офицерам. Итого — 12 675 фунтов. Следовательно, стоимость одной тонны русской пеньки с учётом логистики составила 10 фунтов 12 шиллингов. Конечно, не так дёшево, как хотелось бы, но Карл-то просил 22 фунта, а поляки — 17!

Для того чтобы шведы не перехватили торговые корабли британцев, те снарядили эскорт под командованием адмирала Норриса. Таким образом, Англия де-факто вступила со Швецией в войну на стороне Петра.
Встречаются рассуждения, что доставка могла обойтись и дешевле. Англичане взяли в конвой суда водоизмещением примерно 300–350 т с максимальной осадкой не более 15 футов (4,5 м). Устье Невы и Финский залив мелководны, и на 15 миль (24 км) после устья нет глубин более 20 футов (6 м). В Роял Неви минимальный запас глубины составлял 5 футов (1,5 м), поэтому и взяли корабли с осадкой именно до 15 футов. В первый раз на незнакомом фарватере решили не рисковать и загружали суда до осадки в 12 футов (3,6 м). Пять самых крупнотоннажных судов направились в Ревель, шесть средних судов — в Ригу, которая всё-таки более глубоководна. 48 судов проследовали в Петербург. Остальные 12 кораблей пошли в маленькие русские порты: Выборг, Пернов, Нарву и т. д. Что касается голландцев, шедших вместе с конвоем (71 английское судно и 129 голландских), их мелкосидящие корабли почти в полном составе пошли в Петербург, ибо голландские торговые зерновозы для Балтики с осадкой более 12 футов не строились.

Таким образом, в 1715 году в Петербург и Ригу прошёл большой торговый конвой — 200 судов. Он и скупил столь нужную пеньку на корню.
Эта покупка имела далеко идущие последствия. Третий Лорд-Адмирал Чарльз Уоджер на основании заключений мастеров и экспертов по закупкам написал небольшую записку на имя Первого Лорда, где признавал, что привезённая из России пенька гораздо лучше шведской. А ежели она ещё и дешевле, то следует покупать только её и не тратить деньги на закупку этого товара в Швеции.
Итак, Россия вытеснила Швецию в вопросе поставок пеньки и до 1808 года снабжала Англию этим стратегическим товаром. Этой торговой интригой Пётр I втянул Англию в прямую конфронтацию со Швецией, что России было, безусловно, на руку. Что тут скажешь? Виват, Пётр Алексеевич!


https://warspot.ru/14577-penkovye-intrigi
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Антон Короленков
post Feb 2 2020, 10:02
Создана #113


Пропретор
*********

Группа: Пользователи
Сообщений: 2143
Зарегистрирован: 21-October 12
Пользователь №: 3939



QUOTE(Rzay @ Jan 21 2020, 20:09)
Впрочем многие фигуранты заговора 1801 года тоже во власть так и не попали – тот же Пален, его глава, который пожалуй при Павле мог подняться выше.
*


Было бы удивительно, если бы Александр возвысил цареубийц – слишком яркое напоминание о том, как пришел к власти, Панина и Зубовых тоже быстро задвинули, Талызин очень удачно помер уже в 1801 г., только Беннигсен и Уваров добились многого.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Val
post Feb 2 2020, 10:05
Создана #114


Цензор
*************

Группа: Совет
Сообщений: 59775
Зарегистрирован: 19-March 04
Из: СПБ
Пользователь №: 15



Немного напоминает историю того, как Брежнев, придя к власти, "задвинул" тех, кто сыграл важную роль в смещении Хрущёва.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Антон Короленков
post Feb 4 2020, 12:04
Создана #115


Пропретор
*********

Группа: Пользователи
Сообщений: 2143
Зарегистрирован: 21-October 12
Пользователь №: 3939



QUOTE(Val @ Feb 2 2020, 10:05)
Немного напоминает историю того, как Брежнев, придя к власти, «задвинул» тех, кто сыграл важную роль в смещении Хрущёва.
*



Вполне логично поступил, кому же кингсмейкеры под боком нужны.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Cahes
post Feb 12 2020, 14:34
Создана #116


Цензор
*************

Группа: Пользователи
Сообщений: 4527
Зарегистрирован: 31-May 14
Пользователь №: 4108



Любопытный разбор программ декабристов с точки зрения законотворчества
https://www.youtube.com/watch?v=zMOqf6Ekzds
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение

ОтветитьОпции темыСоздать новую тему
2 человек читают эту тему (2 гостей и 0 скрытых пользователей)
0 пользователей:
 

Упрощенная Версия Сейчас: 25th February 2020 - 14:48

Ссылки: